Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

#Рейтинг

Рейтинг по новому курсу

03.03.2015 | Бутрин Дмитрий | № 7 (358) от 2 марта 2015 года

Февральское решение агентства Moody's снизить суверенный рейтинг РФ до неинвестиционного вызвало в России шквал небывалой критики: чиновники пришли в ярость, эксперты — в недоумение. В январе точно таким же образом поступило другое уважаемое агентство — Standard&Poor's — столь нервной реакции не было. Что же произошло?
38-490-01.jpg
Репутацию и надежность страны как заемщика международные инвесторы обычно оценивают по двум рейтингам из трех, выставленных «тройкой» агентств, — Standard&Poor's, Moody's и Fitch. 20 февраля агентство Moody's решило снизить кредитный рейтинг заемщика «Российская Федерация» в иностранной валюте на одну ступень — с Baa3 (он же Prime-3) до уровня Ba1 (Not Prime). Здесь ключевой термин «prime» — это инвестиционный уровень. (В США весной-летом 2008-го разразился кризис «subprime»). Not prime — неинвестиционный, спекулятивный или «мусорный». Иначе говоря, Moody's перестало оценивать долги заемщика по имени Россия как инвестиционный актив (prime) и объявило его спекулятивным (not prime).

Произошло это не вдруг. Суверенный рейтинг РФ находился в Moody's на пересмотре в сторону понижения с января, когда российские рейтинги (до того же уровня) снизило агентство Standard&Poor's. А значит, вполне следовало ожидать: до конца марта Moody's пересмотрит-таки и понизит.

Остается третье агентство — Fitch. Но и оно с большой вероятностью также снизит российский суверенный рейтинг этой весной.

Рынок знает...

Однако в Минфине, можно не сомневаться, возможное решение Fitch будет воспринято спокойно. Евробонды РФ сейчас имеют доходность на 2–3 процентных пункта выше, чем у коллег по БРИКС — Бразилии и Индии. Новых займов в валюте на внешнем рынке в 2015 году Минфин не планировал еще в январе. То, что Moody's квалифицирует российские евробонды как «мусорные», рынок и без того отлично знает — ну так и что с того, на инвестиционном рынке нет ручательств как таковых, покупатель знает, что и зачем он покупает и сколько на этом заработает.

Мало того, почти все аналитики предрекали: рынок никак не отреагирует на рейтинговые действия Moody's — все, кто хотел выйти из российских активов, уже делает это и без подсказки агентств. Так оно и вышло. Рубль на решении Moody's потерял около 3 % стоимости к доллару, но затем очередное полупризрачное движение нефти вверх позволило российской валюте отыграть все это падение с лихвой всего за несколько дней.

Да и новой большой распродажи российского долга, как и предсказывал глава Минфина Антон Силуанов, толком не случилось. При том что 23 февраля (через три дня после решения Moody's понизить российский рейтинг) об исключении из собственных индексов российских бумаг, потерявших инвестрейтинг, объявили едва ли не более важные, чем Moody's, игроки — Barclays и JP Morgan — казалось бы, чем не повод срочно продавать все российское.

И, кстати, индексы — существенная потеря, которая еще аукнется российской экономике. В февральском совместном обзоре Института Гайдара, РАНХиГС и Всероссийской академии внешней торговли при Минэкономики риски исключения активов РФ из индексов, инвестиции в которых осуществляют на автоматической основе сотни глобальных фондов, оцениваются даже серьезнее, чем снижение суверенного рейтинга. Хуже этого, по мнению аналитиков, только неофициальные рекомендации Комиссии по ценным бумагам США и Госдепартамента США инвестиционным банкам страны временно ограничить вложения в Россию. Впрочем, взаимное расставание России с индексами — дело нескольких месяцев, и в любом случае винить Moody's в этом невозможно.

Тогда почему именно Moody's пришлось услышать о себе на русском столько, сколько не выливалось на все три агентства вместе взятые и в худшие времена?
38-cit-01.jpg
Ошибка нерезидента

В правительстве России практика его отношений с тремя рейтинговыми агентствами в последние месяцы претерпела серьезные изменения: Минфин и Банк России с одной стороны и аналитики «тройки» — с другой — на порядок увеличили объем контактов. Fitch, Moody's и S&P имеют теперь возможность запрашивать дополнительные материалы, расчеты, оценки, получать комментарии и разъяснения в российских ведомствах, которые могут использоваться при расчетах рейтингов. Опять же, в последние месяцы неоднократно посещал Москву топ-менеджмент всех агентств. И вообще, стороны были крайне деликатны по отношению друг к другу. Так, на рынке широко (хотя и неофициально) известно: в декабре 2014-го S&P на месяц отложило обнародование своего решения снизить рейтинг РФ — это было сделано в связи с запросом России к агентству предоставить дополнительные материалы (в обоснование решения снизить рейтинг. — NT), причем запрос был удовлетворен.

Cтоль же аккуратно вело себя с Москвой и Moody's. В январе, когда встал вопрос о пересмотре рейтинга РФ, агентство выдало довольно комплименарный по отношению к российской экономической ситуации комментарий. Да и 17 февраля, когда кредитный комитет Moody's начал обсуждение о пересмотре, не было и намека на то, что это решение вызовет резкую реакцию в Москве. Но...

21 февраля Минфин выступил со специальным заявлением, в котором прямо обвинил агентство в политической ангажированности и усомнился в компетентности прогнозов, положенных в основу рейтинговых расчетов. Министр Антон Силуанов назвал прогнозы Moody's «запредельно негативными». Экс-министр финансов Алексей Кудрин заявил, что не понимает рейтингового действия агентства, и в этом к нему присоединились почти все аналитики московских офисов инвестиционных банков. А замглавы Минфина Сергей Сторчак вообще призвал «перестать цацкаться» с рейтинговыми агентствами, которым-де правительство РФ в рамках обслуживания рейтингов еще и платит за их измышления (впрочем, уже 24 февраля Минфин аккуратно дезавуировал любые предположения относительно его намерения свернуть работу с рейтинговыми агентствами «тройки»).

На этом фоне традиционно безумные комментаторы реальности из думского зазеркалья выглядели осанисто и сдержанно — призывов арестовать аналитиков московского офиса Moody's не было, ограничились лишь несколькими интервью с риторическим вопросом: ну а чего, собственно, России ждать от этих наймитов Госдепа? Не стоят, дескать, они нашего внимания.

На самом деле — стоят. Оценки Moody's интересны своей логикой. И только прочитав обоснование рутинного и вполне ожидаемого решения снизить суверенный рейтинг РФ, можно понять, почему действия агентства вызвали в Москве такое раздражение. Moody's, с точки зрения правительства России, просто полезло не в свое дело — в оценку политических перспектив России с таким правительством и перспектив самого правительства.
38-490-02.jpg
Минфин прямо обвинил Moody’s в политической ангажированности. На фото — глава ведомства Антон Силуанов

На шаг вперед

Интересно то, что слова Антона Силуанова о политической мотивированности решения Moody's полностью подтверждаются абсолютно открытыми комментариями агентства к своему решению. При предыдущем пересмотре агентство учло в своей модели снижение цен на нефть, сокращение экспортных доходов бюджета, рост напряженности в региональных бюджетах и влияние внешних санкций и «автосанкций» на экономику страны. И на выходе констатировало: рейтинг России может находиться в диапазоне от Baa2 (инвестиционный уровень, аналогичный платежеспособности РФ в середине осени 2014 года) до Ba1 (граница спекулятивного рейтинга). Иными словами, тогда Moody's поступило крайне осмотрительно, поставив текущий рейтинг в самую середину диапазона — Baa3, и уточнив, что будет оценивать, как правительство РФ будет реагировать на развитие ситуации.

А вот рейтинговое решение Moody's 21 февраля — это фактически оценка усилий правительства Дмитрия Медведева по подготовке к грядущей экономической рецессии. Аналитики агентства полагают: ни возможностей изменить сценарии, по которым будет развиваться картина экономического спада в 2015–2016 годах, ни способностей это сделать у нынешней власти просто нет.

Первая причина, по которой Moody's не верит в способности властей РФ, — сложность самой проблемы. «Структуры в РФ, принимающие решения в области экономической политики, столкнулись с многоуровневой дилеммой: им одновременно необходимо реагировать на обвал валютного курса, масштабный отток капитала, снижение экономической активности и рост инфляции. С точки зрения Moody's, маловероятно, чтобы эти структуры были способны согласовать противоречия, возникающие при решении таких задач, обеспечив разворот от спада в экономике», — говорится в заявлении агентства. Moody's не верит во временность проблем. Зато уверено в том, что обстоятельства в ближайшие месяцы не позволят правительству РФ спокойно с ними разбираться. Именно поэтому, полагает Moody's, нет оснований считать, что отток капитала из России будет меньше, чем с середины 2014 года. Именно поэтому на 2015 год агентство, прогнозирующее уже довольно сильную, но не обвальную (6% ВВП) рецессию по итогам 2014-го, ожидает крайне высокого оттока капитала из РФ — $270 млрд — в полтора раза больше, чем в 2014 году.
38-cit-02.jpg
Вторая составляющая решения Moody's — более быстрое, чем ранее наблюдалось, сокращение международных резервов РФ. Агентство ожидает снижение резервов на конец 2015 года до $170 млрд (сейчас — $364 млрд). При этом Moody's закладывает в прогноз полное закрытие рынков внешних займов для РФ и фактически ускоренное погашение внешнего долга РФ за счет распродажи Центробанком резервов, в том числе валютного обеспечения Резервного фонда и ФНБ. А в этой ситуации маловероятен, но уже возможен временный отказ РФ от погашения внешнего долга. Государственный внешний долг, отметим, невелик — Moody's в данном случае имеет в виду ситуацию, при которой свободная конвертируемость рубля будет отменена, а по крайней мере части компаний регулятор запретит выплату валютного долга.

Наконец, третья составляющая прогноза Moody's — собственная оценка агентством того, как будет развиваться внутриполитическая ситуация в России. Главный фактор риска здесь — развитие ситуации в российско-украинском вооруженном конфликте. Как очень небольшой, но «растущий» оценивает Moody's риск прямого вооруженного конфликта (используется термин «международный ответ») России с Западом, предсказать, как будет реагировать правительство РФ на растущее напряжение, невозможно, констатируют аналитики. Впрочем, ничего хорошего от этой конструкции они не ждут: за месяц, потраченный на анализ будущих рисков, агентство пришло к выводу, что ситуация просто «непредсказуема».

В обычной ситуации рейтинговые агентства оценивают способность суверенного заемщика погасить уже существующий долг — и таким образом отвечают на вопрос, сколько он еще может занять. Всплеск эмоций в Минфине РФ понятен: Moody's пошло на шаг вперед и попыталось ответить на другой вопрос — что будет с экономикой заемщика, если ничего не будет меняться, а все будет двигаться туда, куда движется сейчас?

Ведь если прогноз Moody's верен, то шансов протянуть более года в том же духе у правительства России просто не существует.

Фото: Brendan McDermid/Reuters, Alexander Astafyev/TASS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.