Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Нефть

Месторождение несбывшихся надежд

21.04.2015 | Ирина Демченко, Лондон

100 млрд баррелей нефти под лондонским аэропортом оказались очень похожими на фейк
GAV-490.jpg

Компания UK Oil and Gas Investments (UKOG) объявила 9 апреля, что в результате более глубокого, чем прежде, бурения и применения прогрессивных технологий анализа данных, запасы нефти в месторождении, расположенном в трех километрах от лондонского аэропорта Гэтвик, могут быть в десятки раз больше, чем считалось прежде. Руководство UKOG сравнило его с запасами под техасским Далласом, а американская компания Nutech, специализирующаяся на геофизическом анализе, оценила в 158 млн баррелей нефти на квадратную милю.

«Исходя из этого, мы предполагаем, что в этом районе содержатся запасы нефти объемом от 50 млрд до 100 млрд баррелей», — заявил генеральный директор UKOG Стив Сэндерсон, добавив, что это крупнейшее месторождение на суше Великобритании, обнаруженное за последние 30 лет, и что «открыт, возможно, ресурс с мировым потенциалом». Для понимания масштабов, Баженовская свита — крупнейшее сланцевое месторождение России — разными экспертами оценивалось в 22-350 млрд баррелей, а из Северного моря Британия за 40 лет добыла 45 млрд баррелей.

Нефтяная кладовая Британии

В пресс-релизе компании говорится, что для подтверждения запасов понадобятся дальнейшие пробные бурения на разных участках. Если предварительные расчеты подтвердятся, то этих запасов будет достаточно, чтобы к 2030 году удовлетворять 10–30 % общей потребности Великобритании в энергоресурсах. Нефть залегает на глубине 762 и 914 метров, и ее можно добыть методом традиционного горизонтального бурения.

Акции компании UKOG на сообщении об открытии огромных запасов резко подорожали и на пике выросли в 4 раза. Подорожали и акции всех компаний, доля в которых принадлежит UKOG.
Однако первые восторги довольно быстро сменились и вздохами разочарования.

«Влияние на мировой нефтяной рынок и на финансовый рынок Британии будет нулевым», — цитирует газета Independent Кена Оделугу, старшего аналитика инвесткомпании City Index. Последние 40 лет Британия добывает собственную нефть в основном в Северном море, откуда было за это время получено 45 млрд баррелей, но объемы добычи там постепенно сокращаются из-за высокой себестоимости. Извлекать «черное золото» из моря — дорого. Поэтому 15 млрд баррелей, которые при удаче можно ожидать от сухопутного месторождения, где добывать дешевле, придутся кстати, но не потрясут мировой рынок нефти. Дело в том, что Британия в принципе добывает не так уж много нефти — около 770 тысяч баррелей в день. Для сравнения: Саудовская Аравия и США производят более 11 млн баррелей в день каждая.

Мэтью Журеки, руководитель энергетических исследований GlobalData, аналитической компании в области энергетики, сказал The Telegraph, что предполагаемые запасы в 100 млрд баррелей «вводят в серьезное заблуждение», и что нельзя делать такие заявления по результату одного пробного бурения.

Даг Парр, старший научный сотрудник Greenpeace, заявил журналистам: «Аналитики нефтяного рынка правы, принимая эти заявления с недоверием. Оценки запасов основываются на данных только по одному бурению и противоречат прогнозам ведущих британских экспертов в области геологии».

Британская геологическая служба в мае прошлого года оценила запасы месторождения в 4,4 млрд баррелей. Да и сам UKOG всего полгода назад оценивал их во много раз ниже, чем теперь.

«Может, какие-то эксперты и захотят в это поверить! — эмоционально написал на своей страничке в Facebook министр природных ресурсов России Сергей Донской. — Очевидно, что данные по запасам завышены во много раз».
GAV-cit-01.jpg
Penny stocks

Сдержанная оценка столь многообещающих новостей британскими экспертами во многом связана с репутацией Дэвида Ленигаса, президента UKOG, которого британские СМИ политкорректно называют «серийным предпринимателем».

Уроженец Австралии и резидент княжества Монако, Ленигас специализируется на президентстве в маленьких компаниях, которые торгуются на лондонском Альтернативном инвестиционном рынке (AIM), где требования к раскрытию информации не такие строгие, как на Лондонской фондовой бирже. Акции на AIM стоят буквально копейки, а точнее, пенни, почему и называются penny stocks. По данным Financial Times, в 2010 году Ленигас возглавлял одновременно более девяноста таких фирм. Сейчас он во главе шестнадцати, и по меньшей мере три из них владеют долями месторождения в Гэтвике, которое, кстати, называется Horse Hill. И у всех капитализация существенно выросла на новостях о «британском Далласе».

Газета Times на следующий после сенсационного объявления день подробно описала, как руководят и какими долями владеют Ленигас и его ближайший партнер Дональд Стрэнг, финансовый директор UKOG, в компаниях, инвестировавших в Horse Hill. Одна акция UKOG стоит сейчас примерно 2–3 пенса (1–2 руб.), зато доля Ленигаса в 4,3 % в этой компании оценивается газетой примерно £ в 2,2 млн (162,6 млн руб.). Материал, который теперь предваряется редакционной пометкой, что Ленигас судится с газетой по этому поводу, подводит читателя к выводу, что с сенсационным объявлением компания могла поспешить ради повышения собственной капитализации.

Из ежегодных отчетов UKOG следует, что еще в 2012 году она называлась Sarantel Group и производила миниатюрные антенны для мобильных телефонов и прочих беспроводных устройств, в основном для армии. В 2013 году бизнес разорился и был продан, переименован в UKOG, перепрофилирован на нефтеразведку, и там начали работать Ленигас и Стрэнг. Еще одно обстоятельство, которое с подозрением восприняли британские СМИ, — незадолго до объявления об удачной находке UKOG сменил работавшую с ним компанию-аналитика и нарастил долю в месторождении.
Вот почему СМИ и рынки холодно встретили громкие заявления о «мирового уровня месторождении».

Спустя неделю после сенсационного заявления и сама UKOG, от которой биржа AIM потребовала подтвердить объявленные результаты, влияющие на цену акций, сделала гораздо более сдержанное заявление, в котором слова о «мировом уровне» уже не звучали. 15 апреля компания сообщила, что объявленные «предполагаемые объемы не следует считать вероятными или будущими ресурсами или резервами».

GAV-490-02.jpg

Буровые среди леса

Сравнение британских садов с техасским Далласом, где огромные пустынные участки земли покрыты вышками, качающими нефть из-под земли, очень напрягло природозащитников и местных жителей. Daily Mirrior цитирует жительницу графства Суррей Элизабет Иган, чей дом находится неподалеку от вышки пробного бурения: «Мы переживаем, как это повлияет на окружающую среду и на нас. Пока нам ничего не говорят, но не вынудят ли нас продать дом? Мы понятия не имеем, что там происходит, а ведь, скорее всего, это очень сильно затронет нашу жизнь».

Хотя UKOG сразу заявил, что для добычи нефти на Horse Hill не нужно применять метод гидроразрыва пласта, который считается вредным для природы во многих странах и уже запрещен в Шотландии и Уэльсе (но не в Англии), опасений это не сняло.

«Любая компания, собирающаяся бурить землю в этом регионе, знает, что встретит огромное сопротивление, — цитирует Independent представителя организации Friends of the Earth Бренду Поллак. — Перспективы грязной нефтедобычи в южной Англии заставят подняться все местное население».

«Технологии теперь другие, грубо говоря, вы сверлите множество колодцев с одной платформы. Добыча нефти в наше время гораздо меньше влияет на окружение, чем прежде», — ответил на это Ленигас, посетовав, что он вынужден ждать от правительства разрешения на бурение, а власти принимают решения «со скоростью улитки».

«Главное в нашем открытии — это вопрос о том, что Британия и британское правительство хотят делать с этим стратегическим запасом, — сказал Ленигас. — Потому что наше дело было просто найти его».

7-го мая в Британии пройдут национальные выборы, и вряд ли следует ожидать какого-то решения до них. А дальше, как говорят специалисты, если месторождение и правда окажется перспективным для разработки, через два года оно может начать давать нефть.

Местность, где UKOG так удачно пробурила скважину — это лес на границе между двумя областями южной Англии, Сурреем и Сассексом. Ближайшие коммерческие центры расположены в радиусе двух миль — маленький городок Хорли с одной стороны и второй по значимости лондонский аэропорт Гэтвик — с другой. Непосредственно на месте разведочного бурения ничего особо интересного нет. Корреспондент Telegraph, который туда съездил, написал, что видел огороженный участок пустынной земли размером с пару футбольных полей, в центре которого стоит вагончик. В нем, видимо, и находится пробуренный колодец.

«Вся деятельность, которую я там видел, — там возводят забор повыше взамен того, который стоит сейчас, да в небе летает вертолет, нанятый телевизионщиками», — рассказывает репортер.

Фото: AP, bbc.co.uk


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.