Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

#Только на сайте

#Украина

#Война

«Чтобы остановить войну, Путину нужно сделать всего два шага»

05.02.2015 | Борис Юнанов | № 3 (354) от 2 февраля 2015 года

От «иностранного легиона НАТО» до «провозглашенных республик» — как понимать новояз российских первых лиц и какой сценарий Кремль реализует на Украине — The New Times расспрашивал известного дипломата, экс-замминистра иностранных дел МИД РФ Георгия Кунадзе
30-490-01.jpg
Владимир Путин и Сергей Лавров во время совещания послов и постпредов РФ в МИДе, Москва, 2014 год


30-200.jpg
  Георгий Кунадзе,
  Москва, февраль 2011 года
Обстрел Мариуполя, наступление сил ДНР, 10 тысяч украинских военных, вроде бы попавших в окружение под Дебальцево, — можно ли считать нынешнюю ситуацию прологом крупномасштабной войны между Украиной и Россией?

Ожидания большой войны на Украине есть — я только что побывал в Киеве и ощутил эту тревожную атмосферу. Ее подпитывают не только действия России, но и чудовищная антиукраинская пропаганда, заполонившая российское медиапространство. Но мне ситуация видится несколько иначе. В августе прошлого года отряды сепаратистов, усиленные как минимум российскими «отпускниками», нанесли украинским правительственным войскам поражение под Иловайском. Тогда тоже ждали большой войны, а вместо этого 5 сентября был подписан Минский протокол, предусматривавший комплекс мер по деэскалации конфликта. Сепаратисты этот протокол начали нарушать буквально на следующий день. Тактика России, похоже, состоит в том, чтобы использовать локальные военные успехи сепаратистов для усиления своей переговорной позиции.

Возможно, аналогичный сценарий реализуется и сейчас. Так что я не исключаю, что нынешняя активизация военного противостояния станет прологом не столько большой войны, сколько нового раунда переговоров. Вполне допускаю, что сепаратисты попытаются организовать украинским правительственным войскам в районе Дебальцево «котел» по типу иловайского — и опять же это существенно укрепило бы переговорные позиции России.

Но так или иначе, Минские договоренности были грубо нарушены сепаратистами. Вновь к ним возвращаться было, наверное, странно. Повестка новых переговоров, если они состоятся, будет отчасти иной* * 29 января была достигнута договоренность провести в Минске 30 января очередной раунд консультаций в рамках трехсторонней Контактной группы по урегулированию ситуации на востоке Украины, но в последний момент переговоры провалились. .

Другое дело, что лично я плохо представляю, чего может реально требовать Россия. Она ведь изначально действовала исключительно по «праву сильного», махнув рукой на международное право, свою репутацию и даже соображения здравого смысла. Сегодня же ясно: силы России не беспредельны, в формате «гибридной войны» ничего из своих первоначально заявленных целей она не добьется. Затевать «большую войну» все же опасается.
30-cit-01.jpg
К вопросу о столбах

Но ведь и Порошенко проигнорировал предложение Путина об отводе с линии соприкосновения сторон тяжелых вооружений* * Линия соприкосновения зафиксирована в Минском меморандуме от 19 сентбяря 2014 года. 29 января президент Украины все же призвал Контактную группу начать консультации по этому вопросу. .

Начнем с того, что ничего больше в так называемом «мирном плане» Путина и не было. Да и кто этому плану поверит? Минский протокол, документ очень качественный, предусматривал принятие Украиной закона об особом статусе районов, контролировавшихся сепаратистами, и проведение там на основе этого закона выборов в местные органы власти. Вместо этого сепаратисты провели 2 ноября прошлого года некие выборы в так называемые «высшие органы власти» самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Тем самым это положение Минского протокола полностью извращено и не может считаться выполненным. Сепаратисты настаивают на своей полной независимости, хотя то, что создано ими, не назвать даже квазигосударственными образованиями.

Еще одно важное положение Минского протокола предполагало перекрытие российско-украинской границы под международным контролем. Собственно, только таким путем можно было бы остановить поставки сепаратистам оружия и боеприпасов из России. Ничего подобного не сделано. Оружие идет потоком, к сепаратистам поступают подкрепления. Российские военные «отпускники», похоже, следуют в Украину в составе своих частей и подразделений.

Иными словами, и это положение Минского протокола уничтожено. А ведь известно, что международные договоренности не подлежат выборочному исполнению: их следует выполнять целиком. Иначе договоренности просто не существуют.

Но есть и такая точка зрения: как, мол, перекрывать границу на юго-востоке, если там она еще не демаркирована. К тому же Москва говорит, что демаркацию необходимо проводить на основе соглашения 2010 года, а не так, как хотелось бы Киеву, — в одностороннем порядке.

Полная чушь! Во-первых, если колонна техники с российской стороны углубляется на десятки километров на территорию Украины, то настаивать на том, что граница не нарушена, потому что ее нет, — нелепо. А во-вторых, хочу напомнить: например, между СССР и Китаем граница длительное время была не то что не демаркирована — даже не делимитирована. Что не мешало СССР эту границу охранять. Российско-японская граница в районе Курильских островов не демаркирована и не лимитирована. Но пусть попробуют японцы сунуться к нам на Курилы под тем предлогом, что здесь, дескать, согласованной границы еще нет. Как и чем ответит Россия, легко догадаться.

Вообще, сама мысль о том, что раз двумя сторонами вместе не расставлены пограничные столбы, то нет между ними ни границы, ни вытекающих из этого обязательств, — международно-правовой нонсенс.
30-490-02.jpg
Кадр из любительского видео: «Россия. Танки и бронетехника идут к границе с Украиной», январь 2015 года

Колебания по официальной линии

Есть и другие странности: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков говорит об отсутствии конфликта между Россией и Украиной, тогда как сам Владимир Путин называет украинскую армию «иностранным легионом» НАТО…

Президент видимо хотел дискредитировать украинских добровольцев, сражающихся за территориальную целостность своей страны. О том, кто нанял, вооружил и снабжает самих сепаратистов, президент умолчал. Хотя все понимают: формирования сепаратистов, а тем более российские «отпускники» со своим штатным вооружением — и есть подлинный «иностранный легион» — только не НАТО, а России.

По существу же, совершенная президентом подмена понятий — классический прием спецпропаганды, применяемой только во время войны. Возможно, Песков имел в виду, что повода для конфликта между Россией и Украиной не было. Но войну с Украиной Россия тем не менее ведет, хотя и необъявленную.

Кстати, вопросы относительно переговорной позиции России возникают еще и потому, что сама эта позиция постоянно меняется. Раньше Москва была за «федерализацию» Украины, потом Сергей Лавров вдруг заявил, что ни на какой «федерализации», дескать, Россия не настаивает. Потом, правда, заметил, что Россия хочет «помочь» Украине написать новую конституцию. Или вот еще один извив дипломатической мысли: весь прошлый год ДНР и ЛНР именовались «самопровозглашенными республиками», и вдруг глава МИД РФ и федеральные телеканалы заговорили о них как о «провозглашенных республиках».

Хотя, конечно, удивляться тут нечему. Россия как минимум с 2012 года живет в режиме ручного управления, при котором все органы исполнительной власти, включая МИД, — только и единственно исполнители. МИДу отведена роль полного «одобрителя» и «пропагандиста» того, что придет в голову высокому государственному руководству и его ближайшему окружению. Кстати говоря, МИД СССР роль генератора внешнеполитических идей играл куда успешней, чем МИД РФ. Разумеется, в советские времена имела место конкуренция с «дипломатами со Старой площади», с международным отделом ЦК КПСС. Тем не менее аналитический потенциал МИД был востребован.
30-cit-02.jpg
Северокорейский прецедент

Верховная Рада признала Россию страной-агрессором. Какие последствия с международно-правовой точки зрения может иметь это решение?

Никаких. Это скорее односторонняя политическая декларация, нежели руководство к действию. Хотя, конечно, не каждый день Россию объявляют страной-агрессором, да еще и ближайшие соседи.

Но Киев уже обратился к международному сообществу, к ООН — с призывом поддержать такую оценку.

Даже если предположить, что декларацию Рады поддержит большинством голосов Генассамблея ООН — такая резолюция будет иметь рекомендательный характер. Обязательные для исполнения документы принимает Совет Безопасности, где у России, как известно, есть право вето.

Это ООН. А западные союзники Украины?

Запад уже выбрал метод воздействия на Россию — санкции. Пока эта мера работает. И еще долго будет устраивать всех. Объясню, почему. К примеру, по отношению к КНДР нередко требуют применения новых санкций — режим в Пхеньяне каждый раз дает для этого новые поводы. И каждый раз санкции оказываются «половинчатыми», «недостаточными» и т.д. Но если санкции не привели к успеху, тогда нужно либо признать свое бессилие, либо переходить к более серьезным, силовым методам убеждения. Признавать свое бессилие никто не хочет, воевать — тоже. Поэтому санкции против КНДР бесконечно растянуты — и во времени, и по сферам применения. Правильная ли это тактика? Думаю — да. С точки зрения международных отношений, она оптимальна.

В случае с Украиной проблема в другом: оказав политическую поддержку Киеву, Запад явно не торопится с практической. По-настоящему скоординированного содействия Украине пока нет.

За последний год Киев получил от ЕС кредитов на €1 млрд, и еще €300 млн — в рамках программ помощи. Это не содействие?

Массированое вливание кредитов, чтобы быть эффективным, должно опираться на осмысленные планы внутренних реформ. А вот этого пока тоже нет.

Ситуативный синдром

Украина объявит войну России?

Убежден, что на это президент Порошенко не пойдет.

А введение военного положения на Украине возможно?

Теоретически такой шаг для украинской армии имеет свои плюсы. Ведь с введением военного положения все вооруженные силы, независимо от своей ведомственной принадлежности, и все гражданские власти ставятся под единое военное командование. С другой стороны, тут же возникает вопрос: а каким будет качество этого единого командования? Поэтому с введением военного положения Порошенко, как мне кажется, торопиться не будет.

Есть ли вообще выход из украинского тупика?

Конечно. Чтобы остановить войну, Путину нужно сделать два шага. Всего два. Первый — закрыть проект «Новороссия». Прекратить подпитывать сепаратистов оружием, боеприпасами и всем остальным. Никакого смысла в этом нет, люди гибнут абсолютно ни за что. Судьба ДНР и ЛНР будет решена в считаные месяцы или даже дни: часть сепаратистов сдастся в плен, другая — просто смешается с толпой. При этом имиджевые и внутриполитические издержки для России и лично президента будут минимальными.

Ситуация вокруг Украины зашла в тупик во многом из-за того, что в Кремле уже давно не думают о стратегическом планировании. То, что мы наблюдаем сейчас, — это уже даже не тактика, просто сиюминутные ситуативные решения.

А второй шаг, который мог бы сделать Путин?

Переключить тумблер и остановить поток дезинформации, который льется с российских телеканалов. Никогда раньше не думал, что телепропаганда может наносить такой ущерб умственному и нравственному здоровью целого народа.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ, Александр Щербак/Коммерсантъ, youtube.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.