Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Право

#Только на сайте

#Крым

Две Гааги

25.03.2015 | Владимир Жбанков, юрист-международник, кандидат юридических наук | № 9 (360), 23 марта 2015

Интервью президента РФ авторам фильма «Крым. Путь на Родину» с точки зрения международного права

28-490-01.jpg
Владимир Путин рассказывает о том, как он руководил операцией по захвату Крыма. По утверждению авторов фильма, это интервью было дано по горячим следам в апреле 2014 года. Скриншот из фильма «Крым. Путь на Родину»

Картина, продемонстрированная 15 марта 2015 года на государственном федеральном канале, длительностью почти 2,5 часа, претендует на документальность. Однако лента состоит в основном из постановочных «реконструкций событий» и синхронов различных лиц на фоне красивой натуры.

Самое главное в фильме — развернутое интервью действующего президента России Владимира Путина, занявшее примерно треть экранного времени. Гарант Конституции, пусть и в обтекаемых выражениях, но достаточно подробно, рассказывает, как лично руководил захватом полуострова.

Фильм носит, скорее, художественный характер, поэтому прозвучавшие признания по своему статусу не могут приравниваться к показаниям в процессуальном смысле. Тем не менее, в картине Владимир Путин позиционируется как действующее должностное лицо, верховный главнокомандующий — что сам герой неоднократно подчеркивает, — так что его высказывания не могут не приниматься во внимание всеми заинтересованными сторонами.

«Правовое поле»

В своем интервью президент заявил, что действовал в рамках правового поля: «Не потребовалось воспользоваться разрешением Совета Федерации о вводе наших войск на Украину, я ведь не покривил душой, потому что по соответствующему международному договору на нашей военной базе в Крыму мы имели право иметь 20 000 человек и даже больше немножко. Мы даже при том количестве, которое мы добавили, о чем я сейчас говорил, мы даже 20 000 не набрали… Поскольку мы не превысили количество личного состава нашей базы в Крыму, то, строго говоря, мы даже ничего не нарушили. И дополнительных контингентов туда не вводили».

Доля правды в этом утверждении есть. Действительно, весной 2014 года между Украиной и Российской Федерацией действовали соглашения о статусе и условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины от 28 мая 1997 года, которые были продлены в 2010 году «харьковскими соглашениями» до 2042 года. В соответствии с этими соглашениями, в Крыму могло размещаться определенное количество российских военных: моряков и морских пехотинцев и техники (более сотни бронемашин, некоторые артиллерийские системы и т.п.), и, конечно, флот.
28-cit-01.jpg
Но Путин ведь уточнил: «Для того, чтобы блокировать и разоружить 20 000 человек (украинских военных), нужен определенный набор личного состава и не просто по количеству, но и по качеству», — этот пассаж повторяется в фильме дважды. Президент мягко объясняет, что под его руководством российские войска должны были разоружить воинские формирования украинской армии или «убедить» их не вмешиваться.

Для этого он «дал указание Минобороны под видом усиления охраны наших военных объектов в Крыму перебросить туда спецподразделения Главного Разведывательного Управления и силы морской пехоты, десантников». «В какой-то момент» в Крым был доставлен комплекс «Бастион» (наземный комплекс для уничтожения морских судов) и другая техника, не предусмотренная соглашениями. После того, как со стороны Херсонской области появились украинские установки залпового огня, «мы были вынуждены поставить наши системы, которые… при первом залпе… бы их (украинские установки) уничтожили».

Также президент рассказал, как спецназ ГРУ в ходе захвата украинских воинских частей изолировал украинских военных от спецсвязи, «а открытые переговоры (украинских военных) мы контролировали и чувствовали». Как говорит голос за кадром, при захвате украинских кораблей не обошлось без спецопераций. «Мы сделали из Крыма крепость и с моря, и суши», — резюмирует президент.

Разумеется, соглашения 1997 года о статусе и условиях пребывания Черноморского флота никогда не предусматривали создания российской крепости из части украинской территории.
28-490-02.jpg
«Вежливые люди» возле украинской части в с. Перевальное, неподалеку от Симферополя, 3 марта 2014 года. Скриншот из фильма

Страна — агрессор

В операции были задействованы «на первом этапе — спецназ ГРУ, ВДВ, пехота, потом другие подразделения… Задействован был и МИД, и «юридические службы», и «те, кто занимаются вопросами внутренней политики». В дополнение ко всему, Путин рассказывал о прямой связи российского командования и вооруженных групп (казаков), других неформальных вооруженных формирований (так называемого «крымского ополчения») и о прямом руководстве ими. Он достаточно высоко отзывается об их высоком боевом духе, дисциплине и ответственности.

Эта позиция президента прямо опровергает официальную позицию российского МИДа, основной тезис которой таков: крымские события развивались «без внешнего воздействия». А действия России в марте 2014-го в новом изложении верховного главнокомандующего прямо подпадают под определение агрессии, утвержденное резолюцией 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года.

А именно, согласно ст. 3:

п. «А»: вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее — участие сил ГРУ, ВДВ и др. в «мирном волеизъявлении жителей Крыма»;

п. «С»: блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства — комплекс «Бастион» и блокирование выхода украинских судов из севастопольской бухты;

п. «D»: нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флота другого государства — последующий захват украинских судов и воинских частей;

п. «G»: засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них — засылка «казаков» и руководство «крымским ополчением».

Таким образом, события в Крыму в изложении президента России от 15 марта 2015 года подпадают под четыре из семи пунктов резолюции Генеральной асамблеи ООН № 3314.

Между тем, наличие любого (хотя бы одного) из этих признаков — вне зависимости от объявления войны — свидетельство агрессии. То есть, согласно той же резолюции, свидетельство международного преступления.

«Комар носа не подточит»

В фильме рассказывается не только о военных действиях. «Здания ключевых органов власти, от работы которых зависела стабильность и законность в Крыму, были взяты под охрану. Спецназу потребовалось всего 30 минут, чтобы провести эту операцию в ночь на 27 февраля». Президент РФ объясняет это тем, что «нам надо было обеспечить работу представительного органа власти — парламента Крыма. Для того чтобы этот парламент смог собраться и осуществить предусмотренные законом действия, люди должны были чувствовать себя в безопасности. Парламент — «люди собрались, проголосовали и избрали нового председателя правительства Крыма, Аксенова Сергея Валерьевича, а действующий на тот момент президент Янукович его утвердил. С точки зрения украинского закона, все соблюдено. С правовой составляющей — там комар носа не подточит», — в характерной своей манере заключает гарант.

Последнее утверждение, с точки зрения юриспруденции, весьма сомнительно. Нет ни одного государства в мире, кроме РФ, которое разделяло бы эту позицию. Виктор Янукович уже находился за пределами Украины и уклонялся от исполнения своих президентских обязанностей, за что и был отстранен законно избранным парламентом — Верховной Радой Украины, которой Путин почему-то отказывает в легитимности. Кроме того, согласно законодательству Украины и конституции Крыма (ст. 37), Крыму не требовалось президентское утверждение кандидатуры нового председателя правительства, одобренной парламентом полуострова, — лишь ее согласование. И.о. президента Украины на тот момент был Александр Турчинов — вот с ним это согласование и надо было проводить. Степень свободы волеизъявления депутатов крымской Рады в присутствии «охранявших» их российских военных также многими ставится под сомнение. Практически ни у кого за пределами Российской Федерации не вызывает сомнений незаконность процедуры назначения референдума о присоединении к России.
28-cit-02.jpg
Статьи

Крымским событиям посвящено множество международных документов. Так, резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 27 марта 2014 года №68/262 «Территориальная целостность Украины» перечисляет основные международные договоры, нормы которых нарушила Российская Федерация: статью 2 Устава ООН, предусматривающую обязательства всех государств воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости любого государства и разрешать свои международные споры мирными средствами; Резолюцию 2625 (XXV) от 24 октября 1970 года, в которой ООН одобрила Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН; норму о том, что территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения и что любая попытка, направленная на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности государства или страны, или их политической независимости, несовместима с целями и принципами Устава ООН; Заключительный акт Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный в Хельсинки 1 августа 1975 года (по этому акту Россия нарушила все принципы международных отношений); Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештский меморандум) от 5 декабря 1994 года, по которому Россия выступала одним из гарантов территориальной целостности Украины; Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией от 31 мая 1997 года и Алма-Атинскую декларацию от 21 декабря 1991 года.

Кроме того, Российской Федерацией были нарушены и другие международные договоры, в частности: основополагающий акт о взаимоотношениях Россия–НАТО 1997 года; Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и ЕС 1994 года; Устав Совета Европы — перечисление всех нарушенных договоров заняло бы не одну страницу.
28-490-03.jpg
Мобильный комплекс береговой обороны «Бастион», предназначенный для уничтожения кораблей. Скриншот из фильма

Позиция Европы

Наиболее полным заключением по данному вопросу является резолюция Европейского парламента от 13 марта 2014 года (2014/2627(RSP)). Согласно этому документу, вторжение России в Крым является актом агрессии и нарушением, прежде всего, суверенитета и территориальной целостности Украины. Европейский парламент констатирует, что пророссийские боевики и российские солдаты захватили ключевые здания в столице Крыма, Симферополе, а также другие стратегические цели в Крыму — в том числе не менее чем в трех аэропортах. Большинство украинских воинских частей на полуострове были окружены, но отказались сложить оружие; с начала кризиса значительное число дополнительных российских войск было развернуто на Украине.

Европейский парламент признает аргументы, представленные российским руководством для поддержки этой агрессии, совершенно необоснованными и не имеющими связи с реалиями на местах, так как не было ни одного свидетельства того, что жизнь и здоровье граждан России или русскоязычных граждан Украины подвергались опасности. Кроме того, Европейский парламент констатирует, что самопровозглашенные и нелегитимные власти Крыма 6 марта 2014 года приняли решение просить Россию о включении Крыма в состав Российской Федерации и назначили референдум по вопросу отделения Крыма от Украины на 16 марта 2014-го, тем самым нарушив конституции Украины и Крыма.

Таким образом, крымский «референдум» представляет собой не более чем политический перформанс, без каких бы то ни было правовых последствий.

На заседании Совета Безопасности ООН 15 марта 2014 года позицию Европейского парламента поддержали и 13 членов Совета, Китай воздержался. Резолюция не была принята СБ ООН только потому, что Россия как постоянный член этого органа на основании ст. 27 Устава ООН, имеет «право вето». В дальнейшем свою приверженность этой позиции подтвердили Европейский Союз и почти два десятка ведущих государств через развертывание ограничительных мер (санкций), которые действуют до сих пор.

Так что насчет комара и его носа, президент РФ, мягко говоря, заблуждается.
28-cit-03.jpg
Перспектива для Гааги

Будь Владимир Путин президентом не ядерной державы, являющейся постоянным членом Совета Безопасности ООН, а какой-либо другой страны, его интервью на государственном телеканале потянуло бы на две Гааги. В этом нидерландском городе, практически через дорогу, расположены два суда — Международный уголовный суд и Международный суд ООН, которые рассматривают международные правонарушения людей и государств. И будь Россия какой-нибудь «другой» страной, прокурор Международного уголовного суда уже начал бы расследование в отношении лиц, причастных к кризису: Украина сейчас потихоньку собирает доказательства для будущего, лишь теоретически вероятного, процесса — в Международный суд ООН для привлечения российской стороны к ответственности. Конфликт вполне можно было разрешить в рамках международного права, но Российская Федерация не ратифицировала Римский статут Международного уголовного суда, и действия ее граждан не подпадают под его юрисдикцию. Также РФ исключила себя из-под подсудности Международного суда ООН (исключение сделано для очень ограниченного круга случаев, связанных с захватом воздушных судов, ядерных материалов, а также некоторых редких случаев нарушения прав человека).

Но нельзя исключить, что в будущем удастся создать специальный международный трибунал ad hoc (это позволяет VII глава Устава ООН «Действия в отношении угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии», но для этого нужно решение Совета Безопасности, члены которого, как мы помним, обладают «правом вето»); он и займется подробным разбором и оценкой деятельности РФ и ее должностных лиц.

В качестве примера уже состоявшегося суда над международными преступниками можно привести Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственны за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенных на территории бывшей Югославии с 1991 года (резолюция СБ ООН №827 от 25.05.1993 г.). Он был создан в 1993 году по решению Совета Безопасности ООН и работает до сих пор (предполагаемая дата окончания работы — 2017 год). В своей деятельности Трибунал руководствуется доктриной совместных преступных действий, когда каждый член преступной группы несет индивидуально специально определяемую ответственность за совершенные преступления. При этом Трибунал рассматривает преступления всех участников процесса: сербов, хорватов, боснийских албанцев и макендонцев. Процессы идут как над бывшими президентами, так и над бывшими охранниками. Всего — 155 обвиняемых. Некоторые из них, например Слободан Милошевич (быший президент Югославии, затем — Сербии) — скончались в тюрьме, не дождавшись конца процесса, некоторые, как Любиша Беар (начальник контрразведки штаба Войска Республики Сербской) — приговорены к пожизненному заключению. В основном — обвиняемые получили различные тюремные сроки от 5 до 40 и более лет заключения. В то же время некоторые, как Милан Милутинович (другой бывший президент Сербии), были оправданы.

Фото: Sergei Ilnitsky/EPA, Донат Сорокин/ИТАР-ТАСС, Вas Сzerwinsk/Рool/Reuters, youtube.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.