Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

В Москве прошел Антмайдан

21.02.2015 | Антон Баев

Шествие собрало 35 тысяч человек

AM-490.jpg

По плану, митингующие должны были собираться у памятника Пушкину к 12.00. Но колонны активистов начали формироваться гораздо раньше: некоторые собирались в центре зала на «Театральной», и уже оттуда двигались к памятнику централизованно, разобрав флаги и плакаты. Некоторые — предположительно иногородние, коллективно приехавшие на митинг, двигались колоннами от своих автобусов. Так, уже в 11.00 на назначенном месте собралась внушительная толпа противников Майдана. «Пришедшие на мероприятие, проходим дальше, проходим дальше», — монотонно бубнил в мегафон сотрудник полиции. На пересечении Страстного и Большой Дмитровки стояли заграждения и рамки металлоискателей — кордоны полиции обыскивали людей. Спустя 20 минут с этой стороны уже никого не пускали.

«Кто тебе флаг-то доверил?» — через кричит один активист другому. Кто-то ищет в толпе своих и старается обойти по тротуару митингующих. В начале одной из колонн, сразу перед молодыми спортсменами из клуба «Патриот», стоит темнокожий парень с плакатом «Свободу Донбассу». Около него уже ходят кругами два фотографа, но парень не отвечает на вопросы и прячет лицо. На заднем фоне стучат барабаны, кто-то кричит «Асса! Давай, красавец!» Люди оглядываются и спрашивают друг друга, где танцуют. «Там сзади колонна из Грозного, они и пляшут», — отвечает человек с флагом КПРФ. Рядом с активистом стоит парень со списками. В нем имена и телефоны — все, кто должен был прийти, — пришли.

На обочине с другой стороны мелькают флаги Ливана. Первый несет красивый южанин с повязанной на шее арафаткой. Позади кто-то из митингующих замечает: «Хорошо, что белые кроссовки не надел». Дружный гогот. Группа студентов пытается найти свой вуз и растворяется в толпе, под полотнищами флагов. Гегемонию триколоров и георгиевских лент разбавляют кресты Высоко-Петровского монастыря. Напротив него стоит 20-я колонна. «Почему грустите?» — спрашивает у собравшихся девушка в меховом воротнике. Колонна молчит. «Угадай с трех раз, почему все тут грустят», — язвительно отвечает ей активист с мегафоном. По строю проходят смешки. Кто-то начинает громко и самозабвенно читать стихи собственного сочинения.

AM-490-04.jpg

Между двумя урнами курят студенты. «Показуха все это, — выдыхая дым, говорит Миша из РЭУ им. Плеханова. — Я очень спокойно ко всей этой политоте отношусь. Нам сказали, что если придем, то препод по микроэкономике повысит рейтинг, — я и пошел». Всего от РЭУ пришло около 50 человек. «Две группы наберется», — замечает Миша.

Колонна стоит. Ждет продвижения впереди идущих колонн. Из-за угла одного из зданий на Петровке показывается огромный экран и концертная звуковая установка. На всю улицу играет композиция группы «Любэ». Под распевы Расторгуева приплясывают замершие активистки «Мира молодежи». На все вопросы о лозунгах они мило улыбаются, но ничего не говорят. «Мы против насилия», — замечает одна и продолжает приплясывать. «Позови меня тихо по имени», — просит митингующих солист «Любэ».

Очередная песня замолкает. На экране появляются кадры с логотипом телеканала «Россия». Под музыку текст на экране сообщает о трагических событиях годичной давности в Киеве. Одни кровавые кадры сменяют другие: драки, Майдан, горящие шины, Дом профсоюзов. Перед колонной Российского союза спасения надрывается оратор: «Россия против Майдана!» Но лозунг никто не поддерживает. Девушки в первых рядах улыбаются, юноши переговариваются. «Может, «Катюшу» снова споем?» — предлагает кто-то из колонны. «Пойте, что хотите», — машет рукой активист. Строй затягивает песню.

AM-490-01.jpg

Рядом с веселыми молодыми парнями из Грозного выстраиваются ребята из Национального освободительного движения (НОД). Чуть вдалеке — сцена, там появляется певица Виктория Цыганова и сенатор Николай Стариков. Стоящий рядом парень говорит, что приехал прямо из Грозного на пару дней. «Нас человек 100 приехало, вон стоят», — показывает чеченец на группу с флагами республики. На полотнах изображен Рамзан Кадыров, а на некоторых — его отец, Ахмат. «Путин и Кадыров не допустят Майдан», — написано на транспарантах.

Ближе к входу на станцию метро «Театральная» стоят казаки. Один из них просит сфотографировать его на фоне Большого театра. «Я сам из Воронежа, приехали вот, сами. Нас сотни четыре», — говорит он, рассматривая экран телефона. На одной руке у него нет пальца. «Сами приехали, кто ж нам поможет», — вздыхает он. Рядом с донскими казаками из Воронежа стоит отряд из Калуги. «Ты не видел тут ребят в белой куртке с Путиным? Для малого моего хочу взять», — спрашивает калужский казак. «С Путиным и Кадыровым?» Пауза повисает в воздухе. «Да все равно, главное с Путиным. У меня мелкому 12 лет, а старшего с собой привез. Вот хочу на память», — делится мужчина.

На сцене в это время Цыганова кричит, что в Одессе сожгли ее друзей. На сцене появляется женщина, 2 мая потерявшая сына. Между выступлениями звучит мелодия «Священной войны». После минуты молчания по жертвам «фашизма» слово берет рабочий рабочий «Уралвагонзавода» Алексей. В толпе кто-то смеется. Ни слова об увольнениях или остановке линий. Алексей знает, о чем он говорит. Он говорит об оппозиции, которая «подняла снова голову». В этот момент среди митингующих кто-то проносит плакат с Ходорковским.

AM-490-03.jpg

«Олигархи все организовали на Украине и тут все хотят организовать. На Ходорковского сколько денег потратили? Десятки миллионов, чтобы его освободить. А он сейчас пытается у нас переворот устроить», — твердо и звонко сообщает случайным прохожим импозантный старичок.

Его голос заглушает появившаяся на сцене Юлия Чичерина: «Я спела недавно для жителей Луганска. За это власть, поставленная Майданом на Украине, назвала меня террористкой», — растягивая слово «террористка» заявила исполнительница.

Тем временем, все происходящее стало куда больше походить на патриотический утренник, чем на многотысячную акцию. На сцене микрофон перешел к крымской студентке. Затем снова вернулась, проклиная Майдан и организаторов цветной революции на Украине. Примерно так же, но с нажимом на ностальгию и «родной Севастополь» выступал Александр «Хирург» Залдостанов. Дальше выступавшие стали сменяться один за другим: вот Цыганова поет песню, вот кто-то читает стихи, вот кто-то снова говорит про «не забудем и не простим». Неожиданно все заканчивается.

Люди начинают собирать флаги и разбиваться на группы. Кто-то идет к метро, кто-то — в «Макдональдс» на Охотном ряду. Группа из Перми стала в круг, а в центр поместила инсталляцию — оранжевую куклу, набитую долларами. «Это мальчики придумали», — рассказывает довольная пермячка. «Мальчики» стоят тут же с каменными лицами.

Шествие заканчивается, полиция преграждает выход на Театральный проезд, и по нему пускают первые машины. Оставшиеся демонстранты никак не могут успокоиться. Кто-то размахивает флагами Новороссии, кто-то топчет американский флаг. Мимо проехали четыре колясочника. Каждый остановился и медленно, с упоением, явно наслаждаясь процессом, переехал полосатое полотнище. «Размах акции стал сюрпризом для самих организаторов», — начал свой стенд-ап корреспондент телеканала «Россия». Спустя полчаса в сети появилась видеозапись, как организаторы передают участникам «Антимайдана» деньги — по 300 рублей на человека. Так что вряд ли для кого-то стала неожиданностью количество пришедших. Все они были заранее посчитаны по спискам и разнарядкам.

Фото Антон Баев



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.