Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Закон

#Только на сайте

#НКО

Проверяемые несогласные

25.01.2015 | Павел Никулин | № 2 (353) от 26 января 2015 года


Те, кто недоволен законом «О прокуратуре», — «агенты влияния» Запада. С таким утверждением выступили в ходе слушаний в Конституционном суде по иску нескольких НКО представители власти. The New Times — о диалоге глухих и о том, почему прокурор в России всегда прав
14-490-02.jpg
Обычный рабочий день в столичном офисе комитета «Гражданское содействие», который занимается помощью беженцам и вынужденным переселенцам, около полудня прерывают неожиданные гости — трое сотрудников прокуратуры в сопровождении чиновников из Минюста и ФНС. Вместе с ними в офис пытается войти съемочная группа НТВ, по уверениям чиновников, оказавшаяся здесь случайно. За порог телевизионщиков не пускают — полномочий прокурорских работников у них нет. Но ревизоры готовы работать и не под камеру — они изымают у «Содействия» большой массив документов, прикрываясь странной бумагой от ведомства Юрия Чайки: «Во исполнение поручения Генеральной прокуратуры проводится проверка на предмет исполнения действующего законодательства общественными, религиозными объединениями и иными некоммерческими организациями».

Эта проверка в «Содействии» прошла еще в марте 2013 года (в апреле того же года — ревизоры пришли снова), но с нечто похожим регулярно сталкиваются десятки других НКО. Частые инспекции начались еще в 2012 году, после принятия закона об «иностранных агентах»* * 13 июля 2012 года Госдума приняла поправки к закону «О некоммерческих организациях», в соответствии с которыми некоммерческие организации (НКО), получающие денежные средства и иное имущество от иностранных источников, обязаны зарегистрироваться как «иностранные агенты» в Министерстве юстиции. Закон был подписан президентом РФ 20 июля 2012 года. . Наведываться с визитом ревизоры, как и в случае с «Гражданским содействием», любят внезапно, а документы в обоснование проверок предъявляют, мягко говоря, неубедительные.

Кстати, выявила ли ревизия в «Гражданском содействии» какие-то нарушения, председателю НКО Светлане Ганнушкиной неизвестно до сих пор — нынешний закон не обязывает прокуратуру отчитываться о результатах своей работы перед проверяемыми.

«Когда меня останавливает полицейский, он называет мне причину проверки документов. В законе четко прописано, сколько меня могут держать без предъявления обвинения, сколько после, как ведется предварительное следствие. Прокурорские же проверки не регламентированы никак», — объясняет корреспонденту NT Светлана Ганнушкина.

Подобное положение вещей, настаивают правозащитники, позволяет прокурорам фактически парализовать работу любого НКО, закон в нынешнем виде дает им практически неограниченные полномочия. Вывод: ситуацию надо срочно менять.
14-cit-01.jpg
Что дозволено прокурорам

Рассмотрение коллективной жалобы правозащитных организаций состоялось в КС 22 января. Доводы сторон выслушали 16 судей под председательством главы КС Валерия Зорькина. Оспаривали конституционность Федерального закона «О прокуратуре» сразу шесть НКО: Правозащитный центр «Мемориал», Международное общество «Мемориал», Фонд «Гражданское содействие», Межрегиональная ассоциация правозащитных общественных объединений «Агора», общественная организация «Забайкальский правозащитный центр» (ЗПЦ) и общественный фонд «Международный стандарт» из Башкирии.

Претензии правозащитников касаются двух положений закона. Первое декларирует, что прокуратура при проверках не подменяет иные государственные органы (п.2 ст. 21), то есть по-сути может дублировать работу, уже проделанную другими ведомствами, — порой прокуроры приходили в офисы организаций сразу после экспертов Минюста или же повторно проверяли одни и те же НКО. Особый упор на неприемлемость этого положения закона в КС делал адвокат Рамиль Ахметгалиев, представляющий интересы сразу нескольких истцов. За последние два года, рассказал юрист, в НКО «Стандарт» трижды с разницей в несколько недель с одинаковыми проверками приходили сотрудники прокуратуры и Минюста, причем проверяющие требовали от организации документы, которые уже были им предъявлены в ходе предыдущей проверки.

Еще один оспариваемый пункт закона касается полномочий прокурора во время проверки (п.1 ст. 22). Сейчас, жалуются общественники, эти нормы никак не регулируют процедуру ревизий: она может занимать сколько угодно времени, прокуроры могут требовать от НКО любые документы, а о причинах и, главное, результатах контрольных мероприятий они, как уже сказано выше, никому не обязаны сообщать. При этом права самих проверяемых в законе и вовсе не определены.

«Положение Федерального закона «О прокуратуре» дает ей неограниченные права по контролю за любыми юридическими лицами. По принципу: когда хочу — тогда приду, что хочу — то и проверяю. Это не соответствует основам конституционного строя», — объяснял журналистам свою позицию адвокат Ахметгалиев.

Кстати, постоянными проверками недовольны не только представители некоммерческих организаций. Не случайно в ежегодном послании Федеральному собранию 4 декабря президент Владимир Путин, как правозащитники напомнили судьям, говорил о необходимости избавить бизнес, бюджетные учреждения и социальные НКО от «навязчивого надзора и контроля». «Проверяющих органов так много, что если каждый из них хоть один раз придет, — все, можно любую фирму закрывать», — признавал президент.

«Прокуратура — на особом месте»

Оппоненты истцов, представляющие в КС президента, Госдуму, Совфед, а также Минюст и Генпрокуратуру, в ходе слушаний выражали солидарную позицию: действия НКО — это не попытка улучшить законодательство, а хитрый способ избежать прокурорских проверок в дальнейшем. Что бы ни делали с законом о прокуратуре, претензий некоммерческих организаций это не снимет — им, по словам представителя Госдумы Дмитрия Вяткина, хочется чтобы «в их деятельность меньше совали нос и оставили в покое».

Действия прокуроров Вяткин сравнил с действиями сотрудников ГИБДД, которые могут останавливать одного и того же автомобилиста сколько угодно раз, если его машина подходит по описанию автомобиля опасных преступников. «Принцип законности универсален… Его обязаны исполнять все. Вот сейчас в стране наблюдается рост цен, прокуратура выходит на проверки. Не должно быть такой ситуации, чтобы прокуратура говорила, что придет с проверкой 5, 10 и 25 числа», — отстаивал Вяткин существующие нормы закона. И посетовал, что уже встречал новости о недобросовестных владельцах магазинов, которые, зная о проверке, переписывали ценники незадолго до визита ревизоров из ФАС, а контрафактные товары убирали с полок.

«Человек перебегает дорогу в неположенном месте, его останавливает полицейский. Вместо того, чтобы больше не нарушать, гражданин расспрашивает: «А вы кто такой? А покажите удостоверение?» — продолжил проводить аналогии представитель президента в КС Михаил Кротов.

Когда истцы попросили его уточнить, какой все-таки орган должен проверять НКО на соответствие закона «Об иностранных агентах», Кротов на мгновение запнулся, а потом ответил, что проверять может и Минюст, и прокуратура. После чего посоветовал оппонентам не нарушать закон в принципе, чтобы таких вопросов не возникало.

— А по-вашему мнению, прокуратура относится к какой ветви государственной власти? — внезапно спросил Кротова глава КС Зорькин, напомнив, что ветвей власти в России, согласно Конституции, три — законодательная, исполнительная и судебная.

— Еще сорок лет назад этот вопрос был предметом дискуссии. Прокуратура занимает особое место, — ответил Кротов.

Зорькин строго заметил в ответ, что 40 лет назад в стране была другая Конституция.
14-cit-02.jpg
Доживем до февраля

Обычно судьям КС для вынесения решения требуется около трех недель — стало быть, решение примут в феврале. На просьбу NT дать прогноз об исходе рассмотрения дела, представители сторон ответили отказом. После завершения слушаний Дмитрий Вяткин в разговоре с журналом настаивал: ослабление органов надзора ведет к ослаблению законности в стране, «с чем уже столкнулись наши соседи». Имеет ли он в виду Украину, Вяткин не уточнил. Зато он твердо уверен: обращение НКО в суд связано с влиянием на них «западных организаций, заинтересованных в изменении политического строя в России».

«Представители Европы и США говорят, что активно используют НКО для воздействия на власти тех государств, которые их не устраивают, — разъяснял Вяткин текущий момент корреспонденту NT. — Тратятся миллиарды долларов. Одновременно предпринимаются попытки вывести деятельность этих организаций из-под государственного контроля…»

А потому власть убеждена: лучше уж все оставить, как есть.

Фото: Евгений Павленко/Коммерсантъ


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.