Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Убийство Немцова

Суд арестовал задержанных на марше памяти Бориса Немцова

02.03.2015 | Павел Никулин

2 марта Тверской районный суд столицы рассмотрел административные дела в отношении 10 человек, задержанных ОМОНом на марше в воскресенье.

TS-490.jpg
Задержание Данилы Крапивенко

Перед судьями предстали 8 членов национал-революционной организации «Народная воля» и двое задержанных с ними рядовых участников шествия. Суд, работавший до поздней ночи, отправил всех задержанных мужчин, включая онкобольного в ремиссии, в спецприемник на сроки от 8 до 15 суток. Ареста смогла избежать лишь девушка. Суд решил ее оштрафовать.

Задержанных на шествии памяти Бориса Немцова начали свозить в суд из Красносельского ОВД ближе к 18:00. Приставы, ожидая доставку десятка человек, заметно нервничали и гоняли по этажам их сторонников и сочувствующих. Мимо них угрюмые полицейские время от времени проводили закованных в наручники мужчин и женщин.

«Дорожку! Дорожку! Расступитесь!» — командовал один из сотрудников ФССП, проходя по узким коридорам и задевая оппозиционеров локтями.

«Женщина, да уйдите отсюда!» — вторил другой пристав, схвативший за талию адвоката Ольгу Чавдар. «Я адвокат вообще-то», — удивленно сказала Чавдар, и он тут же отдернул руки.

Всех задержанных зачем-то завели на третий этаж здания суда. Лестничный пролет к ним тут же отгородили приставы. Между пролетами носилась пресс-секретарь суда, которая постоянно повторяла: «Материалов дел еще нет, заседания не назначены». На то, чтобы найти каждому из задержанных зал заседаний, работники суда потратили чуть более получаса.

«Народовольцев» задержали неподалеку от Васильевского спуска.

ОМОН влетел в колонну национал-революционеров и жестко их задержал. Флаги и баннеры остались лежать на мокром асфальте. В Красносельском ОВД на всех составили одинаковые рапорты: «пропагандировал и публично демонстрировал нацистскую атрибутику, выкрикивал провокационные лозунги националистической направленности». На каждого завели сразу два административных дела по ст. ст. 20.3 («Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики») и 19.3 («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции») КоАП.

О том, какую именно символику несли «народовольцы», в протоколе не было сказано. Кореспондент NT, посетивший 1 марта траурное шествие, видел, как над колонной радикалов развивался флаг с популярным у наци-скинхедов кельтским крестом. Но этот символ, как пояснили NT в информационно-аналитическом центре «Сова», запрещенным не является.

«Это не нацистская символика времен Третьего Рейха и он даже на нее не похож. Запрещена демонстрация нацисткой символики, под которой понимается любая символика, воспроизводящая символику, использовавшуюся НСДАП и Фашистской партией Италии», — рассказала эксперт «Совы» Наталья Юдина.

Лозунгов члены «Народной воли» перед задержанием не выкрикивали и шли по набережной в сторону Большого Москворецкого моста в тишине. Это пытался объяснить судье Марине Сальниковой один из членов организации — 21-летний студент МГТУ им. Баумана Данил Крапивенко, бритый наголо крупный высокий юноша, одетый в грубые штаны и черно-фиолетовый балахон.

«Я пришел почтить память Бориса Немцова, экстремистской символики не носил, лозунги не кричал, ничего не раздавал», — неторопливо и заметно смущаясь объяснял он судье, глядя в стол. Судья торопила Крапивенко с объяснениями и заметно злилась. Она отказалась вызвать на процесс задержавших “народовольца” полицейских, бегло опросила свидетеля защиты Дмитрия Георгиевского, помогавшего организаторам траурного шествия 1 марта следить за безопасностью. Георгиевский подтвердил, что задержанные шли молча.

Через 30 минут она оштрафовала Крапивенко на 2 тысячи рублей за демонстрацию нацистской символики, причем какой именно символики, из решения не было понятно. Радовался мягкому наказанию Крапивенко недолго — его ждало рассмотрение дела о неподчинении полиции. Судя по тому, что происходило в других залах, «народовольцу» грозило до 15 суток ареста. Ожидая процесса, он сосредоточено вгрызался в огромный кусок хлеба и запивал его соком. В это же время его общественный защитник Сергей Васильченко объяснял порядки в спецприемнике.

Тогда же на втором этаже один из судей отправил под арест на 8 суток онкологического больного в ремиссии Федора Лакшина. Арестованный к «Народной воле» отношения не имел и в ОВД с членами движения попал случайно. Мать Лакшина, объяснявшую, что ее сын должен принимать лекарства каждые два часа, приставы вытолкали из помещения суда. Руслан Воронов получил 15 суток спецприемника, хотя тоже не имел отношения к «народовольцам».

Обоих судили за неповиновение полиции. В дополнение к арестам оба получили штрафы в 2 тысячи рублей за неназванную нацистскую символику.

На рассмотрении второго дела Крапивенко корреспонденту NT побывать не удалось. Судье Сальниковой не понравилась твиттер-трансляция происходящего в здании суда. Этот процесс прошел молниеносно. Свидетели, которые могли бы подтвердить невиновность “народовольца”, были заняты в других процессах. В итоге Крапивенко получил 13 суток ареста.

«А по вегану в спецприемнике кормят?» — серьезно спросил Крапивенко, который не ест мясо, рыбу, птицу, яйца, молочку и прочие продукты животного происхождения. «Тяжко тебе будет», — выдохнул на прощание защитник своему доверителю, который покидал зал заседания под конвоем и с батоном в руках.

Окончания заседаний больше всех дожидался один из свидетелей Юлиан Шиллинг. В ходе какой-то перепалки он сфотографировал жетон пристава. Сотрудник суда не возражал, но после съемки скрутил мужчину и отвел в каморку приставов у проходной. В отношении Шиллинга составили протокол по ч. 2 ст. 17.3 КоАП (неисполнение законного распоряжения судебного пристава).

Николаю Алексейчуку и Кириллу Канахину судья назначил восемь суток ареста, Дмитрию Жигалову и избитому при задержании Евгению Капелину — 13 суток. Студент 2-го меда Никита Каширин отправился в спецприемник на 10 суток. Максимальный срок из всех задержанных дали также Антону Беличенко — 15 суток. На свободе Беличенко ждет жена с грудным ребенком на руках. Неизвестной остается судьба несовершеннолетнего подростка, мобильный телефон которого сейчас отключен. В суд его не привозили.

Единственной, кого суд не арестовал, стала активистка, жена Алексейчука — Нинель Сидорок, которая за оба правонарушения отделалась штрафом в 3 тысяч рублей. В начале десятого ее встречали на крыльце аплодисментами два десятка человек. Собравшиеся шумели, нервно курили и шумно обсуждали судьбу арестованных.

«Это просто дикий произвол», — кричала кому-то светловолосая девушка, стоявшая у входа в Тверской суд.

Фото: движение «Народная воля»/vk.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.