Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Пропаганда

#Только на сайте

#Телевидение

Спорная аудитория

09.06.2015 | Леонид Рагозин | № 19 (369), 8 июня 2015

Основным источником информации для русскоговорящих жителей стран Балтии, согласно опросам, остаются российские федеральные телеканалы*. Поэтому еще в конце прошлого года в Брюсселе возник вопрос о создании альтернативы — на том же, русском языке. Пошло ли дело дальше слов — выяснял The New Times
44-490.jpg
Скриншот русскоязычной информационной программы «Сегодня» на латвийском телеканале LTV

Вопрос о независимом русскоязычном телевидении на территории Евросоюза зазвучал особенно остро после того, как Россия присоединила Крым и ввязалась в войну в Донбассе: и то и другое Москва мотивировала защитой русскоязычного населения — мол, «своих не сдаем». Война на Украине разразилась в тот момент, когда Латвия, страна с самой большой пропорцией русскоязычных в ЕС — более 30 % из двухмиллионного населения, — готовилась принять от Италии полномочия страны — председателя Совета ЕС (на полгода, с 1 января по 1 июля 2015. — NT). Тот факт, что не только миллионы крымчан и жителей Донбасса, но и, как показали исследования об отношении аудитории к украинским событиям, огромное количество русскоязычных жителей стран Балтии, полностью доверились инвективам кремлевской телепропаганды, — для европейских политиков стал неприятной неожиданностью. Элементарное проецирование ситуации в Донбассе на русскоязычные города Эстонии и Латвии, такие как Нарва и Даугавпилс, подстегнуло верхи Евросоюза к срочным поискам информационного противоядия.

Медиаоккупация

До событий на Украине мало кто готов был признать, насколько запущена ситуация. В течение двух десятилетий после падения коммунистических режимов в Восточной Европе страны Балтии не только не поддерживали развитие русскоязычных СМИ, но и подчас препятствовали этому. Например, в Латвии долгое время существовали квоты на вещание на негосударственных языках. Когда конституционный суд в 2003 году снял этот запрет, из-за равнодушия государства практически все русскоязычное медийное пространство оккупировали прокремлевские структуры.

Впрочем, советник министра иностранных дел Латвии Виктор Макаров не соглашается с тем, что русскоязычными латвийцами легко манипулировать. Например, их взгляды на, скажем, украинский конфликт сильно отличаются от взглядов россиян — однозначно поддерживают Москву в этом вопросе лишь около 40 %. Но фактическое отсутствие альтернативы не может не влиять на умы. «Люди либо не верят никому, либо склонны верить в то, во что им верить удобно: Россия — это сила добра», — говорит Макаров.

Латвийское общественное телевидение, LTV, сейчас вещает по-русски только 16 часов в неделю — на канале, в основном посвященном спорту. Это не оставляет ему никаких шансов в соревновании с дочкой российского Первого канала — «Балткомом», который перемежает программы из Москвы с местными новостями и пропагандистски заточенными политическими комментариями в стиле Михаила Леонтьева. Результатом равнодушия властей к проблеме стала полная сегрегация медийного пространства страны по языковому признаку. «Пятерка наиболее популярных каналов — абсолютно разная для латышско- и русскоязычных жителей Латвии», — говорит выпускающий редактор LTV Рита Рудуша.
44-cit-01.jpg
«Фабрика контента»

На волне украинских событий в Риге, Брюсселе и других европейских столицах развернулась бурная дискуссия, кульминацией которой стало заявление министра иностранных дел Латвии Эдгара Ринкевича о желательности создания русскоязычного телеканала в Европе. В интервью BuzzFeed он заявил, что речь идет «не об альтернативном источнике пропаганды, а об альтернативном нормальном европейском телевизионном канале с развлекательными программами и новостями, но с фактически верными новостями».

В январе 2015-го, когда Латвия уже взяла на себя бразды правления в ЕС, четыре страны — Дания, Великобритания, Литва и Эстония — выступили с совместным заявлением, в котором призвали Брюссель создать план действий по созданию альтернативных источников информации для русскоязычного населения. Практически одновременно правительство Нидерландов, десятки граждан которых погибли в сбитом над Украиной в июле 2014-го малайзийском «Боинге», вызвалось профинансировать исследовательскую работу по расширению русскоязычного вещания в Европе и странах «Восточного партнерства», в число которых входят Украина, Молдова, Белоруссия, Грузия и Армения. Провести исследование поручили базирующемуся в Брюсселе «Европейскому фонду в поддержку демократии», который призвал на помощь десятки ведущих медийных экспертов и исследователей постсоветского пространства.

Предварительные итоги исследования были обнародованы накануне саммитов ЕС и «Восточного партнерства», которые прошли в Риге 20–21 мая. Поводов для оптимизма, как оказалось, мало.

По словам участников экспертных дискуссий в Риге, практически с самого начала обмена мнениями стало ясно: мечтам о полноценном русскоязычном общеевропейском телеканале не суждено сбыться. Брюссель попросту не имеет возможности тратить на этот проект такие огромные деньги, какие крутятся в российском телевидении. Официальный бюджет Первого канала в 2013 году составил более € 0,5 млрд. Для сравнения: годовой бюджет Латвии не превышает семи миллиардов. А ведь есть еще столь же мощные «Россия» и НТВ. Не говоря уже о Russia Today (RT), который, вещая уже на многих языках, тратит в год 300–400 млн руб. Да что там информация и пропаганда! Бюджетов российских каналов с лихвой хватило бы для решения экономических проблем русскоязычных европейцев — так, чтобы они вообще никогда не оглядывались в сторону Кремля и Владимира Путина, который, как кажется многим из них, уверенно ведет Россию к мировому лидерству.

В результате эксперты пришли к первому и главному выводу: развивать новый телепроект на одной-единственной платформе нецелесообразно. Вместо этого они предлагают создать «фабрику контента», где производились бы программы и прочие материалы для телевидения и других видов русскоязычных СМИ. Кроме того, в перечне экспертных рекомендаций — создание центров инфообмена и обучения журналистов. Финансированием всех этих проектов займется фонд, в котором будут аккумулироваться средства от различных доноров, что позволит оказывать помощь не только государственным, но и коммерческим русскоязычным СМИ, а также любым стартапам.

В окончательном виде исследование будет представлено потенциальным странам-донорам в июне. После чего уже они будут решать, стоит выделять на новые проекты деньги или нет. Впрочем, чем дольше длится относительное затишье на Востоке Украины, тем больше спадает энтузиазм в европейских столицах относительно русскоязычных медиапроектов, — их перспективы пока неясны.
44-cit-02.jpg
Нацпроекты по-балтийски

Чувствующие себя наиболее уязвимыми перед лицом кремлевской пропаганды страны Балтии вынуждены действовать самостоятельно. Вперед вырвалась Эстония, которая намерена уже к сентябрю этого года запустить свой собственный русскоязычный телеканал. В его создании принимает участие переехавший в эту страну известный российский музыкальный критик Артемий Троицкий.

В Латвии же процесс застопорился. На волне первоначального энтузиазма регулятор общественного телевидения предложил создать полноценный русскоязычный канал на базе LTV. Но когда дело дошло до обсуждения конкретики, проект подвергся подозрительно синхронной атаке как со стороны прокремлевских русскоязычных СМИ, так и латвийских националистов, которые не желают слышать о возвращении русского языка в публичную сферу, и в результате был отодвинут на неопределенный срок, то есть фактически похоронен. «В среде медийных профессионалов накопилась серьезная фрустрация из-за нерешительности правительства в вопросе о русскоязычном канале», — говорит Рита Рудуша, выпускающий редактор LTV. 

…Тем временем на Украине, события вокруг которой и побудили страны ЕС задуматься о новых русскоязычных медиапроектах, та же тема нашла свое оригинальное отражение: на волне Майдана и войны в Донбассе в стране произошел взрыв русскоязычной (правда, не телевизионной) журналистики и блогосферы. Большинство новых СМИ рождается в интернете, многие из них вырастают из непрофессиональной гражданской среды. «Здесь рождается новый свободный русскоязычный дискурс, и он привлекателен не только для украинцев, но и для жителей Москвы, Риги и Лондона», — убежден украинский медиаэксперт Евгений Глибовицкий, один из создателей украинского Пятого канала и «Громадьске ТВ». По его словам, «остается лишь накопить критическую массу» в вопросах качества, объема контента и редакционных стандартов.

Правда, война и экономический кризис оставляют мало надежд на то, что это произойдет в ближайшем будущем. 

* В Литве за «распространение дезинформации, унижающей страну», теперь будут наказывать штрафом до 3 % месячного дохода. Поправки в закон приняты в дополнение к апрельскому решению сейма о трехмесячном запрете на ретрансляцию программ телеканала «РТР-Планета». Такой же запрет ввела и Латвия. Ранее на территории Латвии и Литвы было приостановлено вещание телеканала «НТВ-Мир». Кроме того, в 2013 году Вильнюс вводил трехмесячный запрет на трансляцию программ российского Первого канала.


Cправка NT

В общем списке языков, используемых на территории Евросоюза, русский занимает седьмое место: по данным социологической службы Eurobarometer, из 507-миллионного населения ЕС 1 % граждан считает русский родным, еще 5 % на нем говорят — это больше, к примеру, чем носителей турецкого или арабского языков.


Фото: ltv.lsm.lv


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.