Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

#Только на сайте

#Законотворчество

#Дума

Возвращение к запретам

25.05.2015 | Анна Байдакова , Алексей Кувшинов | № 17 (367), 25 мая 2015

Почему иностранные организации скоро не смогут работать в России, а выходить на улицу, предварительно выпив бокал вина, станет опасно? NT почитал новые законопроекты, разработанные российскими парламентариями
18-490-01.jpg

Первый раз в запретительно-карательный раж депутаты Госдумы вошли в 2012 году. После президентских выборов и событий 6 мая на Болотной площади парламентарии ужесточили закон о митингах, затем приняли закон об иностранных агентах и запретили иностранцам усыновлять российских сирот (так называемый «закон Димы Яковлева»). Именно тогда Думу прозвали «бешеным принтером». Запал прошел, и парламент занялся рутиной, чаще всего в информационное поле попадали заведомо непроходные, зато яркие законопроекты или вовсе акты о намерениях по их внесению.

От иноагентов — к «нежелательным»

Ситуация меняется. 20 мая Совет Федерации поддержал принятый депутатами в трех чтениях закон о нежелательных организациях, который зашел дальше закона об иностранных агентах. Если по поводу иноагентов авторы заявляли — получайте статус и работайте спокойно, то теперь работу «нежелательной организации» можно запретить.

«Действующее российское законодательство, — указывали в пояснительной записке к законопроекту его авторы, справоросс Александр Тарнавский и депутат от ЛДПР Антон Ищенко, — предусматривает комплекс мер, позволяющих противодействовать ранее легализовавшимся в России иностранным организациям террористического, экстремистского, националистического толка, однако в сложившихся в настоящее время условиях необходимо также предотвратить возникновение предпосылок для осуществления прочими иностранными организациями на территории Российской Федерации деятельности, представляющей угрозу основополагающим ценностям Российского государства».

Что такое «сложившиеся условия», Тарнавский и Ищенко не разъясняют. Но благодаря им иностранная «нежелательная организация» работать в России не сможет: ее структурные подразделения оказываются под запретом, счета блокируются, также становится невозможным распространение информационных материалов.

Принимать решение, какие организации «желательные», а какие нет, будет Генпрокуратура. Первоначально таковыми должны были стать организации, посягающие на «конституционный строй, нравственность, права и законные интересы российских граждан, национальные интересы Российской Федерации, обороноспособность и безопасность государства и общественный порядок». Однако в итоговой версии закона остались только конституционный строй, обороноспособность и безопасность.

«Речь идет как о коммерческих, так и некоммерческих организациях, но когда я готовил текст, я имел в виду прежде всего коммерческие. Среди них я бы назвал группу компаний, торгующих нефтью, — уточнил свою позицию в разговоре с NT Александр Тарнавский. — Если будет доказано, что падение цены на нефть — это рукотворная операция, я бы предложил генпрокурору и министру иностранных дел внести в список компании, которые своими действиями опустили цену на нефть». И тем самым, добавил депутат, нанесли ущерб «экономической безопасности государства».

Впрочем, претензий к НКО, заверяет Тарнавский, у него нет, и организаций, которые могут попасть в список «нежелательных», депутат пока «не видит».

Так или иначе, нарушителей закона без наказания не оставят. Если гражданин поучаствовал в деятельности «нежелательной организации», он может заплатить штраф от пяти до пятнадцати тысяч рублей, если это сделало должностное лицо — штраф составит от 20 до 50 тыс., если лицо юридическое — от 50 до 100 тыс. За «систематические» нарушения ответственность будет уже уголовной — вплоть до 6 лет лишения свободы.
18-cit-01.jpg
За здоровье и рождаемость

Не менее скандальный законопроект внесен в Думу Еленой Мизулиной, которая состоит в «Справедливой России». Она предлагает исключить из списка бесплатных операций аборты и оставить право на их проведение только государственным клиникам. «Российское законодательство в сфере регулирования производства абортов исходит из принципа свободы репродуктивного выбора и охраны репродуктивного здоровья матери», — напоминает Мизулина в пояснительной записке к документу. Но оказывается, «такой подход, основанный на свободе репродуктивного выбора, противоречит традиционным христианским ценностям, ведет к духовно-нравственной деградации россиян». Бесплатные аборты объявляются «неоправданной роскошью» для государства и «национальной угрозой» в условиях демографического кризиса в России.

На возможный успех законопроекта намекают наличие в соавторах у Елены Мизулиной единоросса Сергея Попова и представителя Общероссийского народного фронта (ОНФ) Леонида Огуля.

«Государство не должно оплачивать детоубийство. Искусственное прерывание беременности — одна из важнейших морально-нравственных проблем общества. Наша задача — заставить общество задуматься над своими поступками. Мы должны думать, и мужчина, и женщина, что будет потом. Каждая женщина испытывает после аборта сильный стресс, и после этого она живет с чувством вины», — заявил корреспонденту NT Сергей Попов. Он считает, что «вопрос серьезного нравственного выбора в России можно решить походя».

Однако у документа нашлись и свои влиятельные противники, и кажется, в исходном виде он принят не будет.
18-cit-02.jpg
18-490-02.jpg
Валентина Матвиенко осудила инициативу Елены Мизулиной

«Такие экстремистские предложения, носящие запретительный характер, могут привести к негативным последствиям. Я против таких резких движений в этой сфере», — заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, отговаривать женщин от совершения абортов должны психологи и врачи, но запрещать бесплатные аборты нельзя.

«Все, как в старые добрые времена, только с некоторыми заменами и без репрессий… Аборты были запрещены в СССР в 1936 году. Страна готовилась к войне, со стороны выглядит, что она готовится к войне и сейчас», — уверен политолог Константин Калачев.

Согласно статистике, в 1935 году в СССР было сделано 1,9 млн абортов, в 1937-м, после запрета, — 355 тыс., в 1940-м — 500 тыс. Рождаемость в 30-е годы ХХ века катастрофически падала по сравнению с 20-ми. Но запреты ситуацию не переломили. «Годы, непосредственно следовавшие за запретом аборта, отмечены некоторым подъемом показателей рождаемости, но он был небольшим и недолговременным. Запрет аборта не принес ожидавшегося эффекта», — пишет в статье «Демография сталинской эпохи» директор института демографии ВШЭ Анатолий Вишневский.

Константин Калачев также заметил в разговоре с NT, что «битва за рождаемость и запрет на деятельность «нежелательных» зарубежных организаций — две стороны одной медали. Можно даже сказать, что это две стороны медали «За взятие Крыма».

«Если вокруг враги, то государству надо бороться с подрывной деятельностью, а женщины должны рожать новых бойцов. Все просто. И все логично», — проясняет свою мысль политолог.

А вот протоиерей Всеволод Чаплин, председатель синодального отдела РПЦ по взаимодействию церкви и общества, поддерживает начинание Мизулиной и предлагает осудить аборты «как абсолютное зло, как нечто недопустимое». Свою позицию протоиерей разъяснил в интервью РИА «Новости»: «…оплата абортов за счет госбюджета — это, безусловно, поддержка (государством. — NT) этого явления. Никто не вправе заставлять христианина или человека другой религии оплачивать их в виде государственного налога».

Два года ждал своего часа законопроект Ирины Яровой, к которой присоединился могучий коллектив авторов в лице Андрея Лугового, Николая Валуева и Марии Кожевниковой. Документ, который уже прошел два чтения, предполагает арест до 15 суток или штраф от 4 до 5 тыс. рублей для лиц, отказавшихся пройти медицинское освидетельствование «на состояние опьянения», если в опьянении их заподозрило «должностное лицо с надлежащими полномочиями». Проще говоря, полицейский получает право «заподозрить» любого прохожего в опьянении, потребовать от него освидетельствования, а при отказе последует штраф. После пары бокалов вина на улицу станет выходить небезопасно.
18-cit-03.jpg
Патриотическая волна

Политолог Константин Калачев отмечает, что на фоне патриотической волны стало трудно понять: согласованы законопроекты с Кремлем или это личная инициатива депутата без шансов на принятие. Например, член фракции ЛДПР Виталий Золочевский предложил ввести уголовное наказание за приравнивание СССР к фашистской Германии. Изменения, по его мнению, должны быть внесены в статью 354.1 УК РФ («О реабилитации нацизма»), которая появилась в Уголовном кодексе совсем недавно. «Данный законопроект был разработан в связи с тем, что сейчас страна находится в противостоянии попыткам переписать итоги Второй мировой войны. Изменения, содержащиеся в проекте, особенно актуальны в год 70-летнего юбилея Победы», — указано в пояснительной записке к законопроекту.

«Посмотрите, что творится на Украине, такой же сценарий ждет и Россию, если мы не обратим на эту проблему внимания сейчас», — предупредил Золочевский корреспондента NT. По его словам, «несмотря на общий патриотический подъем и улучшение отношения к Сталину, есть иностранные агенты, просто предатели и враги, которые порочат и подрывают авторитет людей, ушедших из жизни ради нашей страны, наших детей. Они пытаются переписать нашу историю».

18-490-03.jpg
Владимир Жириновский и Виталий Золочевский (на заднем плане в центре) на заседании ГД, Москва, 19 мая 2015 года

Депутат также добавил, что именно после его предложения министр культуры Владимир Мединский и Совет Федерации стали защищать СССР от нацизма. Однако многие его законопроекты, признает Золочевский, «воспринимаются неоднозначно»: «Бывает, что законопроект действительно стоящий, но требует доработки. Я просто предлагаю, почему нет?»

Константин Калачев списывает эти «предложения» на депутатское тщеславие — оно-то, по словам политолога, и доводит до того, что заставляет политиков говорить запретительные и охранительные глупости, лишь бы еще раз обратить на себя внимание: «Знают, что за это ничего не будет. Более того, даже эфир дадут». 

Фото: SHUTTERSTOCK, СЕРГЕЙ САВОСТЬЯНОВ/ТАСС, ОЛЕГ ХАРСЕЕВ/КОММЕРСАНТЪ, МИХАИЛ ДЖАПАРИДЗЕ/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.