Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Война

#Только на сайте

#Украина

Дело принципа

25.05.2015 | Соня Кошкина, шеф-редактор Lb.ua, Киев | № 17 (367), 25 мая 2015

Капитану Ерофееву и сержанту Александрову предъявлены обвинения по статье 258 УК Украины — «террористическая деятельность». Впервые за год войны Киев решил пойти на публичные судебные меры в отношении задержанных россиян — почему?

Ерофеев и Александров — не первые украинские «трофеи» подобного рода. Вот данные, которые удалось получить в украинских силовых структурах: с февраля 2014 года Служба безопасности Украины привлекла к уголовной ответственности 53 гражданина РФ, 14 обвинительных актов переданы в суд, 8 дел сейчас рассматриваются, по 6 граждане РФ уже осуждены. Двое из этих шестерых приговорены за шпионаж — к девяти и десяти годам лишения свободы соответственно. Кроме того, 28 граждан РФ объявлены в розыск, в их числе — Игорь Гиркин, Игорь Безлер, Владимир Жириновский, Михаил Пореченков и другие.

Сценарии эскалации

Это, повторимся, — цифры от украинских силовиков. Правда, ранее широкой огласке они не предавались. На самом деле с момента начала конфликта на Донбассе задержано было значительно больше россиян, чем те восемь десятков человек, о которых недавно упомянул президент Украины Петр Порошенко. В их числе — руководители так называемых диверсионных групп, которые, по словам главы СБУ Валентина Наливайченко, «забрасывались» в Украину с территории России для того, чтобы обучать, готовить, снабжать деньгами и боеприпасами местных террористов. Преимущественно это были офицеры ГРУ. Просто раньше их «по-тихому» меняли на плененных украинцев. «2483 гражданина Украины из плена были освобождены, «взамен» отдали 1553 гражданина РФ», — уточнил Наливайченко в интервью порталу Lb.ua. А вот случай с Александровым и Ерофеевым — первый за год фактической войны, когда для российских военных публично анонсирован судебный процесс в Украине. Спикер СБУ Маркиян Лубкивский заявил, что их обмен исключен, — «они ответят по украинским законам».

Логичный вопрос: почему именно сейчас? Ответ на него может быть таким: среди украинских политиков идут разговоры о неизбежной эскалации конфликта в Донбассе, говорят даже, что «противник может перейти в активное наступление» уже в ближайшие дни.

Сценариев эскалации несколько. Первый — продвижение ополченцев при поддержке с «тыла» к административным границам Донецкой и Луганской областей. Лидеры боевиков не раз заявляли: нынешние пределы ДНР и ЛНР их не устраивают. Второй — обеспечение сухопутного коридора между ДНР–ЛНР и Крымом. Третий — агрессия вглубь страны. Наиболее вероятным сценарием в Киеве считают первый.

Торг уже идет

Впрочем, высокопоставленные российские источники из числа «уполномоченных заниматься украинским вопросом» уверяют: Донбасс для России неважен, важен Крым. Точнее — отказ Запада от санкций, последовавших в связи с аннексией полуострова. Для этого статус Крыма необходимо легализовать — на международном уровне и по согласованию с Украиной. Взамен Киев получит компенсацию, ориентировочно $100 млрд. Такова краткая суть предложения, которое московские посланники уже обсуждают со своими киевскими визави. То есть торг уже идет, хотя пока — по неофициальным каналам.

По задумке россиян, подобный сценарий устроит всех — и Киев, который понимает, что вернуть Крым в ближайшем будущем нереально, а вот средства для реанимации экономики нужны уже сейчас; и Москву, для которой выкуп Крыма — гораздо выгодней регулярных потерь от санкций; и Запад, чья экономика от этих санкций также страдает.

Однако в Киеве на крымский вопрос смотрят иначе. «Крым — это Украина» — вот один из главных лозунгов, с которыми страна живет уже год. И «сдачу» полуострова общество расценит однозначно — как предательство. Карьера политического лидера, который на это решится, моментально закончится. К тому же «сделка» — как бы по умолчанию — подразумевает «решение вопроса» не только Крыма, но и Донбасса, от которого Россия попросту отступится, предоставив ему дрейфовать в сторону Украины — так, словно ничего и не было. Не было тысяч смертей, не было военных преступлений, свидетельства которых кропотливо собирают украинские силовики, в том числе — с помощью показаний Ерофеева и Александрова. Как уверяют в СБУ, все сказанное ими, наряду с показаниями других пленных, будет использовано в деле, которое Украина передаст в Гаагский трибунал. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.