Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Процесс

#Только на сайте

#Приговор

#Терроризм

#теракты

Милость к падшему

26.05.2015 | Лариса Саенко | № 17 (367), 25 мая 2015

Решение коллегии присяжных федерального окружного суда Бостона о высшей мере наказания для Джохара Царнаева всколыхнуло штат Массачусетс: здесь все хотят справделивости и почти все — против смертной казни
36-490-01.jpg
Адвокат Царнаева Джуди Кларк на фоне пикетчиков с плакатами «Смертный приговор — это убийство», Бостон, 15 мая 2015 года

В последний раз в штате Массачусетс казнили в июне 1947 года — гангстеры Филипп Беллино и Эдвард Герстон распрощались с жизнью на электрическом стуле за преднамеренное убийство девятнадцатилетнего морского пехотинца. Уже спустя четыре года был принят «акт о помиловании», отменяющий определение наказания по принципу «смерть за смерть», оставив исключение только для убийств, связанных с изнасилованием. А в 1984 году Верховный суд штата Массачусетс постановил: смертная казнь противоречит конституции США. Однако Джохара Царнаева судили по федеральному законодательству. 15 мая 2015 года он был приговорен к смерти судом Бостона, исходя из единогласного мнения всех 12 присяжных* * Решение о смертном приговоре для Царнаева было возможно только в случае консенсуса среди присяжных. .

— Узнав об этом решении, я был в шоке: среди двенадцати человек не нашлось ни одного, кто не может принять «узаконенного убийства»? И это в нашем штате, который так отличен своими либеральными традициями от остальной Америки?! — не скрывает разочарования писатель Том Кин, в прошлом законодатель Бостонcкого городского совета.

Земля Массачусетса в свое время приютила первых колонистов, подарила Америке День благодарения и Гарвардский университет, стала колыбелью революции за независимость от Британской короны, взрастила борцов за отмену рабства. Уже в новом тысячелетии «Штат заливов» стал первым штатом в США, признавшим в 2004 году законным право на однополые браки.

Том Кин считает приговор Царнаеву вполне предсказуемым: «Ведь в присяжные отобрали только тех, кто дал клятву, что признает высшую меру наказания». Однако, по мнению писателя, это «странная выборка»: «В Бостоне около 80% населения выступают против смертной казни в принципе, а по делу Джохара Царнаева этот процент и того выше — ведь он едва достиг совершеннолетия».
36-cit-01.jpg
Крик души

В отличие от Массачусетса высшая мера наказания для бостонского террориста остальной Америкой была встречена одобрительно: 51% населения по-прежнему поддерживает казнь как высшую меру наказания. Гибель восьмилетнего Мартина Ричарда, истекшего кровью на руках отца в апреле 2013 года от бомбы, оставленной у зрительской трибуны Джохаром, казалось, взывала к возмездию. На знаковом фото, обошедшем все американские СМИ, ребенок держал изготовленный своими руками транспарант — «Нет — людской боли!» и «Мир» с пририсованным сердечком. Смерть невинного ребенка была самым мощным логическим и эмоциональным аргументом государственного обвинения, требовавшего высшей меры для террориста. Однако даже семья Ричард, пострадавшая от терактов как никто другой, — сестра погибшего Мартина лишилась ноги, мать почти ослепла, — до вынесения приговора заявила, что не хочет смерти для Царнаева. Она просила федеральную прокуратуру отозвать свое требование о смертной казни, ограничившись пожизненным заключением.

«Ответчик убил нашего 8-летнего сына, искалечил 7-летнюю дочь и украл часть нашей души. Мы знаем, что у правительства есть основания требовать для него смертной казни, но такое наказание вызовет долгий процесс апелляций, напоминая о самых тяжелых наших днях, что лишь продлит наши страдания», — мотивировали Дениз и Билл Ричард свою просьбу об отзыве требования о смертной казни для Царнаева. И далее: «Мы думаем, что двое наших уцелевших детей не могут расти с бесконечным болезненным напоминанием о перенесенном. Для нас история Бостонского марафона 2013 года должна стать олицетворением стойкости духа и сплоченности этого великого города, а не того, что хотел продемонстрировать и совершил подсудимый… Мы почувствуем облегчение, лишь когда он исчезнет с газетных полос и экранов телевизоров».

«Успокойте наши мучения, отзовите смертный приговор» — так газета Boston Globe озаглавила открытое письмо Ричардов, не пропустивших ни одного заседания по бостонскому теракту.

Писатель Том Кин убежден, что услышав этот крик души, присяжные вынесли бы другой приговор. Но они не имели права ни читать газет, ни смотреть телевизор в течение всех этих месяцев процесса.

— Даже те, кто пострадал от теракта, оказались выше того, что требовало правительство — «Смерть за смерть!» — сокрушается Том Кин, истинный сын либерального Бостона.
36-cit-02.jpg
Царнаев, Сакко и Ванцетти

Процедура обжалования приговора и оформления всех процедур занимает в США в среднем 14 лет. Преступники, которых казнили в нынешнем году, получали отсрочку приговора на срок от 11 до 28 лет, как 57-летний Роберт Лод, который был приговорен к смерти за убийство одного-единственного человека* * В 2015 году в США в очереди на казнь по всем преступлениям числятся 20 человек, 17 из них исполнение приговора отсрочено по причинам апелляций в различные инстанции. Ближайшая казнь в Америке назначена на 3 июня для техасца Лестера Боуэра. Этот 67-летний заключенный провел за решеткой 30 лет, после того как был признан виновным в убийстве четырех человек при попытке похитить частный самолет из ангара. (см. справку на полях). Все это значит, что Джохар Царнаев еще долго не будет вычеркнут из памяти Бостона и его жертв, выпуски новостей еще долго будут пестрить заголовками о его апелляционной одиссее, годами сыпя соль на раны семьи Ричард и многих других, чьи жизни были изранены взрывами двух самодельных бомб. Так, во всяком случае, считает Джеймс Руни, президент общественной организации «Граждане Массачусетса против смертной казни» — самого первого в истории оппонента высшей меры наказания. Поводов для апелляции в высшие инстанции у защиты Царнаева будет достаточно — начиная от места проведения процесса в Бостоне, где молодой террорист не мог рассчитывать на непредвзятое рассмотрение своего дела, до отбора состава присяжных.

Бостонские эксперты вспоминают прецедент — суд по делу о кровавом теракте в Оклахоме в апреле 1995 года. Взрыв заминированного автомобиля, произведенный ультраправыми радикалами Тимоти Маквеем и Терри Николсом, был по замыслу террористов актом возмездия за осаду силами Национальной гвардии религиозной секты «Ветвь Давидова» в Уэйко, где погибли 82 члена секты, в том числе более 20 детей. Процесс в итоге был перенесен из Оклахома-Сити в Денвер, поскольку потрясенные трагедией местные жители не могли гарантировать беспристрастности, как того требует американская Фемида. Защите же Джохара Царнаева отказали в переносе места рассмотрения, сославшись лишь на одну из норм, — суд должен вершиться по месту совершения преступления.

Кстати, организация «Граждане Массачусетса против смертной казни» была создана в 1928 году на волне протеста в Бостоне против приговора известным активистам левого рабочего движения — анархистам Николо Сакко и Бартоломео Ванцетти, именами которых в СССР называли фабрики, заводы и улицы. Их имена, впрочем, носят улицы и в «штате заливов». Громкий процесс над Сакко и Ванцетти, обвиненными в двойном убийстве с целью ограбления инкассаторской машины, не убедил публику в их виновности. Ни один, ни другой своей вины не признали, хотя их алиби оказались не подтвержденными. Смертный приговор, показавшийся политически мотивированным, всколыхнул волну возмущения, прокатившуюся по всему миру. Сам Бостон был настолько взбудоражен, что властям приходилось применять силу при разгоне протестов. История не забыта: в 1977 году, через 50 лет после казни Сакко и Ванцетти, тогдашний губернатор штата Массачусетс Майкл Дукакис посмертно реабилитировал их.

— Параллель между приговорами этим анархистам и Царнаеву очевидна: Джохар, так же как и они, был иммигрантом в первом поколении, приехал в Америку подростком и также был носителем протестной идеологии, — полагает Том Кин. — Тот исторический процесс дал нашему штату прививку в отношении наказания смертью.

В отличие от выходца из России, итальянские борцы за права бедноты не обагрили рук кровью ребенка и женщины. «Да здавствует анархия!» — воскликнул на электрическом стуле Сакко. «Всем вам прощаю», — сказал Ванцетти.

Джохар Царнаев на своем процессе не проронил ни слова. Не приемлющие казни бостонцы не хотят видеть этого человека в венце мученика. 

36-490-02.jpg
Zoom.jpg



Как выносили приговор

Процедура определения меры наказания Джохару Царнаеву на бостонском процессе не была дилеммой между «казнить» или «миловать». Все упиралось в юридические тонкости: 12 присяжным раздали анкеты на 24 листах с вопросами по каждому из 17 пунктов обвинительного заключения, предусматривающего смертную казнь. Присяжные должны были поставить галочку в одном из трех вариантов ответов под каждым из этих пунктов:

1. Мы единогласно убеждены в том, что данный факт без веских сомнений был доказан в связи со всеми остальными пунктами. 2. Мы не убеждены единогласно в том, что данный факт был доказан без веских сомнений в связи с остальными пунктами. 3. Мы единогласно убеждены в том, что данный факт без веских сомнений был доказан в связи со следующими пунктами (полагалось внести их в анкету).

После 15 часов совещания присяжные достигли консенсуса по шести пунктам, при том что для казни достаточно было бы и одного. При принятии решения присяжные должны были взвесить как все смягчающие обстоятельства, которые в течение двух недель представляла защита Царнаева, так и отягчающие, приведенные стороной обвинения и ее свидетелями. Прокуроры настаивали на том, что Джохар замышлял и планировал преступление, принимал решение и действовал самостоятельно, а оставляя бомбу в рюкзаке, видел, что жертвами взрыва станут дети. 11 из 12 отягчающих факторов, приведенных обвинением, были признаны жюри бесспорно доказанными. Со смягчающими обстоятельстами — дескать, Джохар находился под влиянием старшего брата и в своем роде сам был жертвой навязанного ему радикального исламизма, — согласились лишь трое присяжных.

В пользу Царнаева свидетельствовали пятеро родственников и несколько школьных учителей, которые уверяли, что Джохар был хорошим учеником. Тетя из России вспомнила, как маленький Джохар всплакнул, сопереживая героям диснеевского мультфильма «Король Лев». Но присяжных этот факт не тронул за душу — чаша отягчающих обстоятельств перевесила.



Где, как и когда казнят

Смертные приговоры по федеральным преступлениям приводятся в исполнение в специальной тюрьме Терре-Хот штата Индиана. Приземистые железобетонные корпуса отделения для смертников рассчитаны на 1480 человек. Заведение вошло в историю тем, что в 1943–1944 годах здесь проводился эксперимент по лечению гонореи в приближенных к военно-полевым условиях по заказу минобороны. Заключенные подвергались заражению через прививки за оплату в $100.

Приговоренному к высшей мере наказания предписаны три укола — первым вводится обезболивающий или релаксирующий препарат. Затем следует введение панкурония бромида, который парализует казнимого. Последним вводится калия хлорид, останавливающий сердце. Исследователи Корнелльского университета утверждают, что человек все равно чувствует боль, однако не может это выразить, поскольку охвачен параличом.


Фото: Brian Snyder/ REUTERS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.