Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кино

#Только на сайте

Государево дело

03.02.2015 | Екатерина Барабаш | № 3 (354) от 2 февраля 2015 года

The New Times выяснил, какие кинопроекты 2015 года Министерство культуры сочло достойными финансирования

«Мы не намерены впредь финансировать проекты, носящие явно очернительный, антиисторический характер, которые оплевывают нашу историю и дела наших предков», — заявил министр культуры Владимир Мединский, отчитываясь перед депутатами Госдумы за итоги 2014 года.

44-490.jpg
Среди фильмов, получивших поддержку государства, добрая половина так или иначе связана с тремя темами: войной, историческими победами России и триумфом православия. Похоже, начинает сбываться мечта г-на Мединского — кино встает на службу русскому оружию и безоглядному патриотизму.

Пароксизм римейкинга

Год начнется с опоздавшего к юбилею Первой мировой (выйдет в прокат в конце февраля), но все равно ожидаемого фильма режиссера Дмитрия Месхиева «Батальонъ». Сюжет: женский батальон смертниц по приказу Временного правительства отправляется на германский фронт и там показывает чудеса героизма. Картина запоминается стриженной под ноль депутатом Государственной Думы Марией Кожевниковой (фракция «Единая Россия») и орущей дурным басом в жанре «слуга царю, отец солдатам» Марией Ароновой. Съемочную площадку в Питере посетил лично министр культуры.

На 2015-й выпало 70-летие победы во Второй мировой, и неудивительно, что из двенадцати игровых авторских картин, получивших помощь государства, пять посвящены именно этой теме. Разумеется, не отказали в помощи работе Андрея Кончаловского «Вики» — о княгине Вере Оболенской, которая участвовала во французском Сопротивлении. Князи и княгини нынче опять в почете, их больше не показывают уморительно картавившими врагами советской власти.

Картина Федора Попова «Коридор бессмертия» расскажет о событиях в блокадном Ленинграде и о девушке, ставшей участницей строительства Шлиссельбургской железнодорожной магистрали, известной как «Коридор бессмертия». Событиям 1944 года посвящен другой обласканный Министерством культуры фильм: в «Единичке» Кирилла Белевича советские войска спасают глухонемых польских сирот.

В пароксизме римейкинга, охватившего страну, министерство поддержало также «А зори здесь тихие» Рената Давлетьярова — с гламурными девушками и хорошеньким Петром Федоровым и «Председателя» Алексея Мурадова, сюжет которого напоминает знаменитый одноименный фильм с Михаилом Ульяновым.

Еще две картины из разряда «авторских» обращены в прошлое: «Спитак» Александра Котта — в недавнее, «Созвездие Марии» Александра Борисова — в отдаленное. О чем рассказывает «Спитак», понятно из названия — о страшном землетрясении 1988 года в Армении. Что касается «Созвездия Марии», то здесь — XVIII век, модный нынче Север, морской офицер с отважной женой и, по признанию самого режиссера, «определенный патриотический накал». Как на патриотический накал денег не дать? Дали, само собой.
44-cit-01.jpg
Державные блокбастеры

Немного хуже по части государственных денег вышло у Петра Буслова с его «Крестителем» — картиной о князе Владимире. Дорогостоящий проект («Бюджет свыше 15 млн — очень большая историческая картина должна быть», — объясняет сам режиссер) поначалу то ли не вызвал энтузиазма у экспертов Минкульта, то ли они решили, что Буслову в состоянии помочь РПЦ, числящаяся у него в спонсорах, но деньги дали на условиях частичной возвратности. И, да, съемки будут проходить в Крыму при содействии Госсовета Крыма.

Уже запущен в производство и в начале следующего года должен потрясти зрителя свежей мыслью об исключительности и сверхдержавности России блокбастер «Громовержец». Вредные американцы по сюжету срывают испытания российского суперистребителя, но догадайтесь, кто в итоге окажется в выигрыше, а кто будет посрамлен? И еще догадайтесь, кто управляет этим суперистребителем? Правильно: Безруков. Фильм в основном будет снят на деньги Министерства обороны, но и у Минкульта создатели ленты получили 55 млн.

Особые надежды возлагаются на анимационный патриотический блокбастер «Сергий Радонежский», что сейчас в производстве «Да-Студии». Министр культуры уже назвал его «русским анимационным «Аватаром». Что он под этим подразумевал, сказать трудно, потому что уже опубликованные кадры из фильма пока демонстрируют унылую псевдоправославную риторику вкупе с убийственно банальным изображением. Как заявляют создатели ленты, в фильме показано «развитие одного из самых великих святых — от детства до святости». Само собой, будет множество куполов и велеречивых диалогов. А еще авторы уверяют, что соберут в прокате примерно 850 млн руб., и их чувство юмора похвально. Чуть скромнее заявляют о своих притязаниях создатели другой отчизнолюбивой ленты — «Муром. История Петра и Февронии», обещая кассу в 600 млн. Правда, и бюджет у них скромнее — 290 млн против почти 400 млн у «Сергия».

«У нас все кино патриотическое, потому что снимается на государственные деньги, — считает кинорежиссер, заместитель председателя комитета по культуре Госдумы Владимир Бортко. — Мне, правда, никто никогда таких установок не давал — мол, снимай патриотическое кино. Но у меня — да, кино получается патриотическим, потому что я снимаю для своей страны, а мне нравится страна, в которой я живу».

С прошлого года Минкульт также взялся за помощь патриотическим сериалам. В ближайшем будущем нас ждут сериалы «Севастополь приказано сдать!» — о битве за Севастополь, «Молодая гвардия» — об известной краснодонской группе подпольщиков, «Земля-воздух» — о команде советских ракетчиков, отправившихся в 1965 году во Вьетнам помогать сражаться с американцами, «Чернобыль» — о противостоянии советской разведки и ЦРУ на фоне катастрофы, «Зорге» — экранная биография знаменитого разведчика, «Кинооператоры. Любить, чтобы жить» — о том, как Сталин лично спас ценные кинопленки, которые потом легли в основу известного фильма «Москва наносит ответный удар».
44-490-InfoGr-490.jpg
Увеличить
44-cit-02.jpg
Деньги на ветер

На собственных ошибках у нас не принято учиться. В 2014 году все наиболее ожидаемые патриотические фильмы, получившие максимальную господдержку, с треском провалились в прокате. При бюджете в $21 млн и при массированной рекламе смехотворные $1 млн 694 тыс. собрал «Солнечный удар» Никиты Михалкова.

Надежда и гордость Минкульта — «Василиса» Антона Сиверса о Василисе Кожиной, возглавившей в 1812 году партизанский отряд, обошлась в $7 млн. Однако на выходе эта картина показала, что гулькин нос — не предел минимального. $302 тыс. в прокате — это даже не треск, это уже фанфары. Чуть лучше выступил тяжеловес «Поддубный» с достойным такого большого мужчины бюджетом в $12 млн — он собрал в прокате чуть больше половины от истраченного.

Главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей уверен, что патриотическое кино и в следующем году будет иметь печальную прокатную судьбу. «Такие фильмы и дальше будут проваливаться в прокате, — считает он. — Те, кто дают на них деньги, делают это не для зрителя, а для своего руководства. Это привычная советская традиция. На словах будут рапортовать о щедром инвестировании российского патриотического кино, но молодые люди, для которых все это, кстати, и затевается, будут смотреть американскую продукцию. Так что деньги на патриотический кинематограф — выброшенные деньги».

А вот известный режиссер Андрей Прошкин не готов упрекать государство в насаждении любви к родине средствами кино. «В нашем обществе сейчас существует желание, чтобы ему рассказывали, какие мы все хорошие, а особенно — какими хорошими были раньше. Тренд на патриотизм существует не только у власти, он есть и внутри общества, это взаимное движение. Тут есть другая проблема: наше кино стало очень однообразным стилистически и тематически. У нас снимают огромное количество агиток — есть агитки, неумеренно восхваляющие прошлое, но много и таких, которые теми же методами это прошлое пытаются перечеркнуть. В результате из процесса вообще вымывается хорошее кино, а действительно талантливые люди не могут пробиться, они тонут в количестве поднятой пены».
44-490-02.jpg
А судьи кто?

Директор Нового института культурологии, киновед Кирилл Разлогов видит проблему в неверном понимании патриотизма теми, кто выделяет деньги на кино. «Что такое патриотическое кино? Это фильмы, которые вписываются в представления нации о ценностях. Существует два мнения о том, что такое патриотическое произведение. Кто-то считает, что надо вскрывать проблемы. Кто-то — что надо снимать исключительно о победах. И тут все упирается в то, как понимают патриотизм те, кто дает деньги. Но разве фильмы Луцика и Саморядова, картины Алексея Балабанова — это не патриотическое кино в истинном смысле слова?»

В представлении Минкульта и Фонда кино — структур, ответственных за раздачу государственных денег кинематографу, — патриотизм в кино не мыслится вне военной тематики. Причем не просто военной, а победной. С некоторых пор всякое историческое кино у нас подцензурно: сценарии изучают в Российском военно-историческом обществе (председатель — все тот же Владимир Мединский) на предмет исторической достоверности. Часто эксперты блокируют кинопроекты в соответствии со своими представлениями о правде в искусстве — к примеру, в минувшем году они забраковали сценарий Петра Тодоровского «Встреча на Эльбе». Видимо, фронтовик Тодоровский имел куда более размытые представления о событиях, в которых участвовал, чем соратники Владимира Мединского.

Гете, не самый глупый человек на свете, сказал: «Не бывает ни патриотического искусства, ни патриотической науки». Его бы точно не взяли в эксперты Минкульта.

Фото: kinopoisk.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.