Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Процесс

#Только на сайте

#Суд

Самое опасное убийство

01.02.2015 | Андрей Остальский, Лондон | № 3 (354) от 2 февраля 2015 года

14-490.jpg
Акт ядерного терроризма — так квалифицируют убийство Александра Литвиненко участники открывшегося в столице Великобритании публичного дознания по нашумевшему делу*. Корреспондент The New Times передает из Лондона

Публичное дознание по делу Литвиненко открылось 27 января и продлится до 31 марта. Это не суд, хотя дознанием руководит опытный судья, в данном случае — сэр Роберт Оуэн. Дознание не может вынести обвинительный вердикт и приговорить обвиняемого к наказанию. Но оно может — и должно — установить основные факты и прежде всего выяснить, насколько весомы доказательства, что именно российская государственная власть спланировала и осуществила отравление Александра Литвиненко редким и крайне дорогим ядерным изотопом — полонием-210. Этим, собственно, в первую очередь, и продиктован колоссальный интерес к тому, что происходит сейчас в Высоком суде Лондона. В первую, но — не единственную.

Любопытство к слушаниям подогрето и очевидной сменой позиции официального Лондона. В прошлом году зашло в тупик так называемое коронерское дознание* * Стандартная процедура, призванная выяснить обстоятельства смерти, если ее причины сразу не удалось установить. Проводится отдельно от полицейского расследования.  — из-за того, что британское правительство отказывалось рассекретить критически важные доказательства, полученные разведывательным путем. Кстати, поначалу министр внутренних дел Тереза Мэй отказала и в проведении дознания публичного. Однако позднее, под давлением общественного мнения и в результате неустанных усилий вдовы подполковника ФСБ Марины Литвиненко, официальный Лондон пошел ей навстречу. Решено, что некоторые сессии дознания будут проходить в закрытом режиме, а засекреченные свидетели выступят под псевдонимами.

Кстати, на слушаниях могут всплыть и подробности, касающиеся предполагаемого сотрудничества Александра Литвиненко с британскими спецслужбами. В рамках обычного расследования говорить на эту тему было невозможно. Но теперь, в ходе публичного дознания, судья может рассмотреть все факты. Произойдет это, скорее всего, на закрытых заседаниях. Однако, предупредил судья Оуэн, он может решить и обнародовать некоторые сведения — особенно если возникнут серьезные основания подозревать, что спецслужбы королевства имели возможность предотвратить убийство, но упустили этот шанс.
14-cit-01.jpg
Медиафон

Накануне слушаний британская пресса сообщила: важнейшие и, как утверждается, неопровержимые доказательства вины России получило Агентство национальной безопасности (АНБ) США — американцы перехватили телефонные переговоры лиц, якобы причастных к совершению преступления (они не могут быть использованы в уголовном суде).

Кроме того, газета The Daily Telegraph опубликовала расшифровку аудиозаписи, сделанной незадолго до гибели самим Александром Литвиненко. Тот сообщает, что передал «комиссии Митрохина»* * Так называют комиссию парламента Италии, расследовавшую деятельность советских спецслужб в стране в период Холодной войны. Комиссия, в частности, занималась изучением секретных документов, вывезенных в 1990 году из СССР бывшим майором 1-го главного управления (разведка) КГБ СССР Василием Митрохиным — отсюда и ее название. В числе лиц, давших показания комиссии, был Александр Литвиненко. данные о важном агенте российских спецслужб в Италии, связанном с «Аль-Каидой» (имя агента тщательно «запикано»). При этом Литвиненко утверждал, что в отместку за это российские власти стали добиваться выдачи из Италии его брата Максима. Но самое неожиданное утверждение, звучащее в этой посмертной записи, — о тесных (буквально: «очень хороших») связях Владимира Путина с «крестным отцом», как его называют, восточноевропейской мафии Семеном Могилевичем, которые, как заявил Литвиненко, поддерживаются с 1993-94 годов. Он сообщил также, что Могилевич продавал «Аль-Каиде» оружие.
14-490-02.jpg
Загадки и догадки

Адвокат Бен Эмерсон, представляющий интересы Марины Литвиненко, уже заявил в суде: мотивом для убийства Литвиненко могла стать его роль в расследовании деятельности российской организованной преступности в Испании — Александр говорил о том, что знает о связях Путина с этими группировками. Вот, к примеру, отрывок из выступления Эмерсона: «Владимир Путин должен быть разоблачен этим дознанием как обыкновенный уголовник, выдающий себя за главу государства… Поразительная правда, которая будет раскрыта в ходе этих слушаний, состоит в том, что значительная часть российской организованной преступности организуется напрямую из кремлевских кабинетов. Россия Владимира Путина — это мафиозное государство».

Все эти утверждения, конечно же, требуют самой серьезной проверки и вполне могут быть результатом обиды бывшего сотрудника управления по борьбе с организованной преступностью ФСБ Литвиненко, против которого в России в конце 1990-х было возбуждено уголовное дело, которого арестовали и посадили в Лефортово и который позже тайными путями бежал из страны. Но тут сам собой встает логичный вопрос: если мы имеем дело всего лишь с фантазиями обиженного властями изгнанника, пусть и бывшего подполковника ФСБ, то зачем было его убивать, да еще таким кошмарным образом, рискуя жизнью и безопасностью тысяч лондонцев и международной репутацией страны?

С точки зрения многих, сам факт такой расправы говорит о том, что в словах Литвиненко присутствует как минимум доля опасной истины. Его трагическая и страшная смерть (он умирал в чудовищных муках почти три недели) придала особый вес его обвинениям.

Есть, конечно, и такое объяснение: убийство Литвиненко было актом мести за предательство со стороны бывших коллег по ФСБ (а то, что Литвиненко как минимум после отъезда из России работал на западные спецслужбы, сомнений нет, да и он сам этого не скрывал): известно, что КГБ перешедших на сторону противника разведчиков под разными предлогами отзывал в Москву, после чего они шли под военный трибунал и расстрел. Если же предатель отказывался вернуться, то его нередко доставали на новой родине — как бы пристально его ни охраняли местные спецслужбы. Впрочем, похожим образом советская власть поступала и с оппонентами — так в том же Лондоне в 1978 году был убит болгарский диссидент Георгий Марков (операцию, кстати, готовил нынешний ярый критик КГБ–ФСБ, лишенный ныне генеральских погон, Олег Калугин). Так вот, когда началось публичное дознание по делу Литвиненко, многие британские газеты опубликовали фотографию из служебного тира, в котором тренируются российские спецслужбисты. На фото — лицо Литвиненко с дырами от пуль. Такая вот была мишень…

Одно объяснение, впрочем, не исключает другого. Ясно, что деятельность Литвиненко должна была вызывать гнев во властных коридорах. Участники слушаний заявили: система власти в России такова, что все важные решения принимаются только одним человеком, фактически стоящим во главе жесткой «вертикали». (Кстати в СССР решение о ликвидации принималось первыми лицами государства, утверждают историки КГБ, в том числе из числа отставных сотрудников советской политической полиции.) Представить себе, что такой акт, чреватый колоссальными международными осложнениями, мог стать результатом самодеятельности какого-то подразделения спецслужб без одобрения с самого верха, очень сложно, говорили в Верховном суде Лондона. Но даже если вообразить себе такое — где же тогда суровое наказание, которому по всей логике должны были получить те, кто так подставил президента России?
14-cit-02.jpg
«A1», повар и другие

28 января, на второй день слушаний, на вопросы судьи отвечала засекреченная свидетельница, высококвалифицированный эксперт в области воздействия радиации на живые организмы, известная под псевдонимом «А1». Она рассказала, что ей было поручено обследовать районы в Лондоне, где могли оказаться следы полония. Их удалось обнаружить в отеле «Шератон», где с 25 по 28 октября 2006 года жил Андрей Луговой, ныне депутат Государственной Думы. (Сам Луговой, когда началось публичное дознание, предложил провести расследование непосредственно в Москве.) Следы альфа-излучения нашлись также на чашке, из которой пил Литвиненко, и на чайнике, из которого был налит чай. «А1» показала судье тепловые карты, на которых ясно видны эти следы. Она подтвердила, что смертельной считается доза полония-210 в одну миллионную долю грамма. Литвиненко получил во много раз больше, спасти его было невозможно, даже если бы диагноз был поставлен немедленно. Судью, естественно, интересовало: можно ли было с помощью анализа определить происхождение полония. «Это было невозможно,— ответила эксперт, — использовался суперчистый изотоп». Ясно, что изготавливали такой изотоп обладатели высоких технологий, имеющие наработанный опыт в производстве подобных веществ, — в России они есть.

Дали показания также и патологоанатомы, делавшие вскрытие. Они заявили, что проведенная аутопсия была, вероятно, самой опасной в истории: пришлось одеться в два слоя защитных костюмов, надеть специальные герметичные перчатки и маски, через которые проходил чистый воздух. С помощью специальных приборов проверяли, не попали ли любые, даже микроскопические капли крови на одежду. На операции дежурила бригада скорой помощи, чтобы в крайнем случае попытаться спасти патологоанатомов, если они все же получат радиоактивное заражение. Хоронили Александра Литвиненко в свинцовом гробу.

С опозданием стало понятно и то, какой огромной опасности подвергались врачи и медсестры в больнице колледжа Лондонского университета, куда был госпитализирован Литвиненко (поначалу с подозрением на онкологическое заболевание). Также впрочем как и сотрудники гостиницы «Миллениум», где в присутствии Ковтуна и Лугового, Литвиненко выпил отравленный полонием зеленый чай.

На суде были оглашены также новые показания некоего повара, к которому, как утверждается, обратился незадолго до преступления Дмитрий Ковтун — предполагается, что он работал в паре с Луговым, — с предложением подложить Литвиненко яд. Повару не было сказано, о каком яде идет речь, но тот все равно отказался…

Реакция властей Соединенного королевства на сверхжесткое убийство на своей территории восемь лет назад была на удивление нерешительной: из Британии тогда выслали четырех дипломатов, подозреваемых в шпионаже. В ответ Россия выслала столько же, поквитавшись. На этом британские власти и успокоились. Что было сочтено в Москве признаком слабости и нежелания Лондона всерьез ссориться с важным партнером. А получи тогда российская власть крепкий отпор, пишут британские газеты, может быть, и не было бы ни войны с Грузией, ни аннексии Крыма, ни войны на востоке Украины.

Если нынешнее дознание в Британии убедительно и однозначно докажет вину России, это не может не иметь серьезных последствий для двух стран — вплоть до полного разрыва дипломатических отношений. Британское общественное мнение будет настаивать на жесткой реакции официального Лондона. Другого варианта поведения оно ему не простит.


Экс-подполковник ФСБ Александр Литвиненко умер от отравления радиоактивным полонием 23 ноября 2006 года, виновников его гибели юридически установить так и не удалось. Расследование, проведенное антитеррористическим подразделением Скотланд-Ярда (как уверены многие, при содействии спецслужб MI-5 и MI-6), не дало результатов: два главных подозреваемых — Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун укрылись в России. При этом Москва не только отказывается обеспечить их явку в суд, но и сама не предпринимает никаких усилий для проведения объективного расследования.

Фото: thetimes.co.uk, Jack Taylor/AFP

*За ходом «дела Литвиненко» The New Times cледит с первого своего номера — см. «Кто и зачем убил Литвиненко», №1 от 12.02.2007 года.

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.