Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Дело БОРН: Месть и еще раз месть

16.02.2015 | Дмитрий Окрест

В процессе по делу БОРН завершаются прения сторон

BORN-490.jpg

Вячеслав Исаев (в центре), один из обвиняемых по делу БОРН.

В «аквариуме» четверо подсудимых — Максим Баклагин, Вячеслав Исаев, Михаил Волков и Юрий Тихомиров. Их обвиняют в убийстве федерального судьи Эдуарда Чувашова, антифашистов Ильи Джапаридзе, Федора Филатова и Ивана Хуторского, таксиста Сосо Хачикяна, «черного ястреба» Расула Халилова и чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева.

«Нас пытаются показать юлящими трусами, - начал прения Максим Баклагин. — А ведь я написал заявление на зачисление в штрафбат в Донбасс, разве выбрал бы трясущийся за свою шкуру такой путь? Но из ФСБ пришла телеграмма, что они этим не занимаются!» Сегодня проукраинские националисты воют в батальоне «Азов», пророссийские в отрядах «Русич» и «Бэтман», но практику штрафных батальонов еще никто из них не додумался использовать.

«Адвокат потерпевших назвал убитых антифашистами, но нужно пояснить, что это политически грамотное прикрытие анархистов, — зло произносит подсудимый. — Как сказал мне следователь: они такие же бандиты, только другие лозунги. Да эти анархисты митингуют под черно-красными флагами за возвращения Крыма Украине!» (Весной 2014 госканалы показали «Марш мира», где анархисты шли под своими традиционными черно-красными флагами). На протяжении выступления на Баклагина смотрели жена, мать и отец.

«Его мотивом была лишь месть»

Следующим выступил защитник Баклагина — Сергей Субботин, который вопреки выражению «о мертвых либо хорошо, либо ничего» старался свести мотивацию всех преступлений к виновности самих жертв БОРНа: «Хуторской имел проблемы с законом — со своей группой ломал кисти рук. Закономерным итогом его жизни стала смерть. Все вышесказанное подтверждает версию защиты — это месть исключительно за противоправную деятельность. Ярче всех слов говорит его кличка — Костолом!» Свое прозвище Хуторской — чемпион по самбо и армрестлингу - получил, по словам сестры, еще в 14 лет. Несмотря на свои спортивные достижения Хуторской трижды лежал в больнице — на него нападали с ножами и арматурой.

«Мотивом убийства Чувашова стала месть за фразу о том, что некоторых русских нужно вешать, — переходит к очередному эпизоду адвокат. — Но Баклагин не знал, что слова вырваны из контекста. К тому же он не был непосредственным участником убийства». Действительно, курок нажал экс-сотрудник ФСБ Алексей Коршунов, погибший соратник подсудимых. Баклагин же и Исаев «только» выслеживали жертву. «Или Хачикян, из-за нападения которого у девушки произошел выкидыш, — продолжает Субботин. — У Баклагина после прочтения заметки были все основания доверять СМИ. Его мотивом была лишь месть за избиение женщины». В ходе процесса жертва Хачикяна рассказала суду, что новость от Life News некорректна — девушка не была беремена.

«Этот Коршунов заморочил ребятам голову»

Далее слово взял Вячеслав Исаев, который полностью признал свою вину и отказался от прений. «Баклагин правильно отразил сущность движения так называемых антифашистов — это та же банда, — говорит адвокат Исаева Марат Степанов. — Мотивом Исаева была месть за высокое положение Хуторского в этой радикальной организации. По телевизору даже был фильм, где он не отрицал, что является лидером движения». Вероятно, адвокат имел в виду домашнее видео с Хуторским, которое вошло после смерти антирасиста в программу «Специальный корреспондент» на канале «Россия 1».

«Теперь убийство Муслима Абдуллаева — достаточно неприятное преступление, обойти его стороной не получится, — продолжает адвокат. — Обвинитель находит здесь национальный мотив, но тут прослеживается опять же лишь мотив мести. Исаев был рядовым членом БОРН. Этот Коршунов заморочил ребятам голову, у него возник абсолютно дикий умысел, который он навязал — убить кавказцев, которые притесняли славян в спортзале».

Изначально речь шла о зале, где Коршунова чем-то обидели, но так как рядом находилось отделение полиции, было решено действовать у другого филиала спортклуба — Исаев, предварительно убедившись, что перед ним кавказцы, выстрелил. Первым выстрелом был убит Абдулаев, его компаньон бросился бежать — Исаев пытался стрелять, но кончались патроны. Адвокат считает недоказанным покушение на убийство: «После выстрела дуплетом у него не было возможности привести умысел в исполнение».

«Он мог бы увильнуть, сидел бы в Камбодже и наблюдал, как судят друзей, но это не его путь, — резюмируют Степанов. — Моральный груз, угрызения совести и осмысление того, что те методы ошибочны, привели к тому, что Исаев признал вину, а значит достоин снисхождения». Стоит отметить, что последнее преступление — попытку убить полицейского, — нацист пытался совершить уже когда был в бегах, а за все время процесса он ни разу не попросил прощения у родственников своих жертв.

«Свидетели выныривают из ада»

Последним в понедельник выступил Михаил Волков, он попросил «не навешивать ярлыки», «не смотреть через призму кривых зеркал», «сдернуть ширму» и при этом «с открытым сердцем выслушать сторону защиты». «У меня была семья, детишки, сказки на ночь, а теперь меня ждет 15 лет лагерей, — говорит Волков, на которого, не отрывая глаз, смотрит его скромно одетая мать, судья требует заканчивать с поэтическими образами. — Почему я должен отвечать за эстетические вкусы Тихонова, который коллекционировал оружие?» Осужденный за убийство адвоката Станислава Маркелова Никита Тихонов, с которым Волков был дружен 20 лет, имел внушительный запас оружия — часть из него передал участникам БОРНа, которые использовали его для своих убийств.

«Поверьте, многое остается за кадром, я не обо всем могу говорить, могу рассчитывать лишь на вашу проницательность, — туманно обращается к присяжным Волков. — Самое ценное доказательство — это добытые у меня показания. При видеокамерах, биллинге, детекторах лжи в моем случае все строится на царице доказательств. Но я ведь даже никуда не скрывался...» Судья напомнил, что Волков долгое время находился на Украине, а затем неоднократно требовал, чтобы подсудимый вернулся к сути выступления. Волков перешел к своим татуировкам — свастикам, немецким солдатам времен Второй мировой и портрету Гитлера: «Это результат юношеской склонности к эпатажу, это глупости, о которых сожалею и воспринимаю как ошибки».

Свою двухчасовую речь подсудимый завершил характеристикой признательных показаний Тихонова и его гражданской супруги Евгении Хасис: «Их срок влияет на достоверную оценку. Свидетели выныривают из ада, где сейчас находятся, они в исключительной зависимости, Тихонову уже не будет хуже от новых приговоров, но исполнение чужой воли сможет улучшить положение. Он лишь инструмент, который хочет облегчения участи». Сами Тихонов и Хасис настаивают на добровольности показаний, они рассказали ранее во время этого процесса, что готовы были бы сообщить больше, если бы на скамье подсудимых появились новые фигуранты.

Фото: Геннадий Гуляев/Коммерсантъ



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.