Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Война

#Только на сайте

#Украина

Территория зверств

08.06.2015 | Алексей Кувшинов | № 19 (369), 8 июня 2015

Пытками и казнями военнопленных занимаются как боевики Донецкой и Луганской народных республик, так и представители украинских вооруженных формирований, в основном добровольческих батальонов.

Об этом говорится в свежем исследовании фонда Amnesty International «Сломанные тела». Организация приводит доказательства четырех казней украинских военных батальонами ДНР И ЛНР и свидетельства многочисленных пыток. В том, кто и как пытает и убивает на Донбассе, разбирался The New Times

20-490-01.jpg
Боец «армии ДНР», Марьинка, 4 июня 2015 года

Свидетельства убедительно доказывают, что и украинские вооруженные силы, и подконтрольные Киеву формирования, с одной стороны, и отряды сепаратистов, с другой, совершали военные преступления, такие как пытки лиц, взятых ими под стражу», — утверждают в фонде Amnesty International. Его эксперты опросили 33 бывших военнопленных, из которых 17 побывали в плену у боевиков ДНР и ЛНР (в докладе эти структуры названы сепаратистскими), 16 — у украинских добровольческих батальонов и у Службы безопасности Украины.

«Сперва пострадавших искали сами — через волонтеров с украинской стороны, через волонтеров и представителей местных властей в ДНР/ЛНР. После публикации отчета к нам пошли сами — достаточно много других людей, которые были подвергнуты пыткам или другому жестокому обращению, с обеих сторон», — рассказал NT исследователь Amnesty International Украина Красимир Янков. Злоупотребления в отношении пленных совершаются повсеместно, однако фонд выделяет формирования, отличающиеся особой жесткостью: со стороны ДНР и ЛНР это батальоны «Призрак» (его командир Алексей Мозговой был убит в конце мая) из Алчевска и батальон «Спарта», который возглавляет любимец официальных российских СМИ, «легендарный ополченец» Моторола, он же Арсений Павлов. Со стороны Киева беспокойство фонда вызвала деятельность бойцов запрещенной в России организации «Правый сектор».

Тайные объекты

Бóльшая часть пыток над пленными проводилась не в официально предназначенных для содержания под стражей местах, а на тайных объектах. «Призрак» удерживал людей в бывшем здании транспортной полиции в Алчевске, «Спарта» — на своем стрельбище рядом с донецким аэропортом, украинские добровольческие батальоны — в здании университета в Славянске и на железнодорожной станции Волноваха. В фонде заявляют, что украинские судьи, к которым попадали пленные, несмотря на явные следы пыток на их телах, не распоряжались о проведении расследования. Все бывшие пленные говорили, что физическое насилие прекращалось, как только они попадали в официальные места содержания под стражей.

Точных данных о количестве пленных у Amnesty International нет: стороны конфликта дают разные цифры, которые не совпадают друг с другом. Ситуация осложняется тем, что число формирований, которые могут насильно удерживать людей, огромно: это и Вооруженные силы Украины, и самопровозглашенные власти «народных республик», и нерегулярные вооруженные батальоны и с той, и с другой стороны. «Добровольцы» вообще никогда не называли точного числа пленных и места, где они содержатся. «Многие родственники до сих пор не знают, убиты их близкие или находятся где-то под стражей», — поясняют в фонде.

В плену у ДНР и ЛНР находятся украинские военнослужащие минобороны, члены украинских добровольческих батальонов и прокиевски настроенные жители Юго-Востока (либо те, кого сочли таковыми сами ополченцы). Украинские военные формирования берут под стражу боевиков ДНР и ЛНР и людей, которых опять же подозревают в помощи или просто сочувствии к «народным республикам». «Обе стороны вооруженного конфликта произвольно удерживают гражданских лиц, не совершавших никаких преступлений, вся вина которых заключается в том, что они разделяют политические или идеологические взгляды стороны противника», — констатируют в фонде.
20-cit-01.jpg
«Я сам о нем позабочусь»

Эксперты фонда описывают и конкретные случаи пыток и казней, эти фрагменты доклада полностью соответствуют его впечатляющему названию — «Сломанные тела». Мартиролог начинается с описания казни одного из украинских «киборгов», рядового 90-го батальона 81-й дисантно-штурмовой бригады Игоря Брановицкого. Он был взят в плен в ходе боев за донецкий аэропорт батальоном ДНР «Спарта». Его бойцы избивали украинцев и требовали признаться, кто же из них служил пулеметчиком (всего под стражу попали 11 военных), Брановицкий признался, после чего был избит еще сильнее, до того, что не мог двигаться. Ополченцы вызвали «киборгам» скорую помощь, но тут в помещение, где содержались пленные, вошел Моторола и уточнил, кому именно вызвали врача. Все указали на Брановицкого. «Я сам о нем позабочусь», — вспоминает один из очевидцев слова Арсения Павлова. После этого «легендарный ополченец», если верить докладу Amnesty International, два раза выстрелил в голову киборга. Также в боях за донецкий аэропорт был убит взятый в плен Андрей Гаврилюк, служивший в 95-й аэромобильной бригаде Вооруженных сил Украины. 20 января, когда бойцы ДНР и ЛНР взорвали аэропорт, военному были повреждены обе ноги, и он не мог самостоятельно передвигаться. Другой украинский боец, Остап Гавриляк, который также был ранен, говорит, что «ополченцы» ДНР стали грузить раненых украинцев в грузовик, но у них не было носилок, на которых можно было перенести Андрея Гаврилюка. «У них не было носилок, ничего, поэтому они не могли перенести его. Несколько секунд спустя я услышал три выстрела», — говорит военный. На видео в YouTube, которое разместили бойцы ДНР, Андрея Гаврилюка можно увидеть с огнестрельным ранением в середине лба.

«Имей совесть — они пленные»

Также свидетели рассказывают, что трое украинских военнослужащих были расстреляны в районе поселка Красный Партизан. Отряды ДНР атаковали блокпост с 25 украинскими военнослужащими, четверо солдат, в том числе Андрей Колесник и Альберт Саруханян, укрылись в канаве. Там они сидели до тех пор, пока один из «ополченцев» не пригрозил кинуть гранату. Один из уцелевших бойцов рассказывает, что дэнээровцы называли их «фашистами» и стреляли. «Вокруг нас были десятки людей, и каждый из них хотел стрелять. Там была девушка, примерно 25 лет, она стреляла в (наших) парней из снайперской винтовки Драгунова всего примерно с трех метров. По коленям, по легким. Она делала, что хотела», — вспоминает другой украинский военнослужащий. При этом один из бойцов ДНР ей сказал: «Имей совесть, они пленные, у них нет оружия, не надо так». Уцелели не все солдаты: Саруханян был убит после того, как сказал, что «сражается за Украину». Так же были расстреляны еще двое солдат.

Еще троих украинцев — Александра Бердеса, Василия Демчука и Павла Плацинского — захватили в плен в поселке Логвиново. На одном из видео, которые выложили в YouTube бойцы ДНР, солдаты еще живы и отвечают на вопросы, но на следующий день тела военнослужащих были найдены в лесополосе.

20-490-02.jpg
В Донецком аэропорту все еще находят тела погибших, 22 мая 2015 года

Подвиги добровольцев

Действия киевских добровольческих батальонов отличаются не меньшей жесткостью. В ноябре 2014 года в Волновахе бойцы запрещенного в России «Правого сектора» остановили автомобиль с тремя донецкими рабочими-строителями. В мобильнике одного из них, Андрея Мерзлика, боевики якобы обнаружили номера сепаратистов. После этого украинцы позвонили жене Мерзлика и, представившись ополченцами, спросили, поддерживает ли тот ДНР. Та, опасаясь за здоровье мужа, ответила, что поддерживает. После этого задержанных стали избивать, Игорю Бедному порвали паспорт со словами «Ты больше не украинец». Пленных даже показали по телевидению — как российских диверсантов. «Им нужно было показать каких-нибудь российских террористов, и мы подошли», — говорит другой задержанный, Александр Пинчук. Строители находились в плену пять дней, их избивали, душили, Пинчука даже пытались заживо закопать. Потом их вывезли на расстояние примерно 20 километров от Волновахи, вернули автомобиль и паспорта. «Он сказал мне, что его головой играли в футбол. Если бы ему вовремя не оказали медицинскую помощь, он мог умереть», — рассказал фонду лечащий врач Пинчука.

Один из бывших пленных рассказал Amnesty International о подвале около поселка Великомихайловка. По его словам, там находились в основном гражданские — задержанные за картинки в поддержку самопровозглашенных республик в мобильниках, участие в пророссийских акциях «Партии регионов»… «Они били людей прикладами по головам, систематически вымогали деньги у людей, которых содержали под стражей. Кроме того, они собирали с родственников пленных выкуп. Нам пришлось отдать им кредитные и дебетовые карты вместе с пин-кодами. Люди лишались всех сбережений», — вспоминает пленный.

Дмитрию Дирявке, задержанному бойцами одного из добровольческих батальонов, заявили: «Мы убьем тебя, и никто даже не заметит». «Они начали меня бить и стали стрелять. Пули так и свистели рядом с головой; теперь я не слышу одним ухом», — заявляет он. Одного из информаторов ДНР удерживали в Полтаве и пытали, подвесив на крюк и избивая.

Не лучше обращались с пленными и бойцы «народных республик». «После того как нас в количестве 110 человек привезли в подвал бывшего здания СБУ в Донецке, в течение первых нескольких часов били и допрашивали всех. Они искали командиров и местных жителей», — объяснял бывший пленник из батальона «Донбасс». Он добавляет, что во время первых суток плена, его охраняли военнослужащие российских войск.
20-cit-02.jpg
Ополченцы били пленных, которые отказывались наступать на украинский флаг, лежащий на пороге, за фотографии с Евромайдана в ноутбуках и телефонах. ДНРовцы задерживали и женщин, например, Оксану Свирид, у которой нашлись как раз-таки фотографии с Евромайдана. В заключении она находилась 11 дней. Василию Козаку, который помогал украинским войскам продуктами и одеждой, в плену проломили череп.

Пресс-секретарь запрещенной в России организации «Правый сектор» Артем Скоропадский заверил Amnesty International, что на базе организации пленных удерживают максимум неделю, а информацию о жестоком обращении с пленными он опроверг. Также фонд направил запрос в Генпрокуратуру Украины по правовым основаниям участия этой организации в войсковых операциях и удерживанию пленных, но ответа на него не получил.

Фонд рекомендует украинским властям и властям самопровозглашенных республик принять меры по недопущению пыток: уволить виновных в них, обеспечить безопасность свидетелей, гарантировать расследование всех случаев пыток и казней. Amnesty International призывает международные организации отправить на Юго-Восток своих наблюдателей. Призыв приобретает особенную актуальность именно сейчас, когда военные действия на Донбассе возобновились.

Обращения по поводу пыток и казней идут только со стороны Украины, несмотря на большое количество беженцев с Донбасса в России, — часто рассказы о злоупотреблениях появляются в сюжетах федерального ТВ. Однако, как заявил NT глава российского представительства Amnesty International Сергей Никитин, доклад готовился в основном украинским филиалом фонда. «Беженцы с Юго-Востока Украины к нам не обращались», — пояснил он.

Также не было обращений в «Комитет против пыток», об этом NT рассказал его представитель Дмитрий Утукин. «Мы располагаем информацией только из СМИ, жалоб на действия украинской армии, членов запрещенной в России организации «Правый сектор», народных республик конкретно к нам не было», — пояснил он. 

Фото: Mstyslav Chernov/AP Photo, Igor Tkachenko/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.