Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

#Украина

Пересадка органов

03.03.2015 | Леонид Рагозин, Киев — Москва | № 7 (358) от 2 марта 2015 года

Украина начинает реформировать свою милицию — по грузинскому образцу и под руководством одного из авторов грузинской реформы
46-490-01.jpg
Депутат Верховной Рады Антон Геращенко, находясь за рулем личного авто, проскакивает зебру, над которой занес ногу пешеход. Взмах жезла — и Honda CR-V ближайшего соратника Арсена Авакова, главы МВД Украины, вынуждена остановиться. Место действия — Европейская площадь, центр Киева. Суровый, как статья УК, милиционер забирает права и уходит, но, идентифицировав их обладателя, спешно возвращается: «Ой, Антон Юрьевич, вы извините, я вас, наверное, задерживаю?» Геращенко говорит ему, что все правильно: «Признаю, нарушил, давайте поскорее выпишем штраф».

Вероятность того, что через полгода этот милиционер будет все еще носить форму, не очень велика. Не потому что он остановил депутата. А потому что сам этот депутат участвует в запуске реформы, подробности которой он настолько увлеченно разъяснял автору этих строк, что проскочил «зебру». В результате реформы, по словам Геращенко, за пять лет личный состав украинской милиции «обновится процентов на 80» при значительном сокращении числа сотрудников. Причем обновление начнется именно с патрульно-постовой службы города Киева. Дорожную инспекцию и городской патруль в их нынешнем виде просто расформируют. Вместо 4000 милиционеров, которые там служили, на конкурсной основе будут наняты 2000 сотрудников — для работы в новой Единой патрульной службе.

Набор начался в конце января. Интерес, неожиданно для самих инициаторов, оказался огромным, было подано 33 тыс. заявок, то есть более 15 на место — как в самом престижном вузе. Чтобы справиться с потоком, пришлось создавать дополнительные центры тестирования. Женщины составляют около 35 % заявителей, граждане с высшим образованием — около 40 %. Также вузовский диплом имеют 63 % прошедших первичный отсев и допущенных к тестированию.

А вот действующие сотрудники милиции, похоже, махнули на свою работу рукой. Иначе трудно объяснить, почему из всех кандидатов лишь менее тысячи когда-либо работали в милиции и менее сотни — в автоинспекции.

В июне 2015-го, пройдя подготовку под руководством американских и специально нанятых украинских инструкторов, милиционеры нового образца появятся на улицах Киева — в новой форме и на новых машинах. И будут, кстати, называться уже не милиционерами, а полицейскими. Зарплаты вырастут втрое-вчетверо по сравнению с нынешними. Если все получится в столице, за ней в этом же году последуют Харьков и Одесса.

Другое дело, что хромающая экономика может внести свои коррективы в амбициозные планы. В январе кандидатам на работу в милицию нового образца обещали очень приличную зарплату в 6000-8000 тыс. гривен, что на тот момент равнялось $320–420. Но в феврале украинская валюта рухнула (25 февраля курс на черном межбанковском рынке доходил до 38 грн/$ и выше против 19–21 грн/$ в январе. — NT), в пересчете на доллары зарплаты упали, считай, в два раза, а об индексации речи пока не идет.
46-cit-01.jpg
Три процента доверия

Украинская милиция страдает тем же набором болезней, что и все постсоветские институты охраны порядка, только в более острой форме, чем большинство из них. «Милиция Украины, как и России, это осколок советской милиции, задача которой — защищать власть от народа вместо того, чтобы защищать сам народ», — говорит Геращенко.

Согласно правительственному документу под названием «Стратегия развития органов внутренних дел Украины», доверие граждан к милиции упало до уровня 3 %. «Если считать всех нынешних и бывших сотрудников, а также членов их семей, то именно такая цифра и получится», — комментирует эти данные Геращенко. При этом Украина — один из мировых лидеров по числу полицейских на душу населения (542 на 100 тыс. человек), и в два раза превосходит по этому показателю Соединенные Штаты.

Авторитет милиции катастрофически подорвала трагедия, случившаяся летом 2013 года во Врадиевке, когда два милиционера изнасиловали и пытались убить женщину, а начальники их покрывали. А после кровопролития на Майдане ходить в милицейской форме по Киеву стало попросту опасно — в конце февраля 2014-го патрульные машины милиции были взяты под охрану активистами Автомайдана.

Чтобы оставаться на плаву в условиях войны, Украине нужно провести множество болезненных реформ, связанных с оптимизацией бюджета и сокращением социальных выплат. Но реформа милиции — едва ли единственная, которую с уверенностью можно назвать популярной, настолько давно она назрела. При этом скроена реформа по грузинским лекалам, а проведением ее в жизнь занимается бывший первый замминистра внутренних дел Грузии Эка (Екатерина) Згуладзе, которая в свое время эти лекала и создавала. Теперь она занимает ту же должность в правительстве Украины, для чего президент Петр Порошенко дал ей украинское гражданство.

Когда Згуладзе стала вторым человеком в грузинском МВД, ей было всего 27 лет. Сейчас — 36. И теперь ей предстоит реформировать правоохранительные органы страны с вдесятеро бÓльшим населением, к тому же находящуюся в состоянии войны. «Украина ведет войну на два фронта. Один — на востоке, другой — здесь, в Киеве. И тут все просто: если мы не проведем реформы, то проиграем войну», — говорит Згуладзе, сидя в своем новом кабинете в здании МВД Украины. По соседним с кабинетом помещениям снуют молодые люди из ее аппарата, по виду больше ассоциирующиеся со словом «стартап», нежели «правоохранительные органы».

Впрочем, реформ, как и фронтов, тоже, можно сказать, две. Одна — глубокая и всесторонняя — должна пройти законодательную стадию. По словам Згуладзе, помощь в создании законов оказывают около 30 экспертов, привлеченных миссией ЕС на Украине. Главная цель — отделить министерство как политизированную структуру от собственно полицейской службы, которая не должна быть инструментом политической борьбы и репрессий. Кроме того, предполагается создание муниципальной полиции и единого следственного бюро по типу ФБР.

Другая реформа — быстрая, призванная дать сигнал обществу, что перемены уже наступили. «Вопрос в том, чтобы уже сегодня сделать то, что можно сделать. Потому что общество ждет результатов еще вчера», — поясняет Згуладзе. Реформа патрульно-постовой службы и станет тем самым сигналом перемен — ведь с патрульными милиционерами люди сталкиваются каждый день.
46-490-02.jpg
Парни из Рино

Желающие стать полицейскими новой генерации первым делом попадали в огромный гулкий зал Дома учителя на Владимирской улице — монументального здания, где заседала Центральная Рада во время первой независимости Украины в 1918 году. Процедура подачи заявления — очень короткая. Встреченные нами на выходе кандидаты в полицейские были задумчивы и немногословны.

20-летний Владислав Стельмах говорит, что идет не за зарплатой: «Заработать я могу больше и на стройке. Мне просто не хочется, чтобы была коррупция у нас в стране». По той же причине он ходил прошлой зимой на Майдан, хотя в уличных боях участия не принимал.

27-летняя Виктория, наоборот, считает анонсированную зарплату «хорошим стимулом». Медик по образованию и жена опера, она считает, что коррупцию в стране победить не удастся, но — «пусть это будет хотя бы началом». За рабочее место мужа Виктория не боится: «Да он у меня вне конкуренции».

Из главного зала заявления попадают в соседний, где их обрабатывают волонтеры. Прошедшие первичное отсеивание затем приглашаются на серию тестов. Сначала проверяется способность новобранцев анализировать и логически мыслить. Второй этап — физподготовка и медицинское обследование. На последнем этапе кандидаты проходят американский тест «на личностные характеристики», выявляющий их лидерские качества и жизненные ценности.

Американская составляющая вызывает у кандидатов воодушевление. Молодой человек, стоящий в ожидании своей очереди на тест возле мрачного, темно-серого здания Академии МВД на Воздухофлотском проспекте, вспоминает «Полицейскую академию»: «Я им включу Махони, мало не покажется!»

В тренировочном процессе главную скрипку будут играть копы из сердца Дикого Запада — города Рино, штат Невада. «Это действующие полицейские, некоторые из них преподают в академиях, а остальные работают в патрульной службе», — говорит Кристофер Смит, отвечающий в посольстве США в Киеве за сотрудничество в области правоохранительной системы. Причина довольно случайна — американский полицейский, который с самого начала подключился к разработке реформы на Украине, был начальником полиции в Рино. «А в Грузии руководитель программы был из штата Джорджия, соответственно, и большинство инструкторов — оттуда же», — разъясняет заместитель посла США Джордж Кент.

Кроме правительства США, поддержку реформе через свой украинский фонд «Возрождение» оказывает бизнесмен Джордж Сорос, а также Европейский союз. Зарплаты полицейским будут платиться из государственного бюджета, однако экипировка и обучение финансируются на средства западных доноров.

«Я уверена, что когда мы сделаем первые шаги, донорская помощь станет шире и мощнее», — говорит Эка Згуладзе.
46-cit-02.jpg
Милиция с национальным лицом

Начальник Згуладзе, министр внутренних дел Арсен Аваков получил свой пост сразу после победы Майдана в феврале 2014-го, и этот год ему пришлось посвятить не столько внутренним делам, сколько обороне страны. Вместе с милицией ему достались в наследство внутренние войска и печально знаменитый отряд спецназа «Беркут», то есть те самые структуры, с которыми сам Аваков буквально только что был по разные стороны баррикад во время кровавого противостояния в Киеве.

Бывшие милиционеры и беркутовцы сыграли ключевую роль в захвате власти в Крыму и на Донбассе. Однако Авакову удалось сохранить контроль над милицией в других областях, где события поначалу развивались по тому же сценарию. В его родном Харькове сепаратисты захватили здание областной администрации и даже успели провозгласить Харьковскую народную республику, но по приказу Авакова были выбиты той же ночью.

Когда началась война на Донбассе, тот же Аваков создавал на базе внутренних войск Национальную гвардию, куда вошли разношерстные добровольческие отряды. Давний союзник Авакова и тоже харьковчанин Антон Геращенко играл в этой работе важную роль, фокусируясь прежде всего на бывшем батальоне, ныне — полке Национальной гвардии «Азов».

Замкомандира «Азова» Вадим Троян был в конце октября 2014-го назначен начальником милиции Киевской области. В прошлом следователь из Харьковской области, ставший крупным предпринимателем, Троян — по его собственным словам — был одним из основателей организации «Патриот Украины», входящей ныне в коалицию «Социал-национальная ассамблея»* * Социал-национальная ассамблея — это коалиция из пяти «социал-националистических» организаций, во главе с Антоном Билецким, нынешним командиром полка «Азов». .

Сам Троян в разговоре с NT рассказал, что «Патриот Украины» возник как организация студентов-идеалистов, недовольных дискриминацией украиноязычных жителей Харькова, сейчас же организация «сориентирована на спорт». А вот крупнейший украинский эксперт по правому радикализму в Европе Антон Шеховцов называет ее «неонацистской». Доступная в прошлом на сайте организации программа оперирует понятиями «нациократия», «чистота крови» и призывает к демонтажу институтов демократии и капитализма. Сейчас доступ на сайт запаролен.

Сегодня Вадиму Трояну подчиняется 9000 милиционеров. Реформа, которая проводится в Киеве, область пока не затронет, поэтому Троян, по его словам, концентрируется на замене старых начальников на новых — «с более высоким уровнем интеллекта», а также на сокращениях: «Прежние руководители просто набирали взяточников, и этих людей уже не изменишь. Их примерно треть, и они — лишние».

Фото: Vesa Moilanen/eastnews.ru, Maxim Nikitin/TASS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.