Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Память

#Только на сайте

#История

Спасибо журналу The New Times

08.05.2015 | Владимир Кара-Мурза

Имя девушки-санитарки, поднявшей в атаку батальон под Смоленском, возвращено на мемориальную доску истфака МГУ

WP-490.jpg

Начну с главного: 6 мая 2015 года на Историческом факультете МГУ состоялась церемония открытия мемориальной доски, ставшей составной частью Памятного комплекса, увековечивающего имена 230 студентов, аспирантов, преподавателей и сотрудников факультета, павших в боях за Родину в годы Великой Отечественной войны. На ней – 9 фамилий: В. Батрак, М.Грановский, Е.Караульник, М.Лисовский, А.Мансуров, А.Михайлов, А.Назаров, С.Рабов, Л.Канторович. Увековечения последней в этом списке фамилии я добивался долгие 10 лет.

Когда-то, 8 мая 1965 года в здании на ул. Герцена 5, где раньше располагался исторический факультет, была установлена мраморная плита «Вечная память павшим за Родину в Великой Отечественной войне». На ней по алфавиту были выгравированы имена 181 человека.

В нижней части третьего ряда слева соседствовали имена «Канторович Л. Кара-Мурза Г.С.» – погибшие на фронте жена и старший брат моего отца – Алексея Кара-Мурзы – комсорга истфаковского ополчения, добровольцем ушедшего на войну в июне 1941 года.

Георгий Кара-Мурза погиб в авиакатастрофе в августе 1945 года, а о подвиге Лии Канторович я написал в №14-15 The New Times от 27 апреля в очерке «Ровно в восемь я прийти не могу…».

Многие годы эта мраморная доска на истфаке МГУ служила для членов нашей семьи своеобразным фамильным мини-пантеоном, куда в дни памяти или скорби можно было принести цветы и помолчать: так случилось, что ни у Георгия Кара-Мурзы, ни у Лии Канторович могил не было В 1970 году доска вместе с факультетом переехала на 5 этаж 1-го гуманитарного корпуса на Ленинских горах. Туда в 1976 году поступил учиться и я – и ещё много раз был свидетелем того, как мой отец подолгу молча стоит у этой доски и ревниво смотрит, в каком она состоянии.

Моего отца не стало в 1988-м. Всякий раз бывая в «альма матер» посещал заветное место, связанное с нашей семьёй, и я. И вдруг в 2008 году – после переезда факультета в Шуваловский корпус, я узнал, что поскольку за годы поисковых работ список выявленных истфаковцев, погибших на войне вырос до 223-х, решено заменить старый мрамор мемориальной доски новым дизайнерским Памятным комплексом.

Во время очередного визита на факультет я не обнаружил в перечне имён погибших имени Лии Канторович. Не буду приводить аргументацию, использованную в ходе выяснения причин произошедшего, – мне до сих пор неудобно вспоминать свою эмоциональную тираду о том, что сделал бы отец с горе-следопытами, если бы сам дожил до этого момента и не обнаружил имени Лии на привычном месте, допустим приехав с цветами 9 Мая. Наиболее вразумительным из объяснений идеологов нового списка был тот, что «Л.Канторович не вышла 1 сентября 1941 года на учебу и ни дня не являлась студенткой исторического факультета». Читателям, уже знающим о том, что свой главный подвиг она совершила 20 августа и отошла в вечность, наверняка очевиден весь цинизм подобной арифметики. Попутно замечу, что кому как не историкам знать сколь скрупулёзно вычитывались дела и проверялись на благонадежность все фигуранты мемориальных списков, визировавшихся в оны годы спецотделами, на базе документации факультетских особистов и смершевцев.

Тем приятнее мне было услышать в телефонной трубке голос моего старинного знакомого с искусствоведческого отделения, а ныне заместителя декана истфака, ответственного за празднование 70-летия Победы, Ивана Тучкова, который пригласил меня прийти 6 мая на церемонию восстановления имении Лии Канторович на мемориальной доске. Это произошло после выхода номера The New Times, в котором был напечатан материал о Лии Канторович.

В среду 6 мая на порог родного факультета ступила представительная делегация разветвлённого семейства Кара-Мурза: моя мама – Майя Вольдемаровна, свято выполнившая завет отца беречь память Лии, Елена Станиславовна Кара-Мурза, жена моего старшего брата Алексея, доцент журфака МГУ, их сын Василий – выпускник этого же факультета, Даша Кара-Мурза – дочь моего старшего двоюродного брата Сергея и внучка профессора истфака Г.С.Кара-Мурза, чьё имя размещено на доске – выпускница экономфака МГУ. Жаль, что сами братья – в отъезде и делегировали своих домашних, чтобы по возвращении посетить мемориальное место лично. Поистине неоценимый поступок совершил бард Максим Кривошеев, вызвавшийся выступить на этом торжестве, исполнив посвященную Лии песню А.Галича «Номера». Своё пронзительное исполнение он предварил словами о том что почёл за честь спеть великую песню в память о её подлинном адресате.

Я рад что затянувшееся недоразумение исчерпано, имя Лии Канторович возвращено на его законное место, а журнал The New Times я считаю одним из членов нашей большой семьи – верных наследников великой Победы над фашизмом.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.