Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Война

#Крым

Война: интересы и цели

01.02.2015 | Сергей Миненко , Дмитрий Ребров | № 3 (354) от 2 февраля 2015 года

Война на востоке Украины возобновилась с новой силой.
18-490.jpg
Шаткое перемирие, сложившееся после подписания Минских соглашений 19 сентября, окончательно было порушено, когда на жилые кварталы портового Мариуполя обрушились ракеты «Град»: 31 погибший, из них двое детей, более ста раненых. Москва и Киев обменялись взаимными обвинениями и вновь перешли к жесткой риторике. Что за этим последует: взятие сепаратистами с помощью российского оружия Мариуполя? Но — зачем? Возобновление планов по созданию наземного коридора к Крыму? Тогда без российской армии никак не обойтись. Бросок на Киев, многажды обещанный лидерами непризнанных ДНР и ЛНР? Но тогда это будет означать полномасштабную войну в Европе. The New Times разбирался в целях и задачах
20-490.jpg
Увеличить

На исходе крещенской недели, 24 января, в 9.15 утра Мариуполь вздрогнул: над спальным районом Восточный просвистела первая ракета. Потом их было еще 119: всего три полных боевых комплекта установки «Град». Разрушению подверглись четыре детских сада, три школы, более ста частных домов (из них тринадцать — прямыми попаданиями снарядов), пара десятков объектов инфраструктуры. Как обычно и бывает в подобных случаях, вину за случившееся стороны конфликта возложили друг на друга, а украинские власти заявили о задержании двух наводчиков, видеозапись допроса одного из них появилась на YouTube. Человек на видеозаписи, представившийся 40-летним жителем Мариуполя Валерием Кирсановым (в прошлом — сотрудник местного ГАИ), рассказал, что передавал координаты скопления сил ВСУ (вооруженные силы Украины) некоему «Пеплу», который «является офицером российской армии и руководит террористским батальоном». «Кирсанов» (запись оставляет ощущение заранее написанного и заученного текста) также утверждает, что «Грады» прилетели со стороны блок-поста возле села Виноградное, которое сейчас находится под контролем ДНР: «За весь период общения с ним (с «Пеплом». — NT) я передавал координаты блок-поста на Виноградном, на Пикузовской трассе и на Таганрогской (улица в Мариуполе. — NT) /…/ Был обстрел почти всех (этих объектов). По блок-посту на Таганрогской я давал координаты по СМС, они должны были отработать ночью, но отработали утром (24 января). Я поехал посмотреть, что там произошло, и сказал «Пеплу», что они промахнулись на километр. Он спросил: «А как видно, откуда стреляли?» Я сказал, что со стороны Виноградного. Он сказал: «Ну хорошо». Я говорю: «Очень много людей… погибло». Все, на этом связь с ним прервалась. (По Восточному микрорайону стреляло) подразделение «Пепла», — говорит «наводчик». Еще до появления этой видеозаписи, 24 января, наблюдатели ОБСЕ заявили, что обстрел по Мариуполю был произведен с территории ДНР. Дословно в отчете было сказано следующее: «Согласно анализу выстрела, ракеты «Град» были выпущены с северо-востока, из района (села. — NT) Октябрь (в 19 км на северо-запад от улицы Олимпийская), а ракеты «Ураган» — с севера, из района (поселка. — NT) Заиченко (15 км к северу от улицы Олимпийской), которые находятся под контролем ДНР» (см. карту на стр. 21). Представители ДНР обвинения Киева назвали «откровенной дезинформацией». «Силы ополчения не открывали вообще огонь в сторону Мариуполя, тем более по жилым кварталам», — заявили в министерстве обороны самопровозглашенной республики. А вице-премьер ДНР Андрей Пургин (интервью с ним на стр. 27) и вовсе заявил NT, что наблюдатели ОБСЕ превысили свои полномочия: «Воспринимать как-то документ, который подписали на пару прибалтийский и украинский ОБСЕшники, — невозможно. Они превысили полномочия, превысили свой мандат и должны быть уволены из своей организации: им полагается только наблюдать за событиями, а не делать экспертные выводы и заключения!» — сказал Пургин. Он также считает, что «по Мариуполю был не один обстрел и не из одного места. Возможно, была какая-то спецоперация по прикрытию мест обстрела. Но установить эти места теперь нельзя».
20-cit-01.jpg
Контекст

Еще в декабре ушедшего года казалось, что проект «Новороссия» подходит к концу — само слово ушло из риторики российских официальных лиц, а президент России именовал президента Украины исключительно в уважительном ключе — «Петр Алексеевич», «мы с Петром Алексеевичем». Перестрелки между тем продолжались, но были какими-то вялыми — бои шли за Донецкий аэропорт, впрочем за восемь месяцев эти бои стали скорее символическими: аэропорт давно представлял собой сплошные развалины. Но 10 января стало известно, что четырехсторонняя встреча (Россия, Украина, Германия, Франция) в казахстанской Астане, куда собирался приехать сам Путин, не состоится: канцлер Германии Меркель заявила, что смысла в том нет, поскольку Россия не выполнила главного условия Минских соглашений — не перекрыла границу с Украиной, через которую идет подпитка как минимум оружием и военной техникой сепаратистов. 13 января возле украинского блок-поста Волноваха под ракетный обстрел попал автобус с мирными жителями. 12 пассажиров автобуса погибли, еще 16 получили ранения: неделей позже президент Украины Петр Порошенко появился на трибуне мирового экономического форума в Давосе со значком «Je suis Volnovacha» (аллюзия к знаменитой трагедии в Париже, где террористы расстреляли людей в редакции журнала Charlie Hebdo и в еврейском магазине) и с изрешеченным пулями куском от автобуса в руках. (Российские госкомментаторы заявили, что это подделка.) 15 января Путин направил Порошенко письмо, в котором предлагал план по отводу тяжелой артиллерии. Порошенко (письмо датировано 25 января) ответил, что его устраивает только «полное и безоговорочное выполнение Минских договоренностей». 22 января был обстрелян городской троллейбус в южной части Донецка, погибли 15 мирных жителей. В ответ на трагедию глава самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко пообещал «дойти до границ Донецкой области» и отдать приказ «не брать пленных». На следующий день «Грады» ударили по спальным районам Мариуполя. СМИ заговорили о том, что сепаратисты при поддержке российских «отпускников» готовят украинской армии новый котел — под Дебальцево, где уже вовсю идут бои. Впрочем, бои возобновились и в других местах — например, в районе села Марьинка, восточнее Донецка, равно как и на целом ряде других отрезков фронта. Только 30 января, по сообщению украинской милиции, в этих районах погибли семь мирных жителей. В тот же день под артиллерийский обстрел в Донецке попал Дом культуры им. Куйбышева, где располагался пункт гуманитарной помощи, — по данным ДНР, погибли пять человек, — и очередной троллейбус — двое погибших.
20-490-02.jpg
Украинские военные прячутся от обстрелов в селе Дебальцево — одной из самых горячих точек в Донецкой области, 30 января 2015 года

Планы «Новороссии»

Сейчас Мариуполь находится в тревожном ожидании. После артобстрела обстановка в полумиллионном городе нервная — здесь прошли митинги «за мир», ползут слухи о грядущей всеобщей эвакуации, которые власти, впрочем, опровергают. Хотя эвакуация — пусть и не объявленная, и не всеобщая — в городе все же идет, люди оставляют свои квартиры и уезжают к родственникам и друзьям, в основном в Киев — во всяком случае 29 января начальник мариупольского междугороднего автовокзала Евгений Горбань заявил, что из Мариуполя «наблюдается повышенный пассажиропоток» в киевском направлении.

В городе явно прибавилось военных: в день после обстрела Киев отправил в Мариуполь танковое подразделение и артиллерийский отряд. «Украинская сторона скинула мощную группировку своих войск к Мариуполю. «Наши позиции у Новоазовска круглосуточно подвергаются массированным обстрелам из «Градов» и крупнокалиберной артиллерии. Сегодня там появилась еще и бронетехника 28-й украинской бригады», — сказал глава ДНР Александр Захарченко вечером 24 января.

Захарченко, надо сказать, в последнюю неделю заметно путается в показаниях: сначала — аккурат, когда «Грады» понеслись на спальные районы портового города, — он объявил о наступлении на Мариуполь. Однако ближе к вечеру, когда кадры горящих домов и лежащих на улицах трупов обошли все мировые телеканалы, поправился: штурмовать город, сказал он, сепаратисты не будут. (Получить комментарий у самого Захарченко NT не удалось.) Где та тонкая грань между «наступать» и «не штурмовать», Захарченко объяснил несколько позднее: «Никто город штурмовать не собирается. Мы не звери как в Киеве. Они же мариупольцами прикрываются. Там наши люди, такие же дончане, им бояться нечего, — заявил он журналистам. — До сегодняшнего дня мы не вели активных действий у Мариуполя. Мы силы бережем. Но сейчас, после того как Киев решил свалить ответственность за ошибочный огонь своих «градов» из села Бердянское по жилому кварталу (Мариуполя. — NT) на нас, я отдал приказ подавлять позиции украинских войск, расположенные к востоку от Мариуполя».

Планы боевиков «Новороссии» относительно Мариуполя корреспонденту NT несколько прояснил вице-премьер ДНР Андрей Пургин. Судя по его словам, главная задача армии самопровозглашенных республик не взять город, а выбить оттуда бойцов нацгвардии, которых там «огромное количество» и которые «мешают ополченцам», обстреливая их позиции («Мариуполь — опорный пункт, откуда идет накат на нас»). Он отметил и стратегическую важность города, вскользь упомянув «огромный порт с выходом в Черное море», но развивать дальше эту мысль не стал.
20-cit-02.jpg
Почему Мариуполь?

Мариуполь — город с полумилионным населением и главным портом на Азовском море с круглогодичной навигацией и с 18-ю основными причалами и 4-мя вспомогательными. В довоенное время порт пропускал в сутки в среднем 860 тонн угля, 1600 тонн металла, мог он переваливать и нефтеналивные грузы, есть и зерноперевалочный комплекс, сообщает официальный сайт мариуполькосго порта. Это четвертый по мощности порт Украины, «ворота Донбасса», как говорили о нем в советское время, соединенный автомобильным и/или железнодорожным сообщением практически со всеми странами бывшего СССР. Понятно, что главная цель сепаратистов — получить выход к морю. Во-первых, это открывает морской путь для доставки грузов в Крым (сейчас грузы доставляются на полуостров либо через территорию Украины, либо с помощью парома). Во-вторых, как считает донецкий бизнесмен Энрике Менендес, построение собственного государства невозможно без выхода во внешний мир — а порт Мариуполя этот выход стопроцентно предоставляет. Если же ДНР и ЛНР готовы остаться в составе Украины, но на своих условиях, то Мариуполь с его крупными промышленными предприятиями — их в городе три — станет разменной монетой в торгах с Киевом за эти самые условия.

В последние недели лидеры непризнанных республик стоят на том, что в состав Украины ДНР и ЛНР никогда не вернутся — перед самым Новым годом об этом говорил глава «совета безопасности» ДНР Александр Ходаковский, а спустя неделю ему вторил из ЛНР Игорь Плотницкий. Но быть уверенным в том, что эту же задачу боевики будут отстаивать и дальше, нельзя: их мнение на этот счет менялось множество раз за время военных действий и, в зависимости от сигналов из Москвы, вполне может поменяться вновь.

«Если Мариуполь окажется под контролем боевиков, это, конечно, будет просто колоссальный козырь в торге с Киевом, поскольку Мариуполь — второй по значимости город в регионе после Донецка, на него приходится около 30 % ВВП области, и там находятся самые крупные металлургические предприятия страны», — сказал Энрике Менендес в интервью NT.
20-490-03.jpg
Украинка молит Порошенко прекратить обстрелы Донецка: в этот день в городе погибли как минимум 7 мирных жителей, 30 января 2015 года
В районе мариупольского порта находятся три больших предприятия — Мариупольский металлургический комбинат (ММК) им. Ильича, «Азовсталь» (оба входят в Группу «Метинвест», империю Рината Ахметова, недавно еще самого богатого бизнесмена Украины и ближайшего сподвижника ныне беглого президента Виктора Януковича) и машиностроительное предприятие «Азовмаш», которое сейчас находится на грани банкротства. ММК и вовсе является единственным на Украине комбинатом, выпускающим сорта металла, которые другие металлургические комбинаты выпускать не могут.

«Мариуполь, как производитель металла, ответственен за поступления валютной выручки в Украину. Если Мариуполь и вообще Донбасс убрать из состава Украины, то эта выручка станет резко меньше. По статистике прошлого года, Донецкая область давала примерно 18 % экспорта и 12 % всех валютных поступлений в страну, — продолжает Менендес. — Но большая проблема индустрии региона в том, что она работает только тогда, когда есть интегрированная цепочка «уголь-кокс-металл». На угольных шахтах (многие из них находятся в районах, контролируемых сепаратистами. — NT) добывается уголь, его везут на коксохимпредприятия (на тех же территориях), обогащают и уже после этого доставляют на металлургические комбинаты. Вся проблема в том, что происходит это не в Мариуполе, а внутри региона. Это означает то, что все комбинаты Мариуполя не представляют из себя никакой ценности, если город блокирован, если туда не могут завезти сырье. А сырье зависит от железных дорог — если дороги не функционируют, то предприятия никому не нужны».

Даже сейчас, когда Мариуполь находится под контролем украинской армии, промышленные предприятия сталкиваются с большими проблемами: 20 января в Розовском районе Запорожской области некими террористами был взорван железнодорожный мост, соединяющий Запорожье с Мариуполем, по которому двигались составы с железной рудой и углем. Сейчас движение частично восстановили, но, как сообщили NT в пресс-службе ахметовского «Метинвеста», предприятия из-за проблем с поставками сырья работают не на полную мощность (по разным данным, мощности комбинатов загружены от силы на 30 %, в самом «Метинвесте» точную информацию предоставить отказались). «Экономический потенциал этих предприятий сложно переоценить. Они являются основой украинской металлургии, крупнейшими плательщиками налогов в стране», — подчеркнули в пресс-службе «Метинвеста».

Учитывая, что работа других крупных металлургических комбинатов в регионе остановлена полностью — давно «стоит» Енакиевский металлургический завод, также входящий в холдинг Ахметова, не функционирует Алчевский меткомбинат в Луганской области (входит в структуру «Индустриального союза Донбасса», находящегося под контролем бывшего губернатора Донецкой области Сергея Таруты; интервью с ним на стр. 26) — потеря мариупольских предприятий будет серьезной проблемой для бюджета Украины: по оценке украинского экономиста Александра Охрименко, ахметовские заводы в Мариуполе обес-печивали до 20 % украинского экспорта металлов. С ним согласна и Аза Мигранян, ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН. По ее словам, из трех основных экспортных отраслей, конкурентных на мировых рынках, одну — угольную, — Украина уже потеряла вместе с донецкими шахтами. Осталось две: металлургия и сельское хозяйство. Потеря мариупольских заводов существенно подкосит первую. «В масштабе страны Мариуполь обеспечивал до 12 % экспорта (всей продукции, не только металла), не менее 5 % из которого приходилось на металлургические заводы Ахметова, — сказала эксперт NT. — Потеря такого значимого индустриально развитого экономического центра для экономики Украины, которая и так находится в преддефолтном состоянии, весьма ощутимый удар». Александр Охрименко также утверждает, что если мариупольские заводы встанут, то это приведет к цепной реакции: встанут поставщики и потребители по всей стране.
20-490-04.jpg
Путь на Крым

Если же задача «мариупольской операции» более масштабная, нежели получение выхода к морю, а именно — «прорубить» через украинскую территорию коридор в Крым, — то и тут взятие Мариуполя — необходимое условие. Дальше — курортный Бердянск на берегу Азовского моря, через который проходит трасса Е-58 (Ростов–Одесса), связывающая ключевые населенные пункты Приазовья.

Потом — Мелитополь, крупный транспортный центр, расположенный на той же трассе: город является вторым транспортным узлом по дороге в Крым, тут пересекаются важнейшие магистрали: Москва–Симферополь и Ростов–Одесса (через уже занятый войсками ДНР Новоазовск). Правда, надо отметить, что уровень поддержки идей «Новороссии» в Мелитополе и окрестностях значительно ниже, чем даже в занятых украинскими войсками южных районах Донбасса.
20-cit-03.jpg
Прямая трасса от Мелитополя на Крым идет мимо порта Геническ на Джанкой по плоским островам Сиваша (государственная граница проходит по Чонгарскому проливу). На запад от Мелитополя идет другая важная трасса — на Херсон и дальше через Николаев к Одессе — вплоть до Приднестровья. Южнее государственная граница идет по знаменитому Перекопу, которым Крым связан с материком. Именно за эту полоску земли шли ожесточенные сражения в годы Гражданской войны между красной и белой армиями. Сначала — степь, потом болота и соленый мелкий залив, отделяющий материк от Крыма.

От Донецка до Крыма, в зависимости от маршрута, 400–500 километров. В любом случае Мариуполь и Бердянск — ключевые пункты. Глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко неоднократно заявлял: «Мариуполь и Бердянск будут наши». Впрочем очевидно, что пробить трассу от Донецка на Крым сами сепаратисты никогда не смогут — для этого потребуются российские войска. «Отпускниками» и даже «вежливыми людьми» тут не обойтись. Как считает военный аналитик Александр Гольц, не только сама операция, но главное — удержание границы вдоль коридора на Крым, — потребует отправки на Украинский фронт солдат-срочников, о чем он писал в № 13 NT от 21 апреля 2014 года. Два месяца назад это казалось абсурдом, на который российская власть никогда не пойдет. Сегодня кажется, что возможно все.

Фото: Manu Bravo/AP, Петр Шеломовский, Мanu Вravo/АР


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.