Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Хорошее дело начинается с «Портрета»

14.11.2009 | Урманцева Анна | №40 от 0 09.11.09

Открылся первый сезон "Свободного театра"

135-46-01.jpg

Портрет художника в юности. Известный театральный режиссер Нина Чусова, всю жизнь скитавшаяся по разным театрам, наконец-то создала свой — «Свободный театр». Его первый сезон откроется на этой неделе спектаклем «Портрет» по Гоголю. The New Times побывал на одной из последних репетиций


В павильоне «Космос» на ВВЦ холодно, просторно и нет никого из посторонних — действительно как в космосе. До премьеры на сцене театра Маяковского осталось всего пять дней, но ощущение такое, что работы хватит еще на месяц.

Тридцать девятая попытка

Среди железных конструкций, постоянно трансформирующихся декораций, сложной системы занавесов и экранов, световых установок и компьютеров для проецирования видеоряда Чусова пытается призвать к порядку актеров и трех музыкантов: скрипку, виолончель и аккордеон. Частенько она кричит так, что заглушает музыку. И есть от чего: то не запускается звук, то не едут декорации, то не падает мешочек с деньгами из рамки портрета, погубившего молодого художника Черткова. Чусова проходит каждую сцену до тех пор, пока не добьется сначала технического, а потом и эмоционального совершенства.
Например, сцена с красной шелковой тканью «запускается» только с тридцать девятого (!) раза. Этой тканью надо накрыть художника Черткова так, чтобы она напомнила зрителю море, бурные волны которого поглотили слабое существо. Сначала актеры должны быстро переодеться в костюмы крыс и представить на красно-сером анимированном зад­нике мини-балет в духе танца теней из оперы Глюка «Орфей». Затем под музыку, ровно на пятый удар барабана, им нужно синхронно растянуть ткань по сцене, изображая движение волн. Позже в какой-то момент (который не так-то легко поймать, нет никаких опознавательных музыкальных знаков) накрыть этой тканью художника Черткова, который через несколько секунд незаметно должен из-под нее выползти и оказаться на коленях рядом с анимированным холстом, отображающим его сложный внутренний мир. Таких заковыристых сцен в спектакле несколько, а времени до премьеры, напомним, кот наплакал. Но в этом вся Чусова: она творит и до, и во время, и после.
Из гоголевского «Портрета» она сделала почти мюзикл (сама режиссер называет это «музыкальной трагикомедией»). Девяносто пять процентов спектакля — это многоголосные вокальные номера, живая музыка, записанные треки и семплы, шумы. «Я хочу, чтобы даже монтировщики в спектакле существовали музыкально, — говорит режиссер. — Но главная цель — добиться гармоничного существования вокала и драмы. Чтобы у зрителя не оставалось впечатления, что все это — «развлекалово».

История болезни

За драму отвечают актеры Павел Деревянко, давний друг и сокурсник Чусовой, переигравший всего Гоголя, и Юрий Беляев. Своей нервной, с активной жестикуляцией, манерой игры Деревянко (Чертков) противопоставлен Беляеву (ростовщику). Причем именно Беляев является своеобразным центром «серьезности», по словам Чусовой, «драматическим фундаментом спектакля», не допускающим превращения гоголевской повести в легковесную «штучку».
За музыку отвечает композитор Сергей Дрезнин. Часть ее играется «вживую», часть возникает с помощью записанной фонограммы. Огромное количество шумов накладываются друг на друга. Тишина возникает только как аффект, неожиданное столкновение с чем-то неизведанным. Трио музыкантов — это три внутренние линии существования художника Черткова: аккордеон — его настроение, скрипка — его мысли и идеи, виолончель — внутренние терзания. Верх берет то одно, то другое, то третье, а иной раз все существует одновременно. Чусова намеренно идет сложным путем, выстраивая многоуровневый спектакль.
Еще один важный участник действия — анимация. На сцену направлено три проектора. Один работает на холст, стоящий на сцене, другой — на задник, третий — на полупрозрачный спадающий занавес. Чертков рисует на белом холсте, который на самом деле является проекционным экраном. Он водит по нему кисточками, и на нем появляются штрихи и точки. Впоследствии они складываются в картину, которая в один момент с помощью той же анимации может трансформироваться в любую другую. Через рисованные образы показана история психической болезни Черткова. Нина Чусова предварительно специально посетила выставку работ душевно больных людей, чтобы выработать стилистику, в которой должен творить гоголевский художник. Через картины видно, как Чертков теряет внутреннюю гармонию. В декорациях воплощена идея Нины Чусовой, которая любит работать в эстетике уличного шекспировского театра. Маленькая комнатушка, где квартируют Чертков и его слуга Никита, мгновенно преобразуется в художественный салон с картинами. Одна из них окажется тем самым злополучным портретом, который Чертков купит на последние деньги. Тут же опускается полупрозрачный занавес, который в свете проектора становится красным — олицетворение затягивающей художника пучины алчности...

135-48-01.jpg

135-48-02.jpg
По жанру «Портрет» — мюзикл, но это отнюдь не «развлекалово»

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.