Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Правительство

#Кризис

Рецепты выживания

26.01.2015 | Владислав Иноземцев, доктор экономических наук | № 2 (353) от 26 января 2015 года


21 января в Кремле Владимир Путин обсудил «антикризисный план» с членами правительства
02-490-02.jpg
Владимир Путин на совещании по «антикризисным мерам», 21 января 2015 года

Состоявшаяся 21 января презентация правительственного «Плана устойчивого развития экономики и социальной стабильности» оставляет, мягко говоря, неоднозначное впечатление. Я не говорю о том, что запрограммированное сокращение ВВП в новом году вряд ли может восприниматься как «устойчивое развитие экономики»; важнее то, что по мере работы над проектами плана он эволюционировал от программы налогового и дерегуляционного стимулирования в сторону откровенно выжидательной стратегии.

Правительство собирается действовать так же, как и в 2008–2009 годах: из 2,71 трлн руб., направляемых на «обеспечение устойчивого развития», 1,55 трлн выделяются «системообразующим» банкам и предприятиям, многие из которых так и не вернули аналогичные средства, выделенные в ходе прошлого кризиса. Снова предполагается реализовывать программу не через необходимое в проблемные периоды ослабление административного давления, а посредством создания федерального и региональных «антикризисных штабов» из чиновников и лоббистов. Но самое важное — власти не собираются искать средства поддержки естественного, рыночного роста, уповая на наличие накопленных резервов.

Подобный подход определяется, на мой взгляд, позицией президента Путина, согласно которой «кризис пришел извне», а главная его причина — «ситуация на внешних, в данном случае — сырьевых рынках». Проводя прямые аналогии с событиями 2008-2009 годов, президент считает негативную внешнюю конъюнктуру преходящей, а потому не требующей радикальных перемен в экономическом курсе страны (а тем более в спровоцировавшей западные санкции внешней политике).

Проблема, однако, заключена в том, что в последние годы развитие российской экономики в относительно равной мере обусловливалось как притоком нефтедолларов, так и доступностью финансовых ресурсов на мировом рынке. Удара по обоим источникам «путинского благополучия» хозяйственная система не переживет — вопрос сейчас состоит только в сроках окончательного краха.
02-cit-02.jpg
Использование резервных фондов позволит продержаться до лета 2016 года при цене на нефть около сегодняшних $50/барр. и до конца 2016 года — в случае ее умеренного роста к уровню $60–65/барр. При этом «затыкание дыр» не способно решить никаких фундаментальных проблем, равно как не может воспрепятствовать и дальнейшему экономическому спаду.

Плана «устойчивого развития экономики» в российском правительстве не существует. Владимир Путин и его министры не готовы дать экономике развиваться — они по-прежнему сами хотят ее развивать. А итоги такого «развития» известны: как открыто говорят премьер-министр Дмитрий Медведев и его коллеги в правительстве, Россия по сути еще не преодолела окончательно кризис 2008-2009 годов. Каким образом данный тезис соотносится с желанием использовать вновь те же самые «антикризисные» меры, мне, честно говоря, не совсем ясно.

Реализация предлагаемой «программы» приведет, на мой взгляд, к устойчивому росту ожиданий лоббистов и, соответственно, к дальнейшему наращиванию бюджетных ассигнований на самые различные цели. Запланированные на 2015 год 2,71 трлн руб. — это около 4 % ВВП России; вполне можно ожидать, что по итогам года цифра вырастет до 5,5–7 %. Учитывая необходимость выплаты в 2015 году $125 млрд по внешним обязательствам (8,14 трлн руб., или 11,8 % ВВП), можно быть уверенным в том, что бюджет будет существенно перенапряжен, а о сокращении налогов и иных типах либерализации можно будет не вспоминать.

Российские власти в очередной раз предпочитают краткосрочный подход долгосрочной стратегии. Скорее всего это отражает позицию президента. Но в таком случае «антикризисная» программа превращается в кризисную — в программу, констатирующую наступление кризиса и предлагающую рецепт одного лишь выживания, но никак не развития.

Хотя, кто знает, может быть именно выживание и является ныне пределом мечтаний кремлевских политиков? По крайней мере, на первый взгляд, дело обстоит именно так…

Фото: Алексей Дружинин/Пресс-служба президента РФ/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.