Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

#Опросы

Запрос на развал

07.06.2015 | Андрей Громов | № 19 (369), 8 июня 2015


Почему треть населения страны хочет, чтобы донецкие боевики стали российскими политиками

06-490.jpg
Сгоревшая бронетехника на обочине автострады пугает далеко не всех, Луганская область, 2 мая 2015 года

По результатам свежего опроса «Левада-Центра» треть населения страны вполне положительно относится к перспективе прихода бывших или нынешних руководителей Донецкой и Луганской народных республик в российскую политику.

Вроде бы ничего удивительного или неожиданного: за последние полтора года все привыкли к тому, что люди в массе своей поддерживают народные республики Донбасса и вообще любую пророссийскую (иными словами, одобренную телевизором) эскалацию на Украине. Но в опросе речь шла вовсе не об Украине, а о России. То есть треть населения не просто одобрила действия людей, противостоящих антироссийской хунте в соседней стране, а выразила свой внутрироссийский политический запрос.

Что это за запрос? Какое восприятие реальности значимой частью населения он отражает?

Есть три главных месседжа, жестко увязанных в массовом сознании с народными республиками Донбасса и их лидерами. (Тут, кстати, следует пояснить, что под лидерами люди понимают не только гражданских руководителей, но и постоянно мелькающих по телевизору полевых командиров.)

Первый: они одобрены российской властью, поддерживаются ею и поддерживают ее. Собственно, это один из главных сигналов, который идет из телевизора.

Второй: они свои. Такие же, как и простые люди. Да, они поддерживаются властью, но в сознании населения с ней не связаны и не являются частью властной вертикали.

Третий: разрушенные города и поселки, обстрелы из «Градов» жилых кварталов, гибель людей, тяжелая участь беженцев... Именно это россияне ежедневно видят в телевизоре и читают в интернете в связи с Донбассом. Безусловно, в сознании людей причиной всего этого является Майдан, козни Америки, озверевшие банды «бендеровцев». Но какие бы превращения ни происходили в их сознании — «Русская весна» для них накрепко увязана с радикальным разрушением всех форм привычной жизни. И это очень важно.

Получается, что когда люди одобряют активное участие деятелей ДНР и ЛНР в российской политике, они так или иначе отражают в том числе и свой запрос на дестабилизацию, на разрушение форм привычной жизни. И не где-то там на Украине, а здесь, в России.

И этот самый запрос на дестабилизацию — одно из главных следствий украинских событий для России. Недовольство значимой части населения устройством российской жизни нашло выход не в попытке изменить ее — это воспринимается как нечто принципиально невозможное, а в стремлении ее разрушить.

Мы привыкли уже к тому, что все социологические опросы регулярно демонстрируют лояльность населения к власти и ее действиям. Но что за всем этим стоит? Чего хочет от власти большинство, которое власть поддерживает?

В правильном ли направлении идут дела в стране? «Да», — отвечают 60% населения. Во всяком случае, так выходит по данным свежего опроса «Левада-Центра». 23% считают, что «события ведут нас в тупик», а остальные 17% затруднились с ответом. Такая картина держится уже больше года — с весны 2014-го. А до того картина была совсем иной — половина на половину. Пик недовольства — даже не декабрь, а август 2011 года — 36% на 44% в пользу тех, кто воспринимает развитие страны как тупиковое.
06-cit-01.jpg
Казалось бы, такой рост числа одобряющих действия властей легко объяснить: «Русская весна», пропагандистская машина, «крымнаш» и так далее. Но вот, например, в ежегодном исследовании Фонда «общественное мнение» (ФОМ) «Итоги и ожидания» есть вопрос: «Был ли уходящий год для России лучше или хуже предыдущего?» Данные по этому вопросу удивительным образом коррелируют с «рейтингами одобрения». Пик удовлетворения прошедшим годом — декабрь 2011-го (только 15% посчитали этот год хуже прежнего), пик недовольства — декабрь 2014-го (число людей, посчитавших, что все ухудшилось, выросло с 23% до 39%, при этом только 18% увидели улучшение). Получается, чем хуже жизнь обывателя, тем правильнее, с его точки зрения, развитие страны. Чем правильнее развитие страны, тем хуже в ней жизнь. Как ни крути, а что-то не так с этой новой лояльностью.

Эта перевернутая логика — не показатель безумия российского населения, а естественное следствие функционирования путинской системы. Установив полный контроль над экономическим, политическим и информационным пространством, наращивая экспансию в пространство частное, российская власть окончательно утвердила себя как тотальную, внеположную и необоримую силу, которую нельзя ни отменить, ни изменить. Люди приняли это как данность, сработала элементарная прагматика: если что-то нельзя изменить, это надо принять. Однако недовольство граждан устройством жизни и своим положением в ней никуда не исчезло. Оно трансформировалось. Если нет возможности некатастрофических изменений (российская власть, ее пропагандистская и силовая машины очень убедительно это показали), значит, естественный выход из возникающей ситуации неудовлетворенности — растущий запрос на дестабилизацию и разрушение.

Именно этот запрос предъявляют к миру и власти те, кто был бы не против увидеть донецких боевиков в роли российских политиков. И чем больше воли власть проявляет к разрушению и дестабилизации, тем сильнее они ее поддерживают. Получается, что стабильность власти все более оказывается связанной с тем, насколько власть сможет удовлетворить запрос на дестабилизацию ситуации. Куда завалится эта конструкция, можно только предполагать, но нет сомнений в ее полной неустойчивости. 

Фото: Николай Корешков/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.