Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Кризис

#Саммит

Мир в обмен на федерализацию

12.02.2015 | Анна Байдакова , Павел Никулин

Лидеры «нормандской четверки» согласовали условия перемирия на Украине
Эксперты полагают, что подписанное соглашение не дает никаких гарантий на мирное разрешение конфликта
Minsk-490.jpg
Перемирие на Украине, согласно минским договоренностям, должно начаться в полночь 15 февраля. Документ об этом в четверг утром подписали глава ДНР Александр Захарченко, глава ЛНР Игорь Плотницкий, представитель ОБСЕ Хайди Тальявини, посол России на Украине Михаил Зурабов и экс-президент Украины Леонид Кучма. Соглашение стало результатом 16-часовых переговоров между главами государств России, Украины, Франции и Германии.

Переговоры начались вечером 11 февраля во Дворце независимости в Минске. В 10 утра 12 февраля Путин, Порошенко, Олланд и Меркель вышли из зала и пообщались с журналистами, но вскоре переговоры возобновились. Около полудня на встречу глав государств приехала специальный представитель ОБСЕ Хайди Тальявини. Она присутствовала на встрече контактной группы, которая проходила в Минске параллельно с переговорами глав четырех государств. Тальявини сообщила, что Захарченко и Плотницкий не согласились подписать условия перемирия. В то же время стало известно, что президент Украины Петр Порошенко назвал «неприемлемыми» некоторые пункты соглашения. В частности, он написал в своем твиттере: «Украина была, есть и будет унитарным государством. Никакой федерализации не будет!»

Тем не менее, итоговое соглашение предусматривает конституционную реформу на Украине: она должна быть проведена до конца 2015 года и предполагает особый статус Донецкой и Луганской областей. В частности, они получат «право на языковое самоопределение», создадут отряды «народной милиции» и смогут заключать договоры о сотрудничестве с российскими с регионами.

По условиям перемирия, опубликованным утром 12 февраля на сайте «Российской газеты», в полночь 15 февраля по киевскому времени обе стороны конфликта должны прекратить огонь. В течение следующих 14 дней от линии фронта должны быть отведены все тяжелые вооружения. Между артиллерийскими системами двух сторон необходимо создать зону безопасности от 50 до 140 километров, причем украинские войска должны отойти от линии фактического соприкосновения, а сепаратисты — от линии соприкосновения, описанной в Минском меморандуме от 19 сентября. За соблюдением перемирия и отводом техники должны следить представители ОБСЕ.

Через пять дней после отвода техники должны быть освобождены все незаконно удерживаемые лица. В частности, должна получить свободу украинская летчица и депутат ПАСЕ Надежда Савченко, которая сейчас продолжает бессрочную голодовку в московском СИЗО №6. Участники военного конфликта не должны подвергаться уголовному преследованию. Незаконные формирования в зоне конфликта должны быть разоружены.

В первый день после отвода техники должны начаться переговоры об условиях проведения местных выборов в Луганской и Донецкой областях и о будущем правовом положении этих территорий. После проведения местных выборов должен быть полностью восстановлен контроль Киева над всей государственной границей Украины, Украина должна возобновить экономические связи в районах конфликта: собирать налоги, выплачивать пенсии, поддерживать работу банковской системы.

Военный аналитик Александр Гольц считает, что соглашение, достигнутое в Минске, не является гарантией мира. «Опыт минских соглашений показывает, что всегда есть возможность их не выполнять, — сказал эксперт в интервью NT. — В качестве примера можно привести историю о том, что в Минских соглашениях был прописан контроль российско-украинской границы. Ничего из этого не получилось, но Сергей Лавров на голубом глазу сказал: «Пусть ОБСЕ и договаривается с сепаратистами». К таким уловкам стороны могут прибегнуть и теперь. Весь смысл этого дипломатического марафона заключался в том, чтобы лидеры дали друг другу какие-то гарантии. Но мы хорошо знаем, что Владимир Владимирович – хозяин своему слову. Когда хочет – дает. Когда хочет – назад берет. Сам текст соглашений не гарантирует ничего, все зависит от политической воли России. Международное право работает до тех пор, пока соблюдаются договоры. Россия совершенно спокойно нарушила многие из своих обязательств. Например, будапештский протокол, сделав вид, что его не существовало вовсе. Он гарантировал суверенитет Украины и ее территориальную целостность в обмен на ее отказ от ядерного оружия».

Николай Петров, профессор Кафедры сравнительной политологии НИУ ВШЭ, считает, что очередное соглашение — это лишь способ на время остановить кровопролитие и избежать гибели мирных жителей. «Это попытка сделать какую-то передышку, а дальше начинать процесс согласования позиций, — сказал Петров NT. — Как и первые минские соглашения, они важны в первую очередь тем, что затрудняется переход к активным боевым действиям. Но понятно, что представления о мире в Москве и Киеве так сильно различаются, что ожидать стремительного разрешения проблемы не приходится. Поэтому практически неизбежно возобновление боев».

Фото: REUTERS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.