Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

#Скандал

Ест такая партия

12.04.2015 | Юрий Сапрыкин | 12 (363), 13 апреля 2015

Удивительная загадка современной России: традиции формируются и сохраняются совсем не там и не теми, кому на сохранение традиций выделяются большие бюджетные деньги

06-490.jpg
Андрей Кончаловский и Никита Михалков на юбилейном концерте в честь 100-летия со дня рождения писателя С. Михалкова, Москва, 14 марта 2013 года

Простите, но я опять о Михалковых: понимаю, что шутки про миллиард рублей и закусочные «Едим дома» уже навязли в зубах, но в этой истории все настолько прекрасно — и фамилия, и сумма, и название сети, — что даже при большом желании не получается выкинуть ее из головы, как в восточной притче, где требовалось не думать о белой обезьяне. Похоже, эта конкретная обезьяна еще не раз встретится на нашем жизненном пути: правительство, отказавшись выделить миллиард на сеть михалковского фастфуда, тут же рекомендовало Сбербанку выдать братьям кредит под госгарантии (теперь все выглядит так, будто история с миллиардом из бюджета была специально придумана для того, чтобы форма и содержание кредита не выглядели настолько одиозными, а новостные ресурсы могли поставить заголовок «Правительство отказало Михалковым»). Собственно, совмещение в одной фразе слов «Михалков», «национальный», «импортозамещение» и «альтернатива западным сетям» с самого начала намекало, что проект обречен на удачу (по крайней мере, на стадии финансирования), — но давайте верить людям на слово; попробуем не обращать внимания на то, что ни братья Михалковы, ни даже Юлия Высоцкая, которая и стоит за брендом «Едим дома!», никогда не занимались фастфудом; предположим, что реальные цели проекта совпадают с заявленными и что дела именно так и делаются. Национальная сеть фастфуда — это же здорово, да, почему не помочь?

Вообще-то, идея Михалковых не нова: это далеко не первая попытка построить большую сеть общепита на блюдах русской кухни (и наперекор «Макдональдсу»). У этих проектов разная судьба: есть «Теремок» и «Крошка Картошка» — а есть, к примеру, «Русское бистро». Проекты первого типа работают без государственных денег, без административного ресурса и без громких речей про национальные традиции, все заканчивается тысячами торговых точек по всей стране и появлением реальной альтернативы гамбургерам. Проекты второго типа строятся на бюджетных инвестициях и декларациях о том, как мы сейчас возродим свое и победим чужое, — заканчивается все банкротством и Следственным комитетом. Совпадение? Не думаю.
06-cit-1.jpg
Ну да бог с ним, с фастфудом, может, это какая-то особенная отрасль; может быть, где-то в других местах есть корреляция между декларациями о поддержке национальных традиций (с просьбой выдать денег из бюджета) — и реальными традициями? Вот приближается праздник Победы, по его поводу в последнее десятилетие возникло несколько важных обычаев, как ни относись к георгиевской ленточке или наклейкам «Спасибо деду за победу» на автомобилях — очевидно, что это вполне сформировавшаяся общенародная традиция, проявление патриотизма в самой доступной форме. И что — их сделали за «триллиард» по госзаказу? Их обсуждали на заседании правительства? Утверждали специальную госпрограмму по их распространению? Ничего такого не было; все завелось и распространилось само. А вот, с другой стороны, «Росмолодежь» просит из бюджета 2 миллиарда рублей на программу патриотического воспитания, обещая повысить на 8 процентов число граждан, гордящихся своей страной, — и аргументы настолько весомы, что, опять же, нет сомнений в успехе предприятия; но может ли кто-то вспомнить хотя бы одно хоть сколько-то массовое патриотическое начинание, появившееся благодаря «Росмолодежи», — не считая тех, которые «Росмолодежь» напрямую оплатила?

И так почему-то везде и всегда. Про национальные традиции в опере кричат одни люди (они же получают потом от государства театр, оплошавший с «Тангейзером») — а сами традиции живут и развиваются в Большом и Мариинке. Бюджеты на поддержку национального автопрома осваиваются в одних местах — а машины российской сборки, на которых можно ездить, собираются в других. Реальным национальным достоянием России становятся «Обломов», «Неоконченная пьеса» и «Ася Клячина» — а когда их авторы начинают бороться за наше национальное достояние (за наши же деньги), все почему-то сводится к фастфуду. Ну, и простите за вторжение в совсем уже интимные сферы, но если уж со стороны инициаторов проекта так часто звучат слова об исторической памяти, истинной вере и спасении души — даже с этой точки зрения лучше быть просто авторами «Обломова» и «Аси», чем авторами «Обломова» и «Аси», которым дали миллиард государственных денег на их личную сеть общепита, да еще в Чистый четверг.

Фото: Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.