Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

«Я снова проголосовал бы...»

09.06.2015 | Сергей Простаков, историк | № 19 (369), 8 июня 2015

Что сегодня думают те, кто писал Декларацию о государственном суверенитете РСФР, и те, кто за нее голосовал, о последствиях принятых в 1990 году решений
38-490-01.jpg
На Первом съезде народных депутатов РСФСР в Кремле, Москва, 19 мая 1990 года

12 июня 2015 года исполняется 25 лет со дня принятия Съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете — документа, заложившего основы Российской Конституции. Также распространено мнение, что именно Декларация дала старт распаду СССР.

С середины 1989 года стала активно обсуждаться «российская тема». Значительная часть интеллигенции и номенклатуры начали рассматривать РСФСР как альтернативу союзной власти. Борис Ельцин, вернувшийся в 1989 году в политику, поддержал лозунг о провозглашении российского суверенитета и сделал его ключевым в своей избирательной кампании в 1990 году.

Съезд сделал тему российского суверенитета главной в обсуждаемой повестке дня. Через месяц после обсуждений и согласований, 12 июня, подавляющим числом голосов была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР. Российские власти, став самостоятельным субъектом политики, заявили о пересмотре Союзного договора.

Этот день станет первым новым государственным праздником постсоветской России, который отмечается с 1992 года.

The New Times поговорил с людьми, составлявшими этот документ и голосовавшими за него. Собеседники NT через четверть века уверены в правильности сделанного тогда выбора. Некоторые из них на протяжении 25 лет были вынуждены развенчивать мифы, сложившиеся вокруг Декларации. Другие убеждены, что сегодня не стоит предъявлять какие-либо претензии авторам и сторонникам документа.

Это не была декларация независимости

38-100-01.jpgСергей Шахрай
В 1990 году — народный депутат РСФСР. Сегодня — проректор МГУ

Мое отношение к принятию Декларации не изменилось. Но четверть века мне приходится постоянно развенчивать мифы вокруг этого документа. Главный миф — мнение, что этот документ провозгласил выход России из СССР, запустил «парад суверенитетов».

Это не так. Текст документа был достаточно грамотным, хотя он создавался за месяц работы нового депутатского корпуса. В нем было сказано, что Россия — часть Советского Союза, и признавался приоритет союзного законодательства. Отдельно оговаривался пункт о едином гражданстве. Там не было ни слова о независимости. Речь шла о новом формате правового регулирования — распределении прав и обязанностей между Россией и Союзом. Можно сказать, что это была декларация о поддержке Советского Союза.

38-100-02.jpgАлександр Руцкой
В 1990 году — народный депутат РСФСР. Сегодня — член Общественного совета при Следственном комитете РФ

В этот период начался процесс реформирования Советского Союза. Существовало предложение реформировать СССР и превратить его в реальную федерацию. Республики, входившие в состав Союза, должны были стать субъектами этой федерации. Для этого нужно иметь определенный статус. Россия на тот момент его не имела, поэтому Декларация должна была ее наделить подобными полномочиями.

38-100-03.jpgСергей Станкевич
В 1990 году — народный депутат СССР. Сегодня — эксперт Фонда Анатолия Собчака

Россия в своем составе имела около 20 автономий. И они себя тоже чувствовали ущемленными. Условному Татарстану никто не мог ответить на вопрос: «Почему он — автономия, а Эстония — союзная республика?» Россия напоминала швейцарский сыр с 20 дырами автономий. В 1990 году оставалось только этот сыр доесть.

Декларация должна была не позволить это сделать. Она достроила российское государство, в котором не хватало нескольких деталей, чтобы предотвратить подобный распад. Декларация была направлена, прежде всего, на руководство автономий. Документ был построен на тезисе: «Мы — теперь Россия, и вам придется договариваться с нами».
38-cit-01.jpg
Экономический суверенитет

38-100-04.jpgРуслан Хасбулатов
В 1990 году — первый заместитель председателя Верховного Совета РСФСР. Сегодня — профессор РЭУ им. Плеханова

Когда мы принимали этот документ, то я внес в него существенные изменения. На выходе Декларация провозглашала не политический, а экономический суверенитет. Российская Федерация в СССР была ущемлена в возможностях влиять на социально-экономическую политику. Речь шла исключительно о том, чтобы дать российским властям подобное влияние на всесоюзном уровне: на размещение производства, на состояние трудовых отношений и так далее. Других целей принятый документ не преследовал. Мы никак в итоге не касались вопросов обороны, охраны границ, иностранных дел, международных трубопроводов. Мы даже на коммуникации, на связь никак не влияли в этом документе. Это был просто экономический план действий.

38-100-05.jpgАлександр Любимов
В 1990 году — народный депутат РСФСР, ведущий передачи «Взгляд». Сегодня — телепродюсер.

Были конкретная ситуация и условия. Страна с 1970-х годов вползала в стагнацию, она не развивалась. Мы до сих пор пожинаем плоды тех лет — у нас технологически отсталая экономика. Советский Союз залазил в колоссальные долги, которые уже затем Россия, нужно отдать должное руководству, выплачивала в одиночку. И тогда эти деньги не шли на совершенствование и создание инновационных технологий. Эти деньги просто проедались. Советский Союз был страной-пенсионером.

38-490-02.jpg
Первый съезд: Ельцин избран председателем ВС РСФСР, Москва, 29 мая 1990 года


Из-за кого распался СССР

Сергей Шахрай

Несправедливо говорить, что Декларация запустила процесс распада СССР. Начало этому положили совсем другие документы. В апреле 1990 года, 10 и 26 числа, Верховный Совет СССР принял два всесоюзных закона, которыми выравнял права союзных и автономных республик. Этими законами была легализована возможность вывода автономий из состава РСФСР. Вот кто запустил процесс распада СССР!

Это объясняет, почему фактически единогласно Съезд народных депутатов РСФСР проголосовал за Декларацию. Принятые на всесоюзном уровне законы разваливали Россию. Вот так было на самом деле. Все говорят о независимости, но это была попытка спасти Россию от развала.

Руслан Хасбулатов

Общая ситуация была такова, что наша Декларация сыграла предельно негативную роль. В какой-то момент наш опыт подхватили другие союзные республики, но в отличие от нас они не стеснялись вторгаться в вопросы обороны и внешней политики. Тем же занялись автономные республики в составе Российской Федерации. Насколько я помню, только Дагестан тогда не провозгласил своего суверенитета.

К распаду СССР я относился негативно и тогда, и сейчас. А в необходимости Декларации в том виде, в котором она появилась, я не сомневаюсь. Но все-таки, когда я увидел последствия этих событий, мне приходилось сожалеть о принятых тогда решениях.

38-100-06.jpgВиктор Шейнис
В 1990 году — народный депутат РСФСР. Сегодня — член Политического комитета партии «Яблоко»

Сейчас этот документ многие полагают первым шагом к развалу СССР. В известной мере он и стал шагом в данном направлении. Разработчики и сторонники Декларации воспринимали ее иначе. В их представлении это была прежде всего попытка преобразовать отношения с союзным центром, который все более переходил под контроль консервативных сил, тормозил демократические перемены. В этот процесс включились и другие республики, и Россия была не первой в их ряду. Другое дело, что принятие Декларации о суверенитете России — главной республики — имело особое значение, несопоставимое с подобными актами в других республиках. Теперь я думаю, что мы не вполне отдавали себе отчет в том, что параллельно с уходом из коммунизма происходил объективный и неотвратимый процесс распада империи.

Александр Руцкой

К моему глубокому сожалению, Советский Союз все-таки распался. Ни один из проектов реформирования СССР так и не был доведен до конца. Но спустя 25 лет, к счастью, формируется новое союзное государство — Евразийский союз. Мне кажется, в итоге удастся преодолеть наследие развала СССР.
38-cit-02.jpg
Это праздничный день

Сергей Станкевич

Это был хороший документ. Я его перечитываю время от времени. Вот как раз 12 июня еще раз это сделаю. Это праздничный день, его надо отмечать.

Виктор Шейнис

Хотя с 12 июня 1990 года прошло 25 лет, я и сейчас живо ощущаю атмосферу праздника, радость большого свершения, победы. Это было практически единодушное решение: за него проголосовали 907 человек, против — 13. Этот документ приняли восторженные люди, которые были убеждены, что им удалось выразить волю народа и продвинуть вперед страну. Мы смутно представляли последствия этого шага и не ведали, сколь труден и драматичен будет дальнейший путь.

Сейчас мое отношение к тем событиям далеко от восторга. И все же, если бы тот же выбор стоял передо мной сегодня, я снова проголосовал бы за этот документ.

Декларация для постсоветской России

Виктор Шейнис

Мы вводили в союзную политику отсутствовавший в ней ранее российский фактор. Ведь помимо утверждения суверенитета России документ содержал в себе важные положения о народе как источнике власти, о приоритете прав человека, о демократическом устройстве, о федерализме и уважении общепризнанных норм международного права. Положения, которые чуть позже вошли в Российскую Конституцию и которые образуют ее демократический и прогрессивный потенциал.

Александр Любимов

Сейчас время легкомысленных ответов на сложные исторические вызовы. Сейчас, когда страна сильно поменялась за последние 25 лет, у этих перемен находится много критиков. Но я не из их числа. Мое отношение к принятию в июне 1990 года Декларации осталось по-прежнему положительным.

Но сегодня эти подробности мало кого интересуют. Декларация о суверенитете РСФСР стала предметом критики. Сегодняшние государственные идеологи продвигают версию, что она была принята недальновидными и наивными людьми, в спешке, что привело к распаду Советского Союза.

Теперь бессмысленно искать ответ на вопрос «Что нужно было поменять в той реальности, чтобы снизить негативные последствия распада СССР?» Всегда найдутся люди при обсуждении этого вопроса, которые будут топтать репутации политиков, принимавших решения. Я не из их числа.

И сейчас рассуждать об иных альтернативах распада или нераспада страны нельзя. На мой взгляд, была только одна альтернатива принятым в тот момент решениям — кровавая гражданская война. Нечто подобное мы сейчас видим на Украине, но было бы гораздо тяжелее.

Фото: Дмитрий Соколов/Фотохроника ТАСС, Валентин Соболев, Дмитрий Соколов/Фотохроника ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.