Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

«Наступает чистое противостояние добра и зла»

06.03.2015 | Анна Байдакова

Советский диссидент Виктор Файнберг — о том, почему убийство Бориса Немцова и голодовка Надежды Савченко должны изменить оппозицию в России
Victor-Fainberg-1er-Mars-2015-490.jpg

Виктор Файнберг — участник демонстрации на Красной площади в 1968 году против вторжения в Чехословакию и борец с карательной психиатрией — 5 марта прекратил голодовку, которую он объявил 26 февраля в Париже в знак солидарности с украинской летчицей Надеждой Савченко. Сама Савченко голодала в московском СИЗО 82 дня, она знает об акции Файнберга и написала ему письмо с благодарностью, в котором в частности сказано: «Мне очень неловко принимать от вас поддержку моей голодовки вашей, вы ведь уже проходили через это, и тоже по причине протеста против «кровожадной империи», по сути, одной и той же, против которой сейчас борюсь я».

Почему вы решили присоединиться к голодовке Надежды Савченко?

C самого начала, когда я услышал о судьбе Нади Савченко, я чувствовал почти идентификацию с ней. Что может быть ближе людей, для которых главное — борьба за свободу человека в нашем страшненьком мире. Одиночная акция солидарности вряд ли ей поможет, но я просто физически не мог есть, когда такой человек, как Надя, голодала. Я страшно рад, что она прекратила голодовку: это победа в знаменательной дуэли между Путиным и Надеждой, молодой украинской женщиной и человеком, которого боятся и Обама, и Меркель, и Олланд. Если бы они не боялись, то давным давно Надя была бы на свободе, и не убили бы Бориса Немцова. Но когда преступление идет за преступлением без перерыва, и все красные черты уже пересечены, то Запад, несмотря на то, что раньше реагировал на подобное очень слабо, теперь может действительно проснуться.

В нынешней ситуации такой способ протеста, как голодовка, еще может на что-то повлиять?

Конечно, это печально, когда люди в борьбе за свои права идут на экстремальные меры. Но даже их неудачи и смерть в политическом и историческом смысле не будут холостыми выстрелами. В 1968 году, после неожиданного для нас вторжения СССР в Чехословакию, движение за права человека поняло, что перед ним не противник на ринге или политический оппонент, а жестокий, коварный и беспощадный враг, с которым не может быть никаких серьезных переговоров. Это все равно, что спорить с людоедами о правах загрызаемых. И это изменило характер правозащитного движения. А сейчас, после того, что они сделали с Надей, после совершенно прозрачного убийства Бориса Немцова, у гражданского общества уже не может быть никаких иллюзий. Обязательно нужно сейчас проснуться и организовать ненасильственное сопротивление. Уже исчезают оттенки и нюансы, наступает чистое противостояние добра и зла.

В свое время вы стали одним из символов сопротивления несправедливой власти. Вы сейчас видите таких людей в России?

Мне трудно ответить, но я уверен, что такой человек появится. В России живет один из самых талантливых и духовных народов в мире, и мне тяжело то, в каком больном состоянии он находится сейчас. Правящий режим теперь символизирует не только несвободу, но смерть, а Надежда Савченко стала символом борьбы со смертью.


Сейчас 83-летний диссидент живет в Париже. А в августе 1968 года, когда Советский Союз ввел в Чехословакию войска и положил конец «Пражской весне», Файнберг был на Красной площади вместе с семью другими демонстрантами, которые протестовали против интервенции с плакатами «Позор оккупантам», «За вашу и нашу свободу!» Всех участников акции арестовали, Виктору Файнбергу назначили принудительное психиатрическое лечение. В Ленинградской специальной психиатрической больнице он несколько раз объявлял голодовку. Благодаря врачам, сочувствовавшим политическим узникам, и другим диссидентам история Файнберга стала известна на Западе. В 1973 году он освободился, а в 1974 году эмигрировал в Израиль, откуда позже уехал в Великобританию, а затем во Францию. В Лондоне Файнберг основал организацию по борьбе с карательной психиатрией «САРА» — Campaign Against Psychiatric Abuses for Political Purposes. Благодаря усилиям Файнберга и его соратников Запад узнал о практике принудительного психиатрического лечения несогласных в СССР.

Фото: Pierre Raimbault


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.