Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Экономика пузырей

01.10.2007 | Крылов Дмитрий | № 34 от 1 октября 2007 года

Экономика пузырей. Экс-глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен заявил, что на американском рынке недвижимости образовался «пузырь». Он предсказывает значительное снижение цен, «гораздо более значительное, нежели это ожидается большинством людей». Как образуются и сдуваются «пузыри», изучал The New Times

Финансовый «пузырь» — ситуация, при которой стоимость тех или иных активов необоснованно раздута и никак не соотносится с их реальной ценностью. Явление это появилось отнюдь не в XXI или XX веке. В начале XVIII столетия британская «Компания Южных морей» получила эксклюзивное право на осуществление морской торговли на всем западном побережье Южной Америки. Стоимость акций британской компании взлетела за один год со 128 до 2000 фунтов за штуку. Исаак Ньютон накануне взрыва «пузыря», в который превратилась британская компания, в 1720 году купил 20 акций по 1050 фунтов за штуку и потерял за три месяца 20 000 фунтов. «Я могу рассчитывать движение небесных тел, но не сумасшествие людей», — резюмировал великий физик после краха.

Сильно переоцененными бывают не только ценные бумаги отдельных компаний, но и товары, валюты и даже целые сектора экономики (например, американские «доткомы»1 с конца 1990-х до начала 2000-х годов). Практически всегда, когда надувается «пузырь», находятся трезвые головы, которые пытаются предупредить увлекшихся игроков о возможных печальных последствиях дальнейшего взвинчивания цен. Однако они редко бывают услышаны. Проблема в том, что точно предсказать, когда именно случится крах и что именно послужит поводом для его начала, практически невозможно. Так, экономист Роджер Бэбсон за месяц до краха на Уолл-стрит в 1929 году2 публично предупреждал о нависшей угрозе, но его слова для большинства так и остались пустым звуком.

Как надуваются «пузыри»

«Теория крахов» и механизм образования «пузырей» на рынках волнуют не одно поколение экономистов и экономсоциологов. Профессор Гарварда Андрей Шлейфер объясняет появление «пузырей» наличием двух типов инвесторов — крупных профессионалов и мелких спекулянтов3. При принятии решения о покупке или продаже ценных бумаг первый тип инвесторов проводит фундаментальный анализ рынка. Он изучает макроэкономические показатели национальной и мировой экономики, уровни валютных курсов, финансовые отчеты компаний и прочее. Второй тип инвесторов перебивается случайной информацией и слухами, использует технический анализ рынка (изучает графики динамики цен) и следует существующей тенденции.

Как правило, первоначальный импульс в надувании того или иного «пузыря» имеет объективные предпосылки. Рост цен бывает обусловлен изменением ситуации на рынке, ростом спроса, благоприятными статистическими данными или новыми конкурентными преимуществами того или иного актива. В определенный момент подключаются игроки, для которых сам факт роста цен становится достаточным основанием, чтобы войти в рынок.

Ключевым моментом в образовании «пузырей», по мнению Шлейфера, является следование спекулянтами стратегии «позитивной обратной связи»: покупай, когда цена растет, и продавай, когда она снижается. В какой-то момент профессиональные инвесторы, изначально инициировавшие рост цен, принимают решение о том, что пора фиксировать прибыль (ведь они понимают, что реальных причин для роста цен больше нет), и спрыгивают с уходящего поезда, который разгоняют спекулянты, перед сходом поезда под откос.

Экономсоциологи не согласны с экономистами по поводу природы «пузырей». Профессор Университета Олбани Митчелл Аболафия считает их появление вполне осмысленным действием заинтересованных групп людей. «Пузырь» надувается вследствие борьбы между разного рода коалициями (трейдерами, инсайдерами, государством) за контроль над представлением о «действительном» положении дел на рынке. «Пузырь» появляется не в результате спонтанных процессов, а как итог конкретных действий (или бездействия) основных участников рынка.

Сегодняшние реалии

Нынешний мировой финансовый кризис имеет американские корни и характеризуется наличием сразу нескольких «пузырей», надувшихся на рынке.

Недвижимость всегда считалась одним из самых надежных и привлекательных активов для долгосрочных вложений. Рост цен в этом секторе в последние годы в значительной степени поддерживался, с одной стороны, инвесторами, которые вкладывались в недвижимость в расчете на рост стоимости домов, с другой — бурным развитием рынка субстандартного (subprime) ипотечного кредитования — выдачи ипотечных кредитов заемщикам с плохой кредитной историей без первоначального взноса или обязательного страхования. Проценты по таким кредитам выше, а риск на растущем рынке относительно невелик: если заемщик не может обслуживать кредит, ипотечному брокеру остается дом, под залог которого выдавался кредит. Для того чтобы продолжать и расширять бизнес, ипотечные брокеры размещали на фондовом рынке облигации, обеспечением по которым выступали обязательства заемщиков. Покупатель ипотечных облигаций в любой момент мог их заложить и купить на привлеченные деньги еще ипотечных облигаций, которые также могли быть заложены. В свою очередь, заемщики, которые не могли гасить ипотечные платежи, в любой момент имели возможность взять еще кредит, а для выплат по этому кредиту — еще один.

Масштабы явления иллюстрирует тот факт, что на каждого взрослого американца в среднем эмитировано семь кредитных карт разных банков. Проблемы начали возникать с ростом количества должников, не способных обслуживать взятые ими ипотечные кредиты. На рынке недвижимости стало появляться все больше домов, принадлежащих не рассчитавшим собственных сил заемщикам. Избыток предложения привел к прекращению роста цен и, что еще более неприятно, увеличению срока экспозиции выставленных на продажу домов. Ипотечные брокеры начали сталкиваться с кассовыми разрывами и уменьшением объема выплат со стороны заемщиков. При этом им необходимо было гасить облигационные займы и для этого либо размещать дополнительные выпуски на гораздо менее выгодных условиях, либо перебиваться краткосрочными банковскими кредитами. Прекращение роста цен на дома служит для инвесторов сигналом о том, что пора фиксировать прибыль, они подливают масла в огонь, выставляя на продажу купленные ими ранее дома. Заемщики, привлекавшие все новые кредиты для обслуживания старых в расчете на то, что рост цен на недвижимость покроет все их издержки, связанные с выплатой процентов, прекращают обслуживать свои долги. Строительные компании, которые по инерции продолжают наращивать масштабы строительства, сталкиваются с тем, что их дома никто не покупает, и снижают цены, но дома все равно стоят непроданными. Банки, выдававшие кредиты под залог ипотечных бумаг, банки, кредитовавшие строительные компании, и банки, выпускавшие все новые и новые кредитные карты со все более мягкими требованиями к заемщикам, начинают сталкиваться с резким ростом числа дефолтов по обязательствам. Но и они брали кредиты у других банков…

Цепочку можно раскручивать довольно долго: сдувание «пузырей» является таким же самоподпитывающимся процессом, как и их надувание. Кризис, подобно кругам по воде, распространяется на всю экономику, причем, как показывают последние события, не только американскую. Глобализация финансовых рынков привела к тому, что нынешний кризис затронул весь мир — от Европы до Южной Африки и Новой Зеландии. Причем, как утверждают пессимисты (то есть хорошо информированные оптимисты), главные неприятности еще впереди.

С 1634 по 1637 год голландцы как одержимые закладывали земли, дома, вкладывали личные сбережения и свободные денежные средства в покупку здоровых луковиц тюльпанов (в начале 1630-х годов в Голландии неизвестный вирус стал изменять окраску цветов). В 1637 году цена на них достигла исторического максимума. Иностранные закупщики цветов отказались от заключенных договоров на их покупку. Это спровоцировало панику и хаос среди голландских продавцов — цена стремительно упала, люди потеряли деньги и понесли огромные убытки. Так лопнул «пузырь» на рынке тюльпанов в Нидерландах. 

____________________________
1 Компании, чей бизнес основан на использовании интернет-технологий.
2 С 21 по 29 октября 1929 года главный фондо- вый рынок США потерял более 40%. Это сыграло значительную роль в развитии Великой депрессии, перекинувшейся на весь мир.
3 Шлейфер использует термины rational arbitrageur и noise trader.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.