Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Выборы

Разгул демократии

06.05.2015 | Ирина Демченко, Лондон

Исход британских выборов решится после голосования — на межпартийных переговорах



В четверг 7 мая в Британии состоятся самые непредсказуемые за последние 70 лет выборы, а накануне, в среду, в мой почтовый ящик высыпался привычный за последний месяц набор листовок: голосуйте за лейбористов, за консерваторов, за либеральных демократов, за Партию независимости Соединенного Королевства, за партию зеленых, за рабочую революционную партию… В Британии нет «дня тишины», свято соблюдаемого в России. Тут нельзя агитировать только в день голосования.

Несколько последних десятилетий результат парламентских выборов, по итогам которых партия-победитель формирует британское правительство, был абсолютно предсказуемым: побеждали или лейбористы, или консерваторы. Но на последних выборах пять лет назад ни одна из двух основных партий не набрала голосов больше, чем все остальные вместе взятые партии. Это означало, что для победы надо было вступить в коалицию с третьей по величине партией — либеральными демократами. Борьба за либдемов, которые получили предложение объединиться и от лейбористов, и от консерваторов, в 2010 году закончилась в пользу консерваторов. Так у Британии впервые за многие годы появился «подвешенный парламент» с правительством, участники которого должны были идти на компромиссы, в результате которых прямо нарушались их предвыборные обещания. От этого особенно пострадала репутация либдемов, сказавших британцам, что они не позволят поднять плату за обучение в университетах, и вынужденных не сдержать слова — что привело к бунтам молодежи по всей стране.

На настроение избирателей во время нынешней кампании влияют исключительно вопросы внутренней политики — налоги, медицина, образование, преступность (прежде всего связанной с нарушением прав отдельных групп граждан), безопасность страны (в том числе, энергетическая безопасность), защита внутреннего рынка труда, социальные блага.

Парламент, который изберут в четверг, будет еще более «подвешенным», потому что, скорее всего, объединяться в нем придется уже не двум, а большему числу партий. При этом ключевую роль в коалициях будут играть две националистические партии.

Большинство — это не просто большинство

Последние дни и часы британские политические аналитики заняты сумасшедшей арифметикой. В палате общин 650 мест. Соответственно, парламентское большинство — это 326 мест. Столько на нынешних выборах не выиграть ни одной партии. В этом году в британский парламент баллотируется шотландская националистическая партия (SNP), у которой большинство в парламенте Шотландии, и которая в прошлом году провела референдум о выходе из состава Соединенного Королевства. Второй необычный игрок в этом году — ультраправая националистическая партия Соединенного Королевства (UKIP), главные идеи которой — остановить приток мигрантов в Британию и выйти из состава Евросоюза. Консерваторы, впрочем, в погоне за голосами избирателей, тоже пообещали в случае своей победы на выборах провести в 2017 году референдум о нахождении страны в составе Евросоюза.

Последние прогнозы дают консерваторам 275—280 мест, лейбористам — 265—270 мест, SNP — 50—55 мест, либдемам — 25—27 мест, UKIP — 1—3, а остальным партиям — 22—24.

Судя по опросам, шотландские националисты имеют огромные шансы захватить почти все места лейбористов на севере Великобритании, где у лейбористов традиционно была огромная поддержка. Большинство аналитиков склоняется к тому, что в будущем парламенте лейбористам придется «ложиться в кровать» с SNP, которые заявляют о готовности сделать все возможное, чтобы отстранить консерваторов от власти, а консерваторам — снова с либдемами и с UKIP. Но даже это может не дать ни одной из крупнейших партий необходимого большинства.

Лидер либдемов, Ник Клегг, уже заявил, что допускает возможность проведения повторных выборов в британский парламент до конца нынешнего года, если либдемы не попадут в правительство. В 2011 году коалиционное правительство консерваторов и либералов приняло закон о фиксированном парламентском сроке — строго на пять лет. Прежде правительство могло назначить новые выборы в любой удобный для себя момент, когда чувствовало хорошую поддержку избирателей, чтобы продлить свой мандат еще на пять лет. Однако и при фиксированном парламентском сроке теоретически досрочные выборы возможны в двух случаях: или если две трети палаты Общин проголосуют за это, или если правительство не получит вотум доверия и за две недели после этого не появится новое правительство, которое вотум получит. Голосование в Британии идет по одномандатным округам, где выбираются конкретные кандидаты, набравшие простое большинство голосов. Поэтому основная схватка разворачивается в тех округах, где у населения нет одного предпочтительного кандидата. Именно в них и проводят последние несколько дней кампании партийные лидеры, пытаясь перетянуть голоса на свою сторону, или, как шутят комментаторы, «встречаясь с реальным избирателем». На днях на одной из таких встреч в садовом центре избиратель яростно кричал на Дэвида Камерона, и был выведен охраной премьер-министра.

Как бы ни крутили аналитики цифры накануне голосования, понятно, что основная борьба начнется после него, когда после подсчета голосов станет понятно, сколько мест кто получил. Коалиции можно прогнозировать, и некоторые СМИ даже предлагают читателям в интерактивном режиме «создать свою собственную», но в реальности все будет происходить по-другому.

Что случится после выборов?

После подсчета голосов партийные лидеры и их ближайшее окружение будут круглосуточно договариваться, пытаясь сформировать коалиционные правительства. Все это время предыдущий премьер-министр Дэвид Кэмерон должен продолжать исполнять свои обязанности. По закону, он же может первым предложить свой вариант коалиции. Затем другие партии могут также пытаться формировать свои коалиции, соревнуясь с премьером.

Побеждает тот, кому удалось сформировать коалицию первым — как это и было на прошлых выборах, когда лидер либдемов отверг первое предложение находившихся у власти лейбористов и заключил союз с лидером консерваторов, что позволило тому тут же сформировать правительство, дав в нем несколько мест либеральным демократам в обмен на уступки с их стороны. Этот процесс занял пять дней. В этом году все будет происходить сложнее и дольше из-за большего числа участников и необходимости согласования большего числа уступок, но по схожему сценарию. Формально тут нет никакого ограничения по времени, но парламенту предстоит начать работу через 11 дней после выборов, 18 мая.

Если к этому моменту Кэмерону не удалось сформировать коалицию, а лидеру лейбористов Эду Милибэнду удалось, Кэмерон должен подать в отставку. При этом он должен доложить королеве, кто способен стать новым премьер-министром. Главным критерием при этом является то, что новый премьер-министр может «с уверенностью управлять» вновь избранным парламентом.

Если ни одному из партийных лидеров не удастся сформировать жизнеспособную коалицию, они могут попытаться сформировать «правительство меньшинства», договорившись с мелкими партиями по голосованию по конкретным ключевым вопросам. Эта структура на первый взгляд выглядит очень ненадежной, если не принимать во внимание, что альтернативой является угроза роспуска парламента и новые выборы, которые могут послужить отличным цементом отношений депутатов. В Британии бывали прежде «правительства меньшинства» — правда, ни одно из них не было долговечным.

Третья возможность — заключение формального межпартийного соглашения, как это было в 70-х годах прошлого века между либеральными демократами и лейбористами.

Есть, наконец, и еще один вариант: кто-то из известных политиков (например, мэр Лондона Борис Джонсон или тот же Ник Клегг) может индивидуально попытаться сформировать свое надпартийное правительство. Закон этого не запрещает, хотя таких прецедентов в современной истории не было.
BElect-490.jpg
Политический календарь на май

Парламент соберется 18 мая. В этот день ему предстоит выбрать спикера, который гарантирует поддержание порядка во время дебатов.

Тронная речь Королевы в парламенте назначена на 27 мая. Вслед за ней открываются дебаты по партийным программам, направленным на воплощение основных пунктов этой речи, которые обычно продолжаются четыре-пять дней и завершаются формальным голосованием. Это голосование как раз и есть первая важнейшая проверка нового премьер-министра на умение «с уверенностью управлять» парламентом. Он может не иметь формального большинства, но он должен уметь его организовать.

Британские СМИ сообщают, что в случае хотя бы малейших сомнений в голосовании парламента по результатам Королевской тронной речи может сложиться ситуация, когда Ее Величество сама не прибудет на заседание 27 мая, а ее речь зачитает спикер палаты общин. Если голосование провалится — это, видимо, будет означать, что премьер-министр не может «с уверенностью управлять» парламентом. Тогда назначат перевыборы. У Британии нет писанной Конституции, поэтому такие вопросы трактуются специалистами.

Фото: 1000 Words/Shutterstock.com, Peter Macdiarmid/Getty Images News


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.