Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Анджей Вайда и Кшиштоф Пендерецкий «Моя задача — рассказывать правду»

24.09.2007 | Кантор Юлия | № 33 от 24 сентября 2007 года

Анджей Вайда:
«Моя задача — рассказывать правду»

Анджей Вайда и Кшиштоф Пендерецкий — Юлии Кантор 


Анджей Вайда — выдающийся польский режиссер. Родился в 1926 году. Его творчество отмечено множеством премий, включая специальный приз Каннского фестиваля (1957), «Оскар» (2000), «Сезар» (1982)

Ваш фильм «Катынь» — художественный. Насколько сильна в нем документальная основа, насколько он историчен?
Сценарий написан нашим известным автором Анджеем Мулярчиком. Документы — только начало, необходимая основа. Польский кинематограф не может, не должен пройти мимо этой темы. Есть фильмы о Варшавском восстании, о 1939 годе1, о восстании в варшавском гетто. И невозможно, чтобы Катынь не нашла отражения в художественном сознании. Если бы я не создал этот фильм, он все равно возник бы. Тем более трудна работа над ним. Я все это время отказывался от интервью, провел пресс-конференцию до начала съемок и просил журналистов воздержаться от вопросов до выхода фильма. Очень важно, чтобы они и зрители оценивали фильм, а не мои намерения Я очень хочу, чтобы фильм был показан у вас. Фильм ни в коей мере не направлен против России, он о том, как совершалось преступление Сталина. И о том, как раскрывается страшная правда. НКВД расстрелял в Катыни несколько тысяч польских офицеров, а ведь они могли принять участие в войне против фашистов. Я, конечно, изучал документы о катынском деле, переданные Россией. Это документы сталинского Политбюро, принимавшего решение о расстреле тысяч польских офицеров. Я читал то, что сохранилось от дневников и воспоминаний, найденных при эксгумации останков. Парижский журнал «Культура»2 опубликовал воспоминания жен наших расстрелянных офицеров. Это все и составило историческую базу. Можно было сделать документальный политический фильм, но зритель, польское общество ждут не этого: необходимо художественное осмысление, не искажающее исторической правды. Тем более что расстрелом в Катыни история не закончилась — еще были жены и дети. Как складывались их судьбы? Фильм и об этом. Я помню, мать рассказывала мне о Катыни — там погиб отец. Вообще в Польше практически нет семей, которых не коснулась бы Катынь.

Фильм в какой-то степени автобиографичен?
Нет, я избегал этого. В ленте пять новелл, пять сюжетных линий, которые пересекаются. В основе каждой подлинная история. Большая часть действия происходит в 1945 году, когда одни возвращаются, а другие — нет... Одну из главных ролей играет Сергей Гармаш, совершенно блестящий актер. Я познакомился с ним, когда ставил «Бесов» в «Современнике». Он играет советского офицера, спасающего вдову расстрелянного в Катыни поляка. Он прячет ее, когда ее должны арестовать после расстрела мужа.

На какую аудиторию вы рассчитываете?
Это трудный вопрос. Еще несколько лет назад не было интереса к прошлому, молодежь хотела смотреть только в будущее. Молодые актеры также. Но постепенно осознание того, что без прошлого нет будущего, произошло. И я хотел бы, чтобы «катынский» фильм посмотрела молодежь. Моя задача — рассказать правду. Уверяю вас, эта тема не кончится одним фильмом. Пожалуй, он только откроет ее.

НКВД расстреливал
узников Козельского,
Старобельского и
Осташковского лагерей

____________________________
1 В 1939 году в соответствии с пактом Молотова— Риббентропа Польша была разделена и перестала существовать как государство.
2 Популярный среди польской интеллигенции эмигрантский журнал, основанный знаменитым публицистом Ежи Гедройцем, выходил с 1947 по 2000 год.

Кшиштоф Пендерецкий:
«Это лучший фильм Вайды»


Кшиштоф Пендерецкий — выдающийся польский ком- позитор и дирижер. Родился в 1933 году

Ваш «Реквием», российская премьера которого состоится 26 сентября в Петербургской филармонии, звучит в фильме Анджея Вайды о Катыни. Но написан он существенно раньше?
Я писал «Реквием» 25 лет. Каждая часть посвящена какому-то событию в польской истории. Разумеется, по политическим причинам «Реквием» не мог быть исполнен в коммунистической Польше. Да, конечно, в нем есть и тема Катыни, вошедшая в киноленту. Я видел фильм сначала кусками, когда мы с режиссером обсуждали, какие именно фрагменты «Реквиема» использовать. И я еще тогда подумал, что это лучший фильм Вайды. Во всяком случае, мне сегодня так кажется. Эмоционально я был весь вовлечен... Катынская трагедия для меня, как и для многих тысяч поляков, автобиографична — мой дядя был расстрелян там. Он до 1939 года курировал во Львове военное министерство. Тона моей музыки к этому фильму густые, насыщенные, в основном темные, с обилием оттенков, отнюдь не монохромные.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.