Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

#Терроризм

«Исламское государство»: секретные файлы и очевидные истины

26.05.2015 | № 17 (367), 25 мая 2015

Боевики «Исламского государства» (ИГ) захватили древний сирийский город Пальмира, а за сутки до этого — Рамади, административный центр стратегически важной иракской провинции Анбар, граничащей с Сирией.

Военные успехи ставят вопрос о структуре и механизме принятия решений в группировке, способной не только противостоять ударам сил западной коалиции, но и расширять зону своего влияния. Журналы Der Spiegel (ФРГ) и The Atlantic (США) провели собственные расследования на эту тему. The New Timеs публикует изложение эксклюзивных материалов, проливающих свет на тайны создания и истинные цели ИГ

40-490-01.jpg
Военный парад ИГ в провинции Западный Анбар в честь взятия города Рамади, 18 мая 2015 года

«Неприветливый. Учтивый. Вкрадчивый. Внимательный. Сдержанный. Скрытный. Непроницаемый. Злодей». Cирийские повстанцы описывали его по-разному. Никто толком его не знал. Даже застрелившие его в январе 2014-го в Телль-Рифъате (Сирия) не знали своей жертвы — лишь позже выяснилось, что это был главный стратег «Исламского государства».

Его настоящее имя — Самир Абд Мухаммад аль-Хлифави — не было известно никому, а псевдоним — Хаджи Бакр — знали очень немногие. Отставной полковник разведки ВВС Саддама Хусейна, годами секретно руководивший деятельностью ИГИЛ (название ИГ до лета 2014 года. — NT), избегал публичности.

Хаджи Бакр был вовсе не исламистом, а националистом, хорошо образованным военным стратегом, озлобившимся и безработным после роспуска армии в 2003 году. Тогда американское руководство росчерком пера обратило множество опытных офицеров-cуннитов в своих злейших врагов. Спустя какое-то время Бакр ушел в подполье и познакомился в Восточном Ираке с Абу Мусабом аз-Заркави, иорданцем, ранее руководившим в Афганистане тренировочным лагерем международных террористов. Он был известен как религиозный фанатик и вдохновитель атак на ООН и войска США, и даже сам лидер «Аль-Каиды» Осама бен Ладен считал его чересчур радикальным.
40-cit-01.jpg
Со временем Бакр стал одним из военных лидеров Ирака, провел два года в американских тюрьмах «Кэмп-Букка» и «Абу-Грейб», пережил волну арестов и нападений американских и иракских спецотрядов и в 2006 году создал предшественник ИГИЛ — «Исламское государство Ирак». Вместе с ним группировкой руководили несколько человек, включая бывших офицеров разведки, вместе с которыми они и захватили власть в узком кругу джихадистов.

Внутреннее устройство ИГИЛ было тайной, пока после гибели Бакра не обнаружились документы с подробным описанием механизма этого «государства». По сути, речь шла о руководстве по созданию наиболее успешной террористической армии современности. Из документов Бакра впервые была получена информация о руководстве ИГИЛ, о занятых в нем бывших членах правительства Саддама Хусейна, а также о подготовке переворота в северной Сирии, предварявшего продвижение группировки в Ирак.

40-490-02.jpg
Отцы-основатели ИГИЛ — его лидер халиф Абу Бакр аль Багдади (слева) и главный стратег Хаджи Бакр

Все как у Штази

История возникновения этих документов берет свое начало в 2012 году, с приезда иракца Хаджи Бакра в Сирию с намерением подчинить ИГИЛ как можно больше сирийских территорий, а затем начать наступление на Ирак.

Своей базой Бакр выбрал город Телль-Рифъат, к северу от Алеппо, не случайно. Побывав на заработках в странах Персидского залива, большая часть его населения вернулась на родину, заразившись радикальными взглядами. К 2013 году Телль-Рифъат стал основным бастионом ИГИЛ. Именно там Бакр создал схему постепенного захвата сирийских деревень и разработал структуру командования аппарата внутренней безопасности.
40-cit-02.jpg
Документы Бакра содержали также подробную схему разведки ИГИЛ, сравнимой с печально известной спецслужбой бывшей ГДР Штази. Новобранцы для ИГИЛ вербовались под прикрытием исламского миссионерского центра «Дават». Их задача заключалась в шпионаже и получении информации о жителях своей деревни. Вычислить влиятельных людей, отследить их доходы, следить за повстанцами и доносить о нарушениях законов шариата — для дальнейшего шантажа годились любые прегрешения: от сексуальной ориентации до мелких правонарушений. Для получения информации некоторые бойцы даже женились на девушках из влиятельных семей. В зоне особого внимания были все данные о деревенских имамах: их прошлое, семья, религиозные настроения, размер и источники дохода, отношение к джихаду. А сторонников демократии бойцы «прорабатывали» с особой тщательностью.

Таким образом была создана шпионская сеть, состоящая не только из ветеранов иракской разведки, но и из простых противников сирийского режима, порой не достигших еще и 18 лет.

Помимо разведки в документах Бакра описывались и другие вопросы: финансовая структура ИГИЛ, уровень образования его членов, источники медпомощи, средства связи и передвижения. Однако ключевыми темами оставались шпионаж, убийства и похищения жителей. При этом особо интересна сама структура этого шпионажа. В каждой деревне был назначенный Бакром эмир, отчитывающийся перед вышестоящим руководителем. Была создана такая иерархия и такая система соподчинения, основанная на страхе перед командованием, что ИГИЛ могло держать под контролем всю сеть, на всех ее уровнях. Все были повязаны взаимной ответственностью сверху донизу, никто не мог скрыться от взгляда «большого брата». Впрочем, Бакр тут обошелся и без фантазий Джорджа Оруэлла — ему хватило собственных знаний о принципах работы вездесущего аппарата безопасности Хусейна, когда никто, даже генерал разведки, не мог быть уверен в том, что за ним не следят.

40-490-03.jpg
Боевики ИГ ведут огонь близ Пальмиры (Сирия), май 2015 года

Захват Сирии

В планах Бакра не было ни слова о религии. Разумеется, он не мог не понимать: вера — серьезный аргумент, но сама по себе она мало что значит, пока не превратишь ее в инструмент для достижения своих целей. Поэтому еще в 2010 году официальным лидером ИГИЛ был назначен Абу Бакр аль-Багдади, эмир и халиф, призванный придать группировке религиозный облик. До поры до времени организация набирала силу в подполье, готовила террористические атаки, промышляла вымогательством. Именно восстание против диктатуры Башара Асада в 2011 году открыло ей дорогу в Сирию. Система повсеместного контроля государства сдавала свои позиции, оставляя после себя уязвимую страну, которая стала легкой добычей для железно организованной группы исламистов, в действиях которых нет серьезной религиозной подоплеки. Неизменной целью «Исламского государства» является только захват власти любой ценой.

Все произошло так незаметно, что спустя год сирийцам оставалось лишь удивляться расцвету джихадистских настроений в стране. Открывавшиеся повсюду миссионерские центры «Дават» выглядели вполне невинно. Офисы в Ракке, Манбидже и других городах не вызывали подозрения до тех пор, пока не начались первые бои. То же самое повторилось в Эль-Бабе, Эль-Атарибе и Аазазе. В начале 2013 года центры «Дават» открылись в соседней провинции Идлиб — в Сремаде, Атмехе, Кафр Тахариме, Эд-Дане и Салькине. ИГИЛ действовало гибко и избирательно. В «сложных» городах вербовку приостанавливали, избегали открытого сопротивления и предпочитали «нейтрализовать» противников тайно и устранять их поодиночке.

Бойцы ИГИЛ в Сирии тоже поначалу не привлекали особого внимания: иракцев среди них не было, местных волонтеров — не особенно много. Хаджи Бакр пошел по самому трудному пути — начал собирать всех иностранных радикалов, тянувшихся в регион с лета 2012-го. В ряды бойцов рекрутировались студенты из Саудовской Аравии, клерки из Туниса и европейцы наряду с закаленными в боях чеченцами. Уже к концу 2012 года было открыто несколько учебных лагерей. Новички проходили двухмесячную тренировку и обучались беспрекословному послушанию. Из пестрых и хаотичных групп командиры-иракцы создавали жестко преданные командованию подразделения, безжалостные и готовые в любой момент отправиться куда угодно. Осенью 2013-го только в провинции Алеппо в ИГИЛ числилось 2650 иностранных бойцов: тунисцы, аравийцы, египтяне, чеченцы, европейцы и индонезийцы. Несмотря на недоверие к джихадистам, позднее в ряды ИГИЛ вступило и множество сирийских повстанцев. Все бойцы носили одинаковые черные маски, и понять, какова их истинная численность, стало невозможно.

Убийство в Ракке

После победы повстанцев в марте 2013-го в городе Ракка, казалось, что там возможны демократические преобразования: от городского самоуправления до инициатив по защите прав человека. Однако всего два месяца спустя был похищен глава городского совета. Следующим стал еще один противник ИГИЛ — брат известного прозаика, затем исчез руководитель группы художников, расписавших городские стены революционными флагами.

Даже те, кто понимал, что происходит, не могли ничего предпринять: заработала машина устрашения. Уже летом число исчезнувших достигло нескольких сотен. В августе жертвами смертников ИГИЛ стали десятки бойцов Свободной армии Сирии. Никто не был уверен, что не разделит их судьбу.

17 октября 2013-го ИГИЛ организовало встречу всех гражданских лидеров, адвокатов и духовных лиц Ракки. Примерно из 300 собравшихся двое выступили против захвата города исламистами. Через пять дней один из них — известный в городе журналист Муханнад Хабаебна — был найден убитым выстрелом в голову. Вскоре эмиры 14 крупнейших кланов присягнули на верность халифу Абу Бакру аль-Багдади (некоторые из них всего два года назад клялись в верности Башару Асаду).
40-cit-03.jpg
Шпионские трюки

Исламисты захватывали сирийские территории, практически не сталкиваясь с сопротивлением, до тех пор пока в декабре 2013-го бойцами ИГИЛ не был убит известный и уважаемый в Сирии доктор. Это вызвало взрыв возмущения. Повстанческие бригады по всей стране объединились, лишив ИГИЛ тактического преимущества — возможности быстро перемещаться в нужное место.

На защиту Ракки прибыли 1300 иракских бойцов «государства». Черные маски сменились на джинсы и жилеты — трюк, который уже использовался в пограничном Джераблусе. Повстанцы потеряли возможность опознавать врага, и исламистам удалось одержать победу. Невероятно, но факт — дешевые приемы, шпионские группы под маской миссионеров и костюмы ниндзя помогли ИГИЛ удержать позиции в Ракке.

Однако Хаджи Бакра это не спасло: главного мастера слежки и доносов выдал сосед. Офицер оказался заперт в занятой повстанцами части городка Телль-Рифъат. Местный полевой командир Абдельмалик Хадбе застрелил его как одного из исламистских шейхов. После выяснения личности убитого в доме был проведен тщательный обыск, во время которого и обнаружились ценные документы. При этом Корана в доме не нашлось. Жену Бакра местные повстанцы позднее обменяли на своих бойцов-турок, находившихся в заложниках у ИГИЛ.

Недолгий союз

В начале 2014 года Башар Асад и ИГИЛ начали сотрудничать в борьбе с сирийскими повстанцами: по негласной договоренности во время боев войска Асада бомбили только повстанческие позиции. ИГИЛ, в свою очередь, не гнушалось поддержкой воздушных сил Асада, и бойцы получили приказ не стрелять в солдат асадовской армии. Так благодаря войскам Асада исламистам удалось отвоевать потерянные территории.

Однако альянс этот просуществовал лишь до той поры, пока исламисты не получили в свое распоряжение огромный склад вооружений в захваченном ими иракском городе Мосул, обретя таким образом силы для атаки на тех, с кем якобы заключили союз.

43-490.jpg

Образ будущего

Несмотря на понесенные исламистами потери, говорить об их поражении и скором исчезновении халифата — значит проявлять необдуманный оптимизм. Руководители халифата давно осознали и исправили свою ошибку — неумение управлять единой территорией при сохранении стабильного и гибкого режима. В ИГИЛ созданы свои госструктуры, свои ветви власти и свой госаппарат. Держится все на системе параллельного командования: над каждым руководителем любого уровня, будь-то военачальник, партийный лидер или член секретного совета, установлен надзор. Группировка по сей день успешно пополняет свои финансовые авуары за счет разного рода сборов и податей с миллионов жителей захваченных территорий — в ход идут шантаж, вымогательство и экспроприация собственности непокорных.

Пока западный мир борется с проявлениями терроризма, все более реалистичным может стать другой сценарий — начало тотальной мусульманской войны шиитов и суннитов. Предпосылки к этому уже есть в Сирии, Ираке и Йемене. Следующими могут стать Кувейт, Бахрейн, Ливан и Саудовская Аравия. При таком развитии событий ИГ для десятков миллионов мусульман-суннитов быстро превратится из ненавистного врага в главный оплот их интересов, а его исламистская пропаганда легко перерастет в абсолютную диктатуру.



За что борется ИГ

■ Осенью 2014 года опубликовано конфиденциальное признание Майкла Нагаты, командующего специальными операциями армии США на Ближнем Востоке: Америка имеет смутное представление об истинных целях «Исламского государства». Изучив записи выступления халифа Багдади и другие пропагандистские материалы, нетрудно понять, что ИГ видит себя предвестником неизбежного Судного дня и, не приемля мирных методов, следует этому мрачному сценарию. В попытках понять ИГ, признал Нагата, Америка ошибалась как минимум дважды: сравнивая его с «Аль-Каидой» (когда большинство джихадистов не признают ее целей и руководства) и пренебрегая истинно средневековой религиозностью «Исламского государства». В противоположность светским взглядам бен Ладена руководство ИГ ни на шаг не отходит от сказанного пророком Мухаммедом. Зачастую представители ИГ буквально цитируют слова, сказанные Пророком много веков назад. Становится все более очевидно: противостоять «Государству» можно, лишь отследив происхождение его идей.

■ Чтобы объяснить кровожадность ИГ, достаточно вспомнить одного из «отцов» «Государства», Абу аз-Заркави — преследователя отступников: он призывал к практике такфира (обвинения в неверии. — NT) и легко приравнял массу греховных деяний к неверию, наказание за которое — смерть. Теоретически в число приговоренных входят все 200 миллионов шиитов. Спастись могут лишь признавшие свое подчинение и согласившиеся платить налог иноверцы.

■ «Духовным авторитетом», наставляющим рекрутов-новичков ИГ, стал 30-летний австралиец Муса Серантонио. Прошлым летом он вместе с женой пытался уехать из страны. Но попытка примкнуть к «Исламскому государству» в Австралии считается преступлением. Муса вынужден оставаться в Мельбурне под надзором полиции. По мнению Серантонио, для истинных мусульман халифат — это возможность обрести спасение, ведь тот, кто при жизни не поклялся в верности законному халифу, не жил истинно исламской жизнью.

■ Особую важность в планах ИГ играет сирийский город Дабик: бойцы «государства» говорят, что именно там, по словам Пророка, разобьет лагерь римская армия и именно туда придут 12 халифов. В Дабике джихадисты теперь ожидают начала битвы с врагом, после которой начнется отсчет дней до Конца. А упомянутый в пророчествах Рим (на самом деле речь, вероятно, шла о Византийской империи со столицей в современном Стамбуле) может просто символизировать армию неверных, на роль которых отлично подходят американцы.

Публикацию подоготовили 
Елена Желтова и Сергей Афонин 

Фото: thegatewaypundit.com, IRAQ-SECURITY/BAGHDADI/Reuters TV/Reuters, wikipedia.org, The website of Islamic State militants/AP


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.