Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Кризис

Бедный, бедный Йемен

27.04.2015 | Константин фон Эггерт, обозреватель «КоммерсантЪ FM»

Надежды на развязку кризиса в Йемене после проанонсированного на прошлой неделе Эр-Риядом прекращения авиаударов оказались тщетными: бои возобновились с новой силой

Это кошмар. Еще одно ближневосточное государство разваливается на глазах. Впрочем, Йемен, строго говоря, настоящим государством так и не успел стать. Ни при Османской империи, ни при британцах на юге страны, ни при павшей в 1962 году монархии на севере, ни в эпоху разделения на две независимые страны в 60–80-е годы ХХ века, ни после объединения, пришедшегося на май 1990 года. Управлять Йеменом, в сущности, невозможно. Можно только делать вид, что ты этим занимаешься. Во многом это дофеодальная страна. В ней племена и их объединения играют неизмеримо более значительную роль, чем государственный аппарат. Должности в нем, в любом случае, также распределяются по принципу племенной лояльности.

Я служил в Северном Йемене (официально — Йеменской Арабской Республике) военным переводчиком во второй половине 80-х годов, при президенте Али Абдалле Салехе. Тогда для иностранцев в стране существовало две угрозы. Первая — быть похищенными на большой дороге ради выкупа. Для ряда племен это был своего рода бизнес. После переговоров уполномоченных центральной власти и представителей шейха племени, выкуп в форме наличных и нескольких ящиков патронов, как правило, успешно решал проблему.

Второй опасностью было случайно оказаться под огнем в случае государственного переворота. Ими короткая история постмонархического и постколониального Йемена на редкость богата. Салех сам пришел к власти в 1978 году после убийства предыдущего президента Йеменской Арабской Республики Ахмада аль-Гашими. Он в первые же недели столкнулся с новой попыткой путча. Казнив заговорщиков, Салех затем просидел в президентском кресле до 2012 года, когда в результате народного восстания ему пришлось расстаться с властью.

Вплоть до второй половины 90-х годов исламский радикализм в Йемене себя особенно не проявлял. Однако после объединения советского вассального государства — южной Народно-Демократической Республики Йемен и северной Йеменской Арабской Республики (фактически — после поглощения НДРЙ «братьями» с севера) региональные и межплеменные противоречия продолжали раздирать страну. В 1994 году она пережила скоротечную гражданскую войну при попытке юга отделиться от севера. Вдобавок Усама бен Ладен и его «Аль-Каида» стали с радостью использовать фактически неподконтрольную никому, кроме племенных вождей, йеменскую территорию для своих операций на Аравийском полуострове. То, что род бен Ладенов происходит из Хадрамаута, провинции в южном Йемене, видимо, тоже сыграло в этом некоторую роль. Одновременно, радикальное шиитское движение хусситов не без помощи Ирана приобрело реальный военный и политический вес.

Президент Салех в течение более чем десяти лет помогал Соединенным Штатам бороться с «Аль-Каидой», и не без некоторого успеха. Однако усталость йеменцев от его многолетнего правления и коррупции привели к народному восстанию. Салех вынужден был уйти, но остался в стране. Он не смирился с потерей власти. Будучи сам шиитом, он, по некоторым данным, спонсировал нынешнее хусситское восстание — наряду с тегеранским режимом.

Фактически Йемен превратился в поле боя между Саудовской Аравией и Ираном — двумя главными региональными политическими игроками. После захвата хусситами главного города страны — Саны, число авиарейсов из Тегерана в столичный аэропорт выросло с нуля до более чем двадцати в неделю. Они явно перевозят не туристов.

Для Ирана контроль над Йеменом — еще один шаг в процессе расширения влияния на Ближнем Востоке. Оно уже значительно в Ливане, Сирии, Ираке. Иранский контроль над Йеменом будет означать беспрерывную головную боль для Саудовской Аравии. В том, что режим мулл в Тегеране воспользуется таким великолепным плацдармом для дестабилизации главного союзника США в регионе, сомнений мало. Ведь значительная часть саудовско-йеменской границы попросту отсутствует — это пустыня. Военная операция Эр-Рияда и его союзников в Йемене — отчаянная попытка предотвратить развитие событий по такому сценарию.

Проблема в том, что единственная сила, которая действительно потенциально способна остановить иранскую клиентуру в Йемене, — это «Аль-Каида» и боевики так называемого «Исламского государства». Радикалы-сунниты ненавидят шиитов, которых считают еретиками, и будут их безжалостно уничтожать. При этом они не отказываются от борьбы за всемирный халифат. Любой исход йеменской войны будет, скорее всего, плачевным и для Запада, и аравийских монархий. Бедный, бедный Йемен.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.