Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кино

#Только на сайте

#Премия

Бэтмен возвращается?

17.02.2015 | Екатерина Барабаш | № 5 (356) от 16 февраля 2015 года

Кому достанутся «Оскары»-2015

Вечером 22 февраля, когда в Москве уже будет под утро, американские киноакадемики огласят лауреатов «Оскара». Для России нынешний «Оскар» особенный — наконец-то нас номинировали, хоть и сопровождался заокеанский триумф «Левиафана» истерическими скандалами в России. О шансах Андрея Звягинцева получить награду за «лучший фильм на иностранном языке» NT уже писал (№1 от 19 января 2015 года). Именно эта номинация чаще всего оборачивается неожиданностью. Остальные номинации редко преподносят совсем уж суровые сюрпризы: «Оскар» — премия довольно предсказуемая, и зная ее механизмы, можно с большей или меньшей точностью оценить расстановку сил.
54-490-01.jpg
«Свои» против остальных

Начнем с главной номинации — «лучший фильм». Прежде всего отбросим те картины, которые с большой долей вероятности НЕ получат «Оскара». Скорее всего, нет смысла ставить на «Снайпера» Клинта Иствуда, «Игру в имитацию» Мортена Тильдума и «Одержимость» Дамиена Шазеля.

Номинирование на «Оскар» картины Иствуда — что-то вроде ритуального реверанса в адрес патриарха американского кино: у киноакадемиков уже сложилась привычка всегда выдвигать Иствуда, что бы он ни снял. Иствуд — лучший кандидат в номинацию, но худший — в победители. Выдвижение «Снайпера» проходит на фоне жестоких нападок, которым подвергся этот фильм в США. Прогрессивная общественность обвинила его в «обелении» войны в Ираке и в том, что в картине отсутствует всякое политическое высказывание по этому поводу. Критики заявили, что Иствуд переписал историю Иракской войны в стиле «Бесславных ублюдков» Квентина Тарантино. 84-летний режиссер мужественно держал удар, называя свой фильм сугубо антивоенным и привлекая в качестве защитников многочисленную группу своих поклонников, кричавших, что критики ничего не поняли. Словом, получилась знатная свара а-ля «Левиафан». Только Звягинцев очернил власть, а Иствуд обелил. Ну да, понятное дело — антиподы.

«Одержимость» — фильм необычайной экспрессии. Дуэт-противостояние двух музыкантов здесь напоминает битву титанов, но фильм на двоих, камерный, а «Оскар» любит масштаб. «Игра в имитацию», вполне пристойное кино, грешит одним недостатком (так же, кстати, как и «Вселенная Стивена Хокинга», тоже номинированная как лучший фильм) — здесь не в кого влюбиться. Бенедикт Камбербэтч, сыгравший в «Игре» гениального математика-дешифровальщика, не достиг в кадре той степени обаяния, на которую обычно клюют академики.
54-cit-01.jpg
Судя по всему, основные ристалища развернутся между «Бёрдмэном» Алехандро Гонсалеса Иньярриту и «Отрочеством» Ричарда Линклейтера. Шансы велики у обоих. Причем у «Бёрдмэна», думается, они выше. В первую очередь потому, что рассказанная в нем история кинозвезды «в отставке», как никакая другая, близка всем академикам. А когда речь о «своих», то сдается любая объективность. Тем более, что Иньярриту действительно снял фильм такого легкого дыхания, такой необычайной нежности, любви и сочувствия ко всему актерскому цеху, что вряд ли это останется незамеченным.

Когда-то сыгравший умопомрачительно популярного Бёрдмэна главный герой фильма Ригган Томсон надеется вернуться к славе, но другим, окольным путем — он ставит на Бродвее психологический детектив, где, обрядившись в кудрявый парик, играет роль обманутого мужа. Обратный путь к славе тернист, а сама слава кажется миражом: чем ближе подходишь, тем быстрее она отступает. Но главное — ничего не бояться. Не бояться пройти в трусах по Таймс-Сквер под хохот прохожих. Не бояться выпрыгнуть из окна, чтобы в следующую секунду взлететь. Не бояться дать в морду сопернику — партнеру по сцене. Не бояться признаться в любви к бывшей жене и в ненависти к главному театральному критику страны накануне собственной премьеры. Бывший Бёрдмэн бросается в эти испытания, чувствуя, как за спиной начинают расти крылья, а камера выдающегося оператора Эмманюэля Любецки словно летает вместе с ним, то опережая и предупреждая об опасности, то слегка отставая и осторожно наблюдая за героем с расстояния, — Любецки, кстати, тоже номинирован как потенциальный лучший оператор.

В картине, помимо исполнителя главной роли Майкла Китона (о нем чуть ниже), блистательный кастинг. Иронично рисует своего персонажа — самовлюбленного актера — Эдвард Нортон, сыгравший тут свою, пожалуй, лучшую роль. На глазах из грустного гадкого утенка превращается в уверенную красотку дочь героя Сэм (Эмма Стоун, заявившая о себе, наконец, как серьезная актриса), печалится вечная неудачница Лесли (Наоми Уоттс).
54-490-02.jpg
«Отрочество» в режиме реального времени

«Отрочество» — это трехчасовая сага о взрослении, снятая по сути в режиме реального времени: Линклейтер прекрасно отработал придуманный им формальный ход — снимать раз в год на протяжении двенадцати лет одну семью. Журналисты и критики присудили этой картине главные награды «Золотого глобуса» и премии Critic’s Choice Movie Awards, однако не факт, что этот фильм так же сильно затронет сердца американских киноакадемиков. Вот, например, члены могущественной Гильдии продюсеров США остались к «Отрочеству» равнодушны и назвали лучшим фильмом все-таки «Бёрдмэна». С другой стороны, новизна киноязыка и свежесть художественных средств в фильме настолько очевидны, что совсем пройти мимо нее академикам будет неловко.

Линклейтер совершил безусловный подвиг, придумав снимать детей на глазах у зрителя. Между эпизодами проходит ровно год. В первом кадре мы видим 4-летнего Мейсона, в следующем эпизоде ему пять и так до шестнадцати лет. История обычной американской семьи: папа (Итан Хоук) и мама (Патрисия Аркетт) поначалу влюблены друг в друга, а потом расходятся и создают новые семьи. Совсем вроде бы просто сделано, а никто раньше не додумался.

Линклейтеру, помимо создания уникального кинематографического метода, удалась еще одна вещь — он умудрился избежать всех клише, которыми обычно сопровождаются фильмы о подростках: здесь нет ни первой любви, ни первого поцелуя, ни первой рюмки. Смертей, трагедий, слез тоже нет — все это остается за кадром, как и развод родителей.

Шансы у «Бёрдмена» и «Отрочества» примерно равны. Борьба за режиссерскую статуэтку, вероятнее всего, развернется между этими же фильмами. Возможно, одному из них достанется главная награда, а создатели другого получат более «легкую» статуэтку — за режиссуру. Не исключено, впрочем, что обе главные награды, как это часто и бывает, возьмет один фильм.
54-490-03.jpg
Бэтмен непокоренный

Обычно самая главная морока всегда с актерскими номинациями. В них угадать победителя труднее всего — конечно, номинанты прекрасны все без исключения, но каждый по-своему, и именно в этой номинации сильнее, чем во всех других, сказывается роль личных предпочтений по отношению к тому или иному актеру. Но, кажется, в этом году победителя будет угадать несложно. Да, все пятеро претендентов на «Оскара» в номинации «лучшая мужская роль» симпатичны. Но Камбербэтч («Игра в имитацию») — чужак в Голливуде. Брэдли Купер («Снайпер») скучен, гладок и предсказуем так же, как и сам фильм, в котором он сыграл. Эдди Редмейн («Вселенная Стивена Хокинга»), безусловно, хорош, но он новичок в оскаровских играх — к тому же удавшаяся ему роль парализованного гения скорее говорит о высокой актерской технике, чем об умении играть нюансами. Стив Кэрелл («Охотник на лис») — открытие сезона 2013/2014, он явил чудесное перевоплощение комика в настоящего драматического артиста, и «Оскар» мог бы быть его, если бы… Если бы не одно «но». Имя этому «но» — Майкл Китон, когда-то сыгравший Бэтмена, а теперь, вопреки всему, вернувшийся и заново открывшийся в фильме Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Китон преодолел зрительское забвение примерно так же, как его герой — бывший Бёрдмэн, мегазвезда Голливуда, любимец Америки. Умри, но лучше кандидата на «Оскара» в этой номинации не найти.
54-cit-02.jpg
54-490-04.jpg
Мур-Мур-Мур

По поводу главной «женской» номинации хотелось бы думать, что и тут «Оскар» сюрпризов не преподнесет. Конечно, случиться может всякое, но пока все идет к тому, что статуэтку унесет, наконец, Джулианна Мур. Сыгравшая роль профессора лингвистики, на глазах разрушающейся от болезни Альцгеймера, в средненьком фильме «Все еще Элис» Мур в который раз доказала: на экране она может решительно все. Ее героиня, не сумев преодолеть болезнь (Альцгеймер, как известно, непобедим), до последнего сохраняет решимость и отвагу. С годами Мур стала глубокой драматической актрисой уровня Мерил Стрип — смелой, многоцветной, масштабной. Ее любят режиссеры и публика, на нее идет зритель, ее четыре раза номинировали на «Оскара», но каждый раз давали кому-то другому. Кажется, настало время получить награду.

Подверстывая к главным актерским номинациям «второстепенные», поставим также на Дж. К. Симмонса из «Одержимости» (роль выдающаяся, обжигающая темпераментом) и на Патрисию Аркетт из «Отрочества» (ее героиня — воплощение мудрой женственности) и будем дожидаться утра 23 февраля, когда станет ясно, насколько правы были мы в своих предположениях.

Фото: Twentieth Century Fox Film Corporation, Universal Pict ures Switzerland, Ascot Elite Entertainment Group


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.