Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Дипломатия

#Только на сайте

#Кризис

#Саммит

#Франция

«Соглашение не будет выполняться прежде всего сепаратистами»

15.02.2015 | № 5 (356) от 16 февраля 2015 года

Кто выиграл и кто проиграл в результате «Минска-2» — The New Times спросил экс-заместителя министра иностранных дел РФ Георгия Кунадзе
14-150.jpg
 Георгтй Кунадзе
Все стороны что-то выиграли. Очевидно, что изначально Россия и ее президент настаивали на своем праве обсуждать вопросы, которые относятся к исключительной компетенции властей Украины — ее государственного устройства, содержания конституционной реформы, соглашения с ЕС. В результате Путин добился участия в обсуждении этих проблем, причем, к моему удивлению, не как сторона конфликта, а как арбитр и «миротворец». Это, конечно, тактический успех, пусть и чисто символический.

Нет никаких свидетельств того, что в Минске говорили о российском военном присутствии на Украине, или хотя бы о причастности России к конфликту. В какой-то мере это тоже можно рассматривать как достижение Путина. Но язык не поворачивается назвать его победителем: человек, ни на шаг не отступивший от своей недопустимой с точки зрения права и морали позиции, не может считаться победителем.

Содержание документа достаточно туманно, я не уверен, что его удастся выполнить. Например, положение о передаче Украине полного контроля над своей восточной границей в районах, занятых сепаратистами, увязано с конституционной реформой. К концу 2015 года реформа должна завершиться, но Украине придется еще обсуждать ее с сепаратистами. Они же, в свою очередь, будут, наверное, тормозить процесс обсуждения, ибо не заинтересованы в закрытии границы. Ведь с закрытием границы они лишаются «гуманитарных» поставок оружия, боеприпасов и подкреплений из России.

Такая же ситуация с другим положением протокола — о проведении в занятых сепаратистами районах местных выборов в соответствии с законами Украины. Эти выборы предусматривались еще первым Минским протоколом от 5 сентября 2014 года (а не 19 сентября, как ошибочно указано во втором Минском протоколе). Вместо них сепаратисты, прямо нарушив первый Минский протокол, провели выборы в так называемые «верховные советы» самопровозглашенных ДНР и ЛНР на основе презумпции их полной государственной независимости. Надо ли понимать, что после подписания второго Минского протокола об имплементации первого, результаты выборов в «верховные советы» ДНР и ЛНР будут отменены? Если да, то нынешние «зиц-председатели» ДНР и ЛНР должны будут лишиться своих постов.

Впрочем, все это умозрительные конструкции, а соглашение, по моему глубокому убеждению, в полном объеме выполняться не будет, и прежде всего — сепаратистами. И дело здесь даже не в злой воле конкретных людей. Ключ к переводу конфликта из режима военного противостояния в режим переговорного урегулирования — прекращение российских военных поставок сепаратистам. В подписанном только что Минском протоколе об этом ни слова, из-за чего документ во многом теряет свою практическую ценность. В сухом остатке — перемирие. Если оно устоит, «долгое сидение» в Минске можно будет считать успешным. Обо всем остальном придется, видимо, договариваться еще не раз.

Фото: с личной страницы Георгия Кунадзе в facebook


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.