Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Freedom House: Россия больше не электоральная демократия

01.10.2007 | Альбац Евгения , Колесников Андрей | № 34 от 1 октября 2007 года

Freedom House:
Россию нельзя считать электоральной демократией
Transparency International:
Россия входит в число тридцати семи самых коррумпированных стран мира


Аккурат на старте парламентской кампании, когда партии только-только принялись продавать населению свой политический товар, убеждая, что если купят, то и будет счастье, Freedom House, мониторинговое агентство, которое вот уже 35 лет отслеживает ситуацию с правами и свободами человека в 193 странах мира, опубликовало свой очередной ежегодный отчет. И в нем впервые заявлено — Россия более не может считаться электоральной демократией. «Парламент лишь штампует решения, принятые в Кремле», — говорится в докладе. А директор по исследованиям Freedom House Арч Паддингтон даже назвал Россию страной «агресcивно враждебной демократии».

Почти одновременно появился и новый доклад другого международного мониторингового агентства — Transparency International1, который измеряет уровень коррупции в 179 странах мира. Согласно этому отчету Россия еще ниже опустилась в коррупционную яму (143-е место в индексе, коэффициент 2,3), деля ее с такими странами, как Того, Ангола, Гвинея-Бисау, Нигерия…

Для специалистов в том нет ничего странного: давно доказано, что авторитарные режимы, за редким исключением (Сингапур — четвертое место в индексе после Дании, Финляндии и Новой Зеландии), живут коррупцией: воровать всегда проще в тени, куда не попадают камеры исследовательской журналистики и где нет пристального контроля со стороны других ветвей власти — судебной и законодательной.

Кстати, не случайно, что Украина и Грузия, столь многажды охаянные и осмеянные официальной пропагандой за их «цветные» революции, начали путь вверх по индексу Transparency International: Грузия, например, переместилась с 136-го места (коэффициент коррумпированности — 2,0) в 2004 году на 79-е (коэффициент 3,4) в 2006-м.

А ведь как все славно начиналось.
В 1991 году Россия была впервые отнесена Freedom House к числу ну пусть и не совсем свободных, но хотя бы «частично свободных» стран. Пик этой свободы пришелся на 1995 год. Но потом политическая целесообразность и известный российский принцип «не подмажешь — не поедешь» взяли верх. Победа Бориса Ельцина над коммунистами стоила нам свободы. Нет, не всей. Немного еще оставалось. Операция «Преемник-2000», в которой радостно поучаствовали в том числе и либералы, выпрашивающие ныне у Кремля разрешение на пару-другую мандатов в Думе, задала вектор, прямо обратный тому, что был выбран в 91-м. Уже в 2004 году, по итогам избрания Владимира Путина на второй президентский срок, Россия вошла в список несвободных стран, который замыкают Туркменистан и Северная Корея.

И это — в том числе — цена компромисса, на который демократы пошли и во время парламентских выборов 1996-го и 1999-го. Не нами сказано: репутация зарабатывается годами, теряется — в дни.

Нет, мы не о себе, любимых: журналисты разбазарили — хотите жестче? — продали свою свободу точно так же, как и господа политики и депутаты. Беда состоит в том, что Россия — и это показывают многочисленные сравнительные исследования, включая те, что ведет Freedom House, — вновь идет прямиком в кювет глобального прогресса.

Да, с 1998 года специалисты фиксируют то, что в отчете агентства названо «стагнацией свободы», то есть число свободных стран в мире практически не увеличивается. По данным на 2007 год, из категории «частично свободных» в список свободных стран перешла лишь одна страна — Гайана.

Но глобальный тренд, исчисляемый уже тридцатью годами, очевиден: если в 1975 году в мире было лишь 40 стран, относимых к числу свободных, то в 2006-м — уже 90. Если в 1992 году 1 миллион 352 тысячи (24,8% населения планеты) обладали тем, что дано человеку по рождению, — свободой выбора, то в 2006-м таких стран уже 90 и уже более 3 миллионов человек (46%) — пусть и с известными допусками — живут в условиях свободы. А нас там нет. Мы среди тех 37% (2 миллиона 448 тысяч человек) населения Земли, кому свобода оказалась не по плечу.

Любопытно, что независимо от данных мировых мониторинговых агентств в похожих терминах изъясняются сегодня в своих отчетах и международные инвестиционные аналитики. Они не предсказывают кризиса — нет. Но они предлагают при оценке инвестиционных рисков смотреть на нынешнюю Россию глазами начала 80-х: ситуация примерно такая же, пишут они, какая была в Советском Союзе в последние месяцы правления Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. Другими словами, относительная стабильность более или менее гарантирована: власть есть кому подхватить, все остальное — как в любой стране с коррумпированным и авторитарным режимом.

Почему же эксперты оценили Россию столь низко по итогам 2006 года? Список претензий длинен: подавление протестной активности, схлопывание деятельности неправительственных организаций, контроль чиновников за правозащитниками, закон об экстремизме, преследования по этническому признаку (в частности, депортация грузин), убийство Анны Политковской. Плюс изменение электорального законодательства, которое, по сути, превратило выборы в фарс. В выборы без реального выбора. И об этом — в главной теме номера на странице 08.

__________

1 Индекс Transparency International основан на 10-балльной шкале: 1 — наивысшая степень коррумпированности, 10 — стерильно чистая страна. Дания, лидер среди «чистых» стран, имеет коэффициент 9,4.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.