Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Украина

#Бизнес

Бутафорские войны

07.04.2015 | Соня Кошкина, шеф-редактор Lb.ua, Киев

Что стоит за конфликтом украинского государства и украинских олигархов
С легкой руки Президента Порошенко, взявшегося установить «единые правила для всех граждан», в украинском политическом дискурсе появился новый термин — «деолигархизация». В последние недели термин успел стать одним из главных.
oligar-490.jpg

«Если кто-либо из олигархов попытается работать против государства, государство найдет способ, как это прекратить», — уточнил Порошенко. Первым примером реализации обещанного стала участь олигарха Игоря Коломойского — в конце марта он был со скандалом уволен с поста губернатора Днепропетровской области. Следующее «слабое звено» — Дмитрий Фирташ, против которого сейчас воюет команда премьер-министра Яценюка. А еще один олигарх Ринат Ахметов и топ-менеджеры принадлежащей ему компании ДТЭК за последние пару недель успели несколько раз побывать в администрации президента: по свидетельству источников, на Банковой их убеждали продать часть активов, позволяющих структурам Ахметова сохранять монополию на энергетическом рынке. Неужели в разгар весны в отношениях официального Киева и олигархов и впрямь наступила осень?

Отставка с гарантиями и комплиментами

Увольнению Игоря Коломойского предшествовал скандал вокруг «Укрнефти» и «Укртранснефти». Де-юре, эти предприятия принадлежат государству, но де-факто уже много лет контролируются Коломойским. Однако поступление дивидендов от работы государственных предприятий не в бюджет страны, а в частный карман, возмущала, что показательно, не столько украинскую власть, сколько ее западных партнеров-кредиторов. И если бы Игорь Коломойский не демонстрировал — столь открыто — свою причастность к нефтяному бизнесу государства, то, вероятно, остался бы в должности. Переход конфликта в публичную плоскость — вот главная причина опалы.

За несколько часов до того, как Петр Порошенко подписал указ об отставке Игоря Коломойского, последний встречался с послом США в Украине Джефри Пайеттом. По словам дипломата, он объяснил Игорю Валериевичу, что «законы джунглей времен Виктора Януковича в Украине больше не работают», и тот «его услышал». Другие подробности встречи не сообщались, но по свидетельству источников, в обмен на согласие поддержать приход на госпредприятия, где он является миноритарным акционером, нового менеджмента, который наконец-то обеспечит выплату казне дивидендов, Коломойский получил гарантии непреследования со стороны украинских силовых структур, а также — отсутствие проблем на Западе, в частности в Женеве, где он проживал большую часть времени еще год тому назад.

Таким образом в политической плоскости конфликт был исчерпан, а вот в со стороны бизнеса — нет: государству предстоит выдержать еще не одну схватку за свои нефтяные активы.

Показательно, что после отставки Коломойский не сказал в адрес Порошенко ни слова критики. Напротив — исключительно комплименты. Более того, младший партнер Игоря Валериевича, Игорь Палица сохранил за собой пост губернатора Одесской области. По словам источников, Палица порывался уйти вслед за Коломойским, однако Банковая убедительно попросила его остаться, как минимум — до окончания майских праздников: ситуация в регионе слишком нестабильна. Все это наводит на мысль, что увольнение Коломойского не было началом массового «раскулачивания» украинских толстосумов. Скорее это было обычное «соглашение сторон».

Оружием телеэфира

Похожая ситуация складывается и вокруг конфликта Дмитрия Фирташа и правительства Арсения Яценюка. Конфликт длится уже год, время от времени вспыхивая с новой силой. Предметов спора несколько. Главные — миллиардные долги структур Фирташа перед государственным «Нефтегазом» и его «дочками», также — возможность управления несколькими ГОКами. Стороны перманентно обмениваются публичными выпадами, а также судебными исками. Суды принимают решения в пользу то одной, то другой стороны и все начинается заново. Некое ситуативное преимущество сохраняется за Яценюком энд Ко — как обладателями ключевых административных ресурсов. Сам Фирташ, как известно, уже больше года пребывает под домашним арестом в Вене — 30 апреля суд должен рассмотреть вопрос относительно его возможной экстрадиции США, где он обвиняется в финансовых махинациях. Впрочем, географическое удаление не мешает Дмитрию Васильевичу использовать свое главное оружие в борьбе против украинского правительства — принадлежащий ему телеканал «Интер», который является крупнейшим в стране.

Важно, кстати, отметить, что Фирташ воюет с премьером, не с президентом. Порошенко покамест держит нейтралитет. Ведь именно в Вене весной прошлого года был заключен исторический политический союз: Петр Порошенко и Виталий Кличко, обладавшие наибольшими рейтингами в демократическом лагере, договорились о взаимной поддержке на выборах. Так Порошенко избрался главой государства уже в первом туре, а Виталий Кличко стал мэром Киева. По странному стечению обстоятельств накануне Кличко и Порошенко виделись в Вене с Фирташем. Случайно, видимо.

Что до Рината Ахметова, то он постепенно утрачивает привилегии на рынке электроэнергии, в частности — на ее экспорт. Банковая, как уже было сказано, хочет вынудить бизнесмена продать часть активов, превращающих его в монополиста. Продать-то, конечно, можно, — заочно отвечают менеджеры Ахметова, — но чтобы не вышло так, что покупателем окажутся, скажем, российские банки. Ясно, что в нынешней ситуации для Украины это неприемлемо. Впрочем, данная полемика разворачивается по линии «менеджеры Ахметова — руководство Банковой», тогда как по линии Ахметов-Порошенко все более, чем спокойно, и даже благожелательно. Что, опять-таки, указывает: широко анонсированная «деолигархизация» — красивая упаковка, но не реальная политическая линия.

Ресурсы — наготове

Каждый из украинских олигархов имеет в своем распоряжении грозные ресурсы — как оборонительные, так и наступательные.

Во-первых — медиа. Дмитрий Фирташ, а также его младший партнер Сергей Левочкин контролируют, как отмечалось, телеканал «Интер». Игорь Коломойский — телеканал «1+1», Ринат Ахметов — телеканал «Украина» и газету «Сегодня». Двух недель их слаженной работы достаточно, чтобы рейтинг любого из представителей нынешней власти разлетелся в тартарары.

Во-вторых — Верховная Рада. Суммарно крупный капитал контролирует около половины депутатов украинского парламента. Таким образом от него напрямую зависит как работа Рады в целом, так и сплоченность пропрезидентской коалиции. Уже осенью в Украине — принятие новой Конституции и местные выборы (25 октября). Ключевая ставка — именно на местные выборы. Изначально предполагалось, что к этому моменту будет принят новый Основной закон и, соответственно, местные советы станут избираться под новые полномочия. Но сегодня уже понятно, что это практически невозможно — необходимых для нововведений трех сотен голосов в украинском парламенте нет. Их надо срочно искать. И ясно — с чьей помощью.

Если же власть вдруг развяжет настоящую, а не бутафорскую войну с олигархами, к осени проправительственный лагерь в Раде может растерять даже то, то что имеет. В смысле — 226 (необходимых, чтобы стать коалицией) депутатских мандатов.

Итог очевиден. В России, как мы помним, тоже была деолигархизация. Принципиальная разница между деолигархизацией по-русски и по-украински состоит в том, что в первом случае с попытками крупного капитала вести собственную бесконтрольную игру действительно боролась государственная машина, причем боролась системно. Во втором — «старые» олигархи ввязываются в ситуативные стычки с отдельными представителями власти, надеясь отыграться уже на ближайших выборах.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.