Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

В чем секрет легитимности Владимира Путина?

08.10.2007 | Белковский Станислав | № 35 от 8 октября 2007 года

В чем секрет легитимности Владимира Путина?

Почему страшного и ужасного Бориса Николаевича Ельцина, такого сильного, яркого, способного стрелять по парламенту и принимать другие волевые решения, никто не боялся и у всех— и у элиты, и у народа — были большие сомнения в его легитимности? А Владимира Владимировича, не обладающего никакими талантами и достоинствами, ничем не замечательного, все боятся и ни у кого нет ни малейшего сомнения в его легитимности как правителя?

Мой вывод состоит в том, что легитимность Путина держится на русском монархическом ритуале. Отчасти, видимо, неосознанно, отчасти в силу влечения к паракриминальным методам организации жизненного пространства, которые диктуют полный контроль, Владимир Владимирович исключил из политической жизни те факторы, которые подрывали легитимность сначала Горбачева в последние годы его правления, а потом и Ельцина на всем протяжении его президентства.

Какие ключевые факторы определяют легитимность русского царя? Первое — это безальтернативность. Народ должен понимать, что царь только один, никакого реального соперничества нет. Следующим царем может быть только тот, кто принимает власть из рук этого царя, а не приходит откуда-то со стороны или с улицы. Горбачев был абсолютно легитимен до 1990 года, пока Ельцин не стал председателем Верховного Совета РСФСР и не стало понятно, что есть второй царь, царь-штрих. А значит, первый царь уже не является безальтернативным. И система начала расползаться. Горбачев стал стремительно терять легитимность. Ельцин всегда подчеркивал, что он лишь «один из», пытался соблюдать демократический ритуал и тем самым подрывал безальтернативность как основу своей монаршей легитимности.

Второй фактор — непогрешимость монарха. В русской политической традиции можно критиковать все. Любое действие монарха, кадровое решение, правительство, сформированное президентом, его политику. Премьера, которого этот президент предложил. Все что угодно. Нельзя ругать только одного человека — самого президента.

Ельцина можно было ругать. И когда простой гражданин, обыватель видел, как вдруг вылезает кто-то и по Первому государственному каналу начинает на чем свет стоит ругать президента, царя, он понимал, что царь ненастоящий. Потому что, если б он был настоящий, его нельзя было бы ругать по Первому и Второму каналу. Путин исключил этот фактор и тем самым создал основания для собственной легитимности, которая никак не связана с его личностью — это легитимность царского поста и царского ритуала.

Высокий рейтинг президента — это рейтинг легитимности, а не рейтинг одобрения его решений. Если мы возьмем каждое из его решений в отдельности — монетизацию льгот, реформу ЖКХ, реформу здравоохранения и образования, кадровую политику (Фрадков, Сердюков, Зурабов, Греф) — абсолютное меньшинство народа поддерживает эти действия и кадровые решения. А самого президента поддерживает 70%. Существует четкий водораздел между сакральной фигурой царя и политикой вообще, политическим целым. В русском сознании царь стоит над политической реальностью и над законом. Средний российский человек не удивится, если царь захочет что-то забрать, расстрелять, и ни у кого не возникнет мысли, что вне суда этого сделать нельзя. Да, царь стоит в том числе и над судом — над законом и над судом.

Передача легитимности — это монархический ритуал. Тот человек, который станет преемником, должен недвусмысленно получить власть из рук Владимира Путина, он должен быть похож на царя и вести себя как царь. При соблюдении этих трех условий операция «Преемник» проходит безболезненно независимо от того, кто является преемником по сути.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.