Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

#Только на сайте

#История

#Книги

Мир Брокгауза и Ефрона

17.03.2015 | Людмила Иванова, Санкт-Петербург | № 8 (359) от 16 марта 2015 года

125 лет назад в России вышли первые четыре тома легендарного Энциклопедического словаря*
63-490.jpg
Беспамятная собака — собака, жадная до азартности». Одна из самых кратких статей в 5-м полутоме Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона произвела на читателей неожиданное впечатление. Знатоки псовой охоты сразу вспомнили старинное охотничье выражение. Но большинство поверило слуху, будто студенты, которым за переводы в очередной раз не выплатили гонорар, решили подшутить над забывчивым заведующим конторой. Всякий раз в ответ на жалобы конторщик, ударяя себя по лбу, повторял: «Ах, забыл я — собака беспамятная».

Появилось мнение — напрасно знаменитая фирма «Брокгауз» связалась с Ефроном, не выйдет дела, раз уже в самом начале на копейках экономят. Однако история развеяла все опасения.

Немцу здорово, и русскому неплохо

К концу XIX века во всем мире словарное дело уже процветало, национальные энциклопедии были не только во многих странах Европы, но и в США и Австралии. В России первые энциклопедические словари появились в конце XVIII века, в XIX веке было несколько попыток создания универсальных и тематических энциклопедий, но практически ни одно большое издание не было завершено. Час пробил в 1889 году, когда в Санкт-Петербурге было образовано акционерное издательское общество Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона.

Немецкая книготорговая и издательская фирма Фридриха Арнольда Брокгауза существовала с 1805 года, в том числе с 1814-го под именем ее владельца — «Ф.А. Брокгауз», и к концу века уже имела мировую известность. 7-е издание «Брокгауза» легло в основу энциклопедии «Американа» — первого значительного американского словаря; по образу немецкого издания были построены голландская и шведская энциклопедии. Филиалы издательства работали в Берлине и Вене, отделения — в Париже и Лондоне. Расширение рынка было стратегической политикой фирмы.
63-cit-01.jpg
Владелец книжного склада и типолитографии в Прачечном переулке Санкт-Петербурга Илья Абрамович Ефрон не был известным человеком в столице. Почему знаменитая фирма выбрала в деловые партнеры именно его? Может быть, помимо репутации, компаньонов привлек факт личной биографии Ефрона? Он был правнуком виленского гаона, знаменитого ученого талмудиста Элияху бен Шломо Залмана. Так или иначе, но никто не просчитался. Дело начали без промедления. На должность редактора пригласили одного из популярнейших профессоров в Российской империи Ивана Андреевского. Юрист, историк, архивист, ректор Санкт-Петербургского императорского университета, автор концепции полицейского права как права, регулирующего деятельность всех членов общества. Ученый придерживался либеральных взглядов, ратовал за свободу личности и общественное самоуправление.

За дело Андреевский принялся с воодушевлением. Предполагалось взять за основу 13-е, последнее, издание «Брокгауза» и не нарушать сложившихся за сто лет традиций. Из немецкого словаря переводили статьи, которые не требовали изменения. Основой для других должны были стать Британская энциклопедия, французская энциклопедия Ларусса и словари, ранее выпускавшиеся в России, в частности, Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Но вскоре стало понятно, что от плана придется отступить.

«Все статьи, касающиеся России, — писал Андреевский, — помещаются в Словаре совершенно самостоятельно и представляют обширный и свежий материал, самобытно и совершенно заново обработанный почтенными русскими учеными, принявшими участие в составлении этого Словаря».

На предварительные работы: подбор авторов, урегулирование плана и макета издания — ушло менее двух лет. Для словаря изготовили специальную тонкую прочную бумагу, отлили особый шрифт — компактный, но удобный для чтения.

Интеллектуальный запас

63-150.jpg
  Фридрих Арнольд Брокгауз
  издал в Германии
  энциклопедию, которая
  послужила основой
  для Энциклопедического
  словаря Брокгауза и Ефрона

В 1890 году в Семеновской типолитографии Санкт-Петербурга были отпечатаны первые четыре тома Энциклопедического словаря. На титульном листе были обозначены имена издателей: Ф. А. Брокгауз (Лейпциг) — И. А. Ефрон (С.-Петербург). Каждый том переплетался в две отдельные книжки. На следующий год у подписчиков стояло уже восемь томов ЭСБЕ.

В 1891 году неожиданно умирает Андреевский, и с осени 1891 года должность редактора Энциклопедического словаря делят два человека — общественный и земский деятель, большой авторитет в русской адвокатуре, писатель Константин Арсеньев и первый председатель Российского физического (позднее — физико-химического) общества, изобретатель, один из первых авторов курса электромагнетизма, заслуженный профессор Федор Петрушевский.

Кроме общего руководства, Петрушевский занимался отделом точных и естественных наук. Другие отделы возглавили люди не менее достойные. Химик Дмитрий Менделеев, уже открывший периодическую систему, но больше известный как экономист, обосновавший главные направления хозяйственного развития России и автор большого труда по вопросам народонаселения «К познанию России». Блестящий историк и социолог с мировым именем Николай Кареев, труды которого высоко ценил Георгий Плеханов и изучали классики коммунизма. Эдуард Брандт — профессор зоологии и сравнительной анатомии, знаменитый исследователь нервной системы насекомых. Географ, путешественник, климатолог, создатель сельскохозяйственной метеорологии Александр Воейков, автор более 200 книг, в том числе знаменитой «Климаты земного шара». Самый оригинальный и глубокий русский мыслитель конца XIX века Владимир Соловьев — духовный учитель Н. Бердяева и С. Булгакова, А. Белого и А. Блока, автор идеи всеединства и богочеловечества, апологет идеи добра.

63-15-02.jpg
  Этот портрет Ильи Ефрона
  опубликован в
  Энциклопедическом словаре
  Брокгауза и Ефрона,
  период 1890–1907 года

К работе были привлечены выдающиеся интеллектуалы своего времени: Владимир Вернадский, Семен Венгеров, Андрей Бекетов, Иван Янжул, Андрей Сомов, Николай Соловьев, Владимир Герье, Григорий Грум-Гржимайло, Павел Милюков, Георгий Надсон, Василий Нечаев, Петр Струве, Алексей Дживелегов, Эрнест Радлов — почти сто известных фамилий.

9-й том Энциклопедического словаря открывался редакционной статьей, где новые сотрудники уверяли, что дело, за которое они взялись, будет доведено до конца. Была обнародована новая стратегия издания: принимая в расчет значительную разницу между положением немецких и русских читателей, редакция объявила о намерении отступить от образца «Брокгауза» и отдавать предпочтение самостоятельным статьям, в особенности по всем предметам, относящимся к России. В русском Энциклопедическом словаре предполагалось собрать как можно больше русского и касающегося России. При этом все иностранное — сколько-нибудь важное, замечательное или необходимое для справок — словарь должен был сохранить.

Портрет страны

Больший объем издания был оправдан потребностями русского образованного общества. Работа растянулась на 17 лет, с 1890 по 1907 год. Хотя не все авторы увидели последний том, огромный труд был завершен. Подписчики получили 82 основных тома и 4 дополнительных. Тираж — 30 тысяч. Небольшая часть тиража была отпечатана в 41 основном и 2 дополнительных томах. 121 240 статей, 7800 иллюстраций, 235 значимых карт. На все многотомное издание — две опечатки и два повтора.

Словарь содержал обширные сведения по истории цивилизации и культуре, статьи о новейших достижениях во всех областях науки и техники, уникальные факты, статистические данные, географические подробности. Взяв лучшее из богатого столетнего опыта «Брокгауза» и собрав все современные знания, ЭСБЕ стал воистину энциклопедическим собранием, незаменимым для каждого образованного русского человека. Это был объемный портрет страны — кто мы такие, куда идем. Подобно Энциклопедии Дидро, русский «Брокгауз» демонстрировал силу разума и способствовал освобождению умов, а по мнению многих — подготовил русские революции, посеяв в умах вольнолюбивые идеи.

Словарь не уступал не только немецкому «родителю», но и французской Большой энциклопедии Ларусса и английской «Британнике». А благодаря великолепному стилю повествования он стал еще и памятником беллетристики.

Даже в советское время, когда царствовала БСЭ, почтенный «Брокгауз» оставался авторитетом. Ученые всех отраслей более доверяли дореволюционному изданию — и не без оснований. Известно, что еще в 1920-е годы, когда стало выходить первое издание БСЭ, Григорий Грум-Гржимайло — географ, знаменитый исследователь Западного Китая и Средней Азии, один из авторов ЭСБЕ, — писал научному редактору Большой советской энциклопедии о грубейших ошибках и незнании литературы у многих авторов статей о Китае, Тибете, Манчжурии.

Но истинные знания в советское время считались не главными. «Брокгауза» в самых больших библиотеках можно было получить только по специальному разрешению, основной тираж был «сослан» в заводские и сельские библиотеки. Неудивительно, что стоило в начале 1990-х выпустить репринт Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона («Россия») тиражом в 100 тыс. экземпляров, книга разошлась мгновенно. То же произошло и с «Биографиями», где было опубликовано более 40 тыс. биографических справок. Для сравнения: в 3-м издании БСЭ их было только 25 тыс.

Многие статьи русской Википедии основаны на ЭСБЕ. Огромный объем естественно-научных и гуманитарных знаний, без политической тенденциозности и пропаганды, остается востребованным, полезным и цитируемым.
63-cit-02.jpg
Открытие мира

Осмелимся сказать, что многое в дореволюционной российской культуре не понять без «Брокгауза и Ефрона». Ищем статью о гелиотропе — цветке, запах которого слышится во всей русской литературе XIX века, но натыкаемся на статью о другом гелиотропе, помеченную греческой буквой дельта, которой отмечал свои публикации Менделеев, и узнаем об искусственной органической краске, ее химическом составе и способности окрашивать хлопчатобумажные ткани в мыльном растворе в красно-фиолетовый цвет.

Или, казалось бы, общеизвестное: Пушкин Александр Сергеевич — «величайший русский поэт родился 26 мая 1799 года, в четверг, в день Вознесения Господня, в Москве, на Немецкой улице». И дальше несколько страниц увлекательнейшего текста, и ни слова лишнего, потому что «поэзия Пушкина настолько правдива, что о ней нельзя получить ясного понятия, не узнав его как человека».

А можно с не меньшим интересом увлечься далекой от поэзии таблицей главных результатов эксплуатации в 1896 году по казенным и частным железным дорогам. Или изучением убранства церковного алтаря, даже рисунком бесхвостых насекомых, у которых Брандт обнаружил нервную систему.

Тяжелые коричневые фолианты с золотым тиснением, которым уже 125 лет, по-прежнему открывают нам мир, Россию и истинный смысл идеала добра и общественного самосознания.

* Все исторические справки взяты из ЭСБЕ.

Фото: CHELANTIK.RU, WIKIPEDIA.ORG






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.