Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Путин

Зачем приезжал Лукашенко

04.03.2015 | Денис Лавникевич, Минск

За один только февраль Белоруссия сделала для улучшения отношений с Западом больше, чем за все время, прошедшее после президентских выборов конца 2010 года.
PuLu-490.jpg

В преддверии очередных президентских выборов, намеченных на ноябрь 2015 года, Александр Лукашенко привычно старается заручиться поддержкой как Запада, так и Востока. Получит ли он что-то от Европы, станет ясно уже в мае в Риге, где пройдет саммит «Восточного партнерства», причем, судя по всему, при участии Белоруссии. А вот торг с Россией уже, по сути, идет полным ходом.

В Москву за кредитом?

3 марта Александр Лукашенко прилетел в Москву. Официальный повод — участие в заседании Высшего госсовета Союзного государства Белоруссии и России в Кремле. Впрочем, пресс-службы Путина и Лукашенко не стали маскировать темы реальной переговорной повестки — ситуация на Украине и «преодоление негативных тенденций в экономиках двух стран», и в итоге — утверждение совместного антикризисного плана Москвы и Минска. Попутно белорусского президента наградили орденом Александра Невского.

По неофициальной информации, «батька» опять просил у президента России кредит в $2,5 млрд, крайне необходимых ему, чтобы хоть немного стабилизировать белорусскую экономику в предвыборный год. На предыдущей встрече с Путиным месяц назад в Сочи он тоже просил деньги. Но приоритетной в тот раз все же была дипломатия — именно тогда, в Сочи, Путин дал Лукашенко принципиальное согласие на то, что очередная встреча «Нормандской четверки» пройдет в Минске.

Теперь, после подписания Минских соглашений-2, — а в достижение договоренностей Белоруссия как страна-хозяйка встречи, по общему мнению, внесла свою позитивную лепту, — настала пора поговорить об экономике. Не случайно пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, отвечая на вопрос, будет ли обсуждаться в Москве выдача кредита Минску, сказал, что «безусловно, будет затронут весь комплекс двусторонних российско-белорусских отношений». Однако Москва пока не делает однозначных заявлений относительно дальнейшего кредитования Белоруссии. В конце концов, еще не успели высохнуть чернила на предыдущих договоренностях: осенью прошлого года Москва приняла решение о выделении Беларуси двух кредитов — государственного экспортного кредита в объеме до $10 млрд на строительство АЭС и отдельно — еще одного кредита на сумму в $1,5 млрд.

Быстрым шагом в Европу

Весь последний месяц официальный Минск делал максимум возможного, чтобы наладить отношения с Западом. Конечным результатом этих усилий должно стать невероятное: приглашение белорусского лидера (которому въезд в Европу официально запрещен) на саммит «Восточного партнерства» в Ригу в мае этого года. Очевидно, что глава белорусской дипломатии Владимир Макей знал, о чем говорил, когда заметил 11 февраля журналистам в Минске: «В течение недели-двух ожидайте наплыва посетителей».

«Мы работали едва ли не круглые сутки — с момента, когда Лукашенко приехал из Сочи и сообщил, что саммит «нормандской четверки» пройдет в Минске. И так до самого конца февраля — готовили одну встречу за другой, — сказал корреспонденту NT источник в МИД Белоруссии. — Теперь вот готовимся к саммиту «Восточного партнерства» в Риге — нам прямо сказали, что мы обязаны обеспечить колоссальный дипломатический прорыв».

Самой значимой встречей месяца (не считая переговоров «нормандской четверки») для Лукашенко стала встреча с заместителем генерального секретаря Европейской службы внешних действий Хельгой Марией Шмид 25 февраля. На ней Лукашенко говорил о своих интеграционных планах без ложной скромности: «Не такой далекой перспективой может казаться наше сотрудничество в рамках формулы «от Лиссабона до Владивостока». Хорошая была бы перспектива. Беларусь как страна, ныне председательствующая в Евразийском экономическом союзе, готова сделать максимум для того, чтобы хотя бы приблизиться к реализации этого проекта».

Попутно Лукашенко рассыпался в комплиментах в адрес главы представительства Евросоюза в Беларуси Майры Моры: «У вас здесь хороший посол и, я думаю, объективный человек, который вам даст абсолютно объективную информацию о происходящих в Беларуси процессах. Это, наверное, один из немногих западных послов, которого общество принимает и воспринимает».

В тот же день спецдокладчик ПАСЕ по Белоруссии Андреа Ригони встретился в Минске со спикером нижней палаты белорусского парламента Владимиром Андрейченко. Как заявил Ригони, ПАСЕ заинтересована в сотрудничестве с властями Белоруссии, а сам он прибыл с целью «возобновить диалог», так как Европа «ждет инициатив официального Минска».

В свою очередь, министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей, как сообщила его пресс-служба, обсудил с Андреа Ригони «состояние отношений и возможные направления активизации взаимодействия Беларуси с ПАСЕ и Советом Европы в целом, включая присоединение Беларуси к правовым инструментам и механизмам СЕ».

Далее, уже 27 февраля, Лукашенко встретился с заместителем помощника госсекретаря США Эриком Рубиным. «Стороны отметили наметившуюся в последнее время положительную динамику отношений. Также были рассмотрены некоторые вопросы международной повестки дня, в частности ситуация в Европейском регионе», — отрапортовала пресс-служба белорусского президента. Тут стоит учитывать, что отношения Белоруссии с США еще хуже чем с Европой — так, в Минске нет американского посла с конца 90‑х.

В некотором смысле этот дипломатический марафон завершился 1 марта, когда Александр Лукашенко поздравил с днем рождения президента Литвы Далю Грибаускайте. «Убежден, что ваш огромный опыт, многогранная деятельность в должности Президента Литовской Республики будут и в дальнейшем содействовать социально-экономическому расцвету вашей страны, развитию всесторонних белорусско-литовских связей», — сказано в официальном поздравлении. Учитывая, что Грибаускайте — один из самых жестких критиков России в ЕС, тем самым Лукашенко буквально «щелкнул Путина по носу», заметили европейские обозреватели.

Дилемма для Минска

Эксперты впрочем не удивлены и считают, что Лукашенко привержен своей старой политике балансирования между двумя центрами силы. «Ничего нового Лукашенко не придумал — он все так же маневрирует между Европой и Россией, как и последние 20 лет, — считает белорусский политолог Виктор Демидов. — То же самое он делал перед прошлыми президентскими выборами: не признал Южную Осетию и Абхазию, пошел на конфликт с Кремлем (вспомните документальные фильмы «Крестный Батька» по НТВ) и благодаря этому получил льготные кредиты от МВФ. Потом, перед самыми выборами, быстренько помирился с Москвой, выиграл выборы и опять разругался с Западом, бросив в тюрьму своих оппонентов. Теперь же все идет по новому кругу».

С другой стороны, теперь обычное маневрирование Лукашенко между Москвой и Брюсселем происходит на фоне украинского кризиса. То есть президенту Белоруссии приходится держать в голове еще один сценарий — возможного появления на улицах Минска «вежливых людей», отоварившихся в ближайшем военторге.

«Российское вторжение в Украину стало полной неожиданностью для официального Минска. Там поняли, что любые гарантии безопасности со стороны России предельно ненадежны», — говорит руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. При этом белорусские власти, по словам эксперта, разочарованы позицией Запада в украинском кризисе, которая, с их точки зрения, не является образцом решительности и последовательности. В итоге, Минск оказался перед дилеммой: далее опираться только на Россию невозможно из-за непредсказуемости ее руководства, Запад же ненадежен и пока выглядит слабым: «Ориентация только на Кремль чревата угрозой суверенитету. Но и Запад Беларусь рассматривает как сателлита или даже вассала Кремля, в случае противостояния (Беларуси) с Россией Запад на помощь не придет, сочтя это внутренними разборками».

Поэтому Лукашенко надо доказать Западу, что Беларусь — самостоятельный, хотя и небольшой игрок в регионе, обладает субъектностью, зависит от России гораздо меньше, чем полагают в Брюсселе и Вашингтоне, и с ней можно и нужно иметь дело.

При этом в Минске убеждены: Запад настолько озадачен кризисом на Украине, что примет Белоруссию такой, какая она есть: с политзаключенными, репрессивными практиками, ограничениями прав и свобод и т. д.

Полезный игрок

Белоруссия находится в состоянии финансового кризиса, а возможности России оказать помощь откровенно сжимаются. Нужны новые источники финансовой помощи, и тут Запад выступает практически безальтернативным вариантом. «Получается, что официальный Минск пытается решить три задачи сразу: доказать свою субъектность в международных делах, выйти из политической изоляции со стороны Запада, получить альтернативный источник финансовой поддержки», — уверен Андрей Поротников.

При этом эксперт сомневается, что тактика Минска встретит понимание на западе: «Лишних денег там нет, Лукашенко там не верят (он им, впрочем, тоже) — и для Брюсселя, и для Вашингтона сегодняшняя ситуация в отношениях с Минском вполне комфортна».

Так или иначе, с началом украинского кризиса Брюссель и Вашингтон смягчили свою позицию по отношению к Минску, уверен политолог Александр Класковский. Сегодня, когда для Евросоюза и США главную угрозу представляет Россия, белорусский режим уже рассматривается в качестве если не союзника, то игрока, полезного в плане миротворчества, поиска выхода из кризиса, подчеркивает эксперт.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.