Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

#Только на сайте

#История

Саракамышский перелом

20.01.2015 | Кирилл Александров | № 1 (352) от 19 января 2015 года


Кампания 1915 года оказалась самой трудной для царской России за все годы Первой мировой войны. Но начинался год «великого отступления» для русской армии удачно — с победы над турками под Саракамышем. Начальником штаба Кавказской армии был генерал Николай Юденич
60-01-490.jpg
Перед началом Саракамышской операции Николай II посетил район боевых действий

В самом начале войны, 10 августа 1914 года, в пролив Дарданеллы вошли два германских крейсера «Гебен» и «Бреслау». За неделю до этого Германия и Турция подписали союзный договор. Оттоманская империя обязалась выступить на стороне Германии, если Россия в австро-сербском конфликте выступит на стороне Сербии, а Германия окажет помощь Австро-Венгрии.

2 ноября в ответ на обстрел германскими крейсерами российских черноморских портов последовал Высочайший манифест о вступлении России в войну с Турцией.

Для вторжения на закавказскую окраину Российской империи турки развернули в Западной Армении 3-ю армию генерала Гасана Иззет-паши (IX, X и XI корпуса). Ее силы накапливались в районе Эрзерума. В состав сил русской Кавказской армии под командованием наместника на Кавказе генерал-адъютанта графа Иллариона Воронцова-Дашкова входили три регулярных армейских корпуса. Однако после всеобщей мобилизации два из них убыли на Запад. На I Кавказский корпус возлагалась защита фронта протяженностью почти в тысячу километров от Черного моря до Тавриза. Действиями войск Кавказской армии руководил генерал Александр Мышлаевский.
60-02-490.jpg
Николай Юденич (слева) в штабе Кавказской армии, 1915 год

На Западном направлении

В это время на западном театре военных действий 2-я армия генерала Александра Самсонова потерпела поражение в Восточной Пруссии, однако восточнопрусский поход сыграл важную роль в срыве германских операций во Франции. Одновременно войска Юго-Западного фронта, действиями которых руководил генерал-лейтенант Михаил Алексеев, выиграли первую Галицийскую битву, вышли к Карпатам, блокировали Перемышль и нанесли поражение четырем австро-венгерским армиям и двум оперативным группам противника. Осенью кипели бои под Ивангородом, Варшавой, Лодзью, требовавшие постоянных резервов и ресурсов, в том числе перебросок с Кавказа.

Главный итог кампании 1914 года историк и военный теоретик, генерал-лейтенант Николай Головин оценил так: «Германия, строившая весь свой успех войны на быстром поражении поочередно Франции и России, оказалась не в силах разбить ни ту, ни другую; германский Генеральный штаб <...> утратил твердую идею плана войны, начал колебаться между Западом и Востоком». Головин считал этот «важнейший в стратегическом отношении результат» следствием действий на русском фронте. На этом фоне вступление в войну Турции, грозившей глубокому русскому тылу, представляло несомненную опасность.
60-cit-01.jpg
Туча над Кавказом

План Энвера-паши* * Османский военный и политический деятель, идеолог и практик пантюркизма, один из лидеров младотурецкой партии «Единение и прогресс». , принявшего на себя командование 3-й турецкой армией, заключался в том, чтобы уничтожить основные силы русских в Пассинской долине в районе Саракамыша (50–55 км юго-западнее Карса) и открыть путь на Тифлис. Затем турки намеревались поднять всеобщее восстание мусульман Западной Сибири, Кавказа, Поволжья и Туркестана. В Стамбуле мечтали о Великом халифате — от Казани до Суэца и от Самарканда до Адрианополя. Разгром Кавказской армии открывал путь к бакинской нефти и батумской меди, а также неизбежно повлиял бы на ход боевых действий в Восточной Пруссии, Польше и Карпатах.

60-03-200.jpg
Военный министр Османской империи Энвер-паша

Накануне боев в район боевых действий приехал Николай II. 14 декабря он посетил Саракамышскую группу войск и прибыл в Менджингерт, в двух километрах от линии границы. Царский автомобильный кортеж видели турецкие разведчики и стрелки боевого охранения. Приезд Николая II из Петрограда на этот отдаленный участок фронта вызвал удивление и произвел сильное впечатление на войска.

Саракамыш имел стратегическое значение для Кавказской армии. Здесь находились запасы продовольствия и боеприпасов, размещались госпитали. От города в тыл шла единственная железнодорожная линия, по которой снабжались войска, через Саракамыш проходила шоссейная дорога, связывавшая Тифлис и Карс с линией границы у Караургана.
60-04-490.jpg
Русские войска в окопах готовятся к битве под Саракамышем

Не отступать

21–22 декабря X турецкий корпус атаковал на Эрзерумском направлении малочисленный Ольтинский отряд генерал-лейтенанта Николая Истомина и к 24 декабря смял русских. По приказу наместника в Меджингерт прибыли Мышлаевский и начальник штаба армии генерал-лейтенант Николай Юденич.

Большевистские плакаты времен гражданской войны в музеях и учебниках истории до сих пор призывают: «Все на борьбу с Юденичем!» Но мало кто знает, что георгиевский кавалер Николай Юденич — едва ли не лучший российский военачальник Великой войны. К началу боевых действий с Турцией Николай Николаевич Юденич, которому исполнилось 52 года, был известен в армии как доблестный офицер и квалифицированный специалист Генерального штаба. В 1881 году из стен Александровского военного училища он вышел в лейб-гвардии Литовский полк, в 1887 году окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Служил не в престижных столичных центрах, а в отдаленном Туркестанском военном округе, участвовал в трудной Памирской экспедиции 1894 года. В Маньчжурии во время русско-японской войны 1904–1905 годов полковник Юденич командовал 18-м стрелковым полком, который отлично показал себя в сражении при Сандепу. При Мукдене лично водил полк в штыковую атаку, прорвал японское окружение и получил ранение в шею. За отличия произведен в генерал-майоры и награжден Золотым оружием за храбрость.

25 декабря передовые части обходной турецкой колонны вышли на рубеж в 10–15 км от Саракамыша. Сбросив ополченцев с перевала, турки приблизились к городу еще на 5–7 км. Мышлаевский решил, что сопротивление невозможно, и приказал Саракамышской группе отступать. 29-я турецкая дивизия незамедлительно начала штурм.

В тот момент в городе находились две дружины ополченцев, несколько рот 23-го стрелкового Туркестанского полка при двух пушках, случайные команды и около 100 подпоручиков — выпускников Тифлисского военного училища, прибывших на Кавказ. Командование сборным отрядом принял полковник Николай Букретов, возвращавшийся из отпуска. В последующие дни к ним на помощь подоспели чины 80-го пехотного Кабардинского полка полковника Владимира Барковского и туркестанские стрелки.

В первый же день турецкий авангард, наткнувшись на ожесточенное сопротивление, приостановил атаки, и Букретов выиграл драгоценное время. Вскоре на помощь авангарду подтянулись войска IX турецкого корпуса. Всю вторую половину декабря под Саракамышем и непосредственно на окраинах города кипели ожесточенные бои. Две сборных русских бригады (15 батальонов) дрались против пяти турецких дивизий (51 батальон). У защитников Саракамыша не оставалось выбора. Отступление в горы в 20-градусный мороз, без продовольствия, боеприпасов и медикаментов равнялось смерти. Энвер-паша констатировал: «Если русские отступят — они погибли!»
60-cit-02.jpg
Воля генерала

В районе боев остро не хватало теплой одежды и продовольствия, с начала операции паек составлял фунт хлеба в день на человека. Метели, глубокий снег и морозы досаждали обеим сторонам, обмороженные исчислялись сотнями. Чашу весов в пользу русских склонили качества начальника штаба Кавказской армии, сохранившего хладнокровие в сложной обстановке, о чем историк Антон Керсновский написал так: «Железная воля и неукротимая энергия генерала Юденича повернули колесо судьбы». Генерал-майор Генерального штаба Евгений Масловский в своей фундаментальной истории войны на Кавказском фронте подчеркнул: «Генерал Юденич… полагал, что если мы будем отступать, то в конечном итоге будем разбиты обязательно: если же будем вести решительный до конца бой, то можем или быть разбиты или победить».

О решительности и вере Юденича в свои войска свидетельствует такой случай. При въезде в Караурган он заметил интенданта, высыпавшего муку в реку. Интендант оправдывался — дескать, все отступают, и турки могут захватить склад. «Никуда не собираюсь отступать», — ответил генерал и приказал беречь продовольствие. «Вскоре эта самая мука сильно пригодилась», — писал Масловский. 30 декабря Юденич сам перешел в контрнаступление. На протяжении двух следующих суток была восстановлена связь с Тифлисом и перерезаны пути возможного отступления IX турецкого корпуса, обескровленного в боях за Саракамыш.

2 января 1915 года под Караурганом кавказцы выдержали ожесточенные контратаки XI турецкого корпуса. Энвер-паша сам водил аскеров в бой. Турки понесли огромные потери, но успеха не добились. Новая атака Юденича 3 января под Саракамышем положила конец существованию IX турецкого корпуса. Около 2 часов пополудни 14-я рота 154-го пехотного Дербентского полка под командованием капитана Тараса Вашакидзе захватила в штыковой атаке 8 орудий, начальников 17-й, 28-й и 29-й турецких дивизий со штабами, 107 турецких офицеров, более 2 тыс. аскеров и командира IX турецкого корпуса генерала Исхан-пашу. При этом в подчинении Вашакидзе находилось чуть более 40 солдат.

Остатки войск X турецкого корпуса бежали в горы и были разбиты через два дня под Ардаганом. В рождественский день 7 января 1915 года в районе Караургана Юденич предпринял решительный натиск на последний, XI турецкий корпус. С 11 по 15 января два русских батальона 18-го Туркестанского полка полковника Стефана Довгирда прошли в обход неприятеля более 20 км в снегу выше человеческого роста при 20-градусном морозе. Появление колонны Довгирта в турецком тылу сломило последнее сопротивление турецких частей. К 18 января русские углубились на Эрзерумском направлении примерно на 40 км в турецкую территорию.

Саракамышская операция завершилась. С турецкой стороны в операции принимали участие 90 тыс. человек — общие потери составили 78 тыс., в том числе 15 тыс. пленными. Общие потери российской Саракамышской группы войск (63 тыс. человек) составили 26 тыс. человек.

Победа под Саракамышем произвела благоприятное впечатление на войска и общество в начале самого трудного для России года Великой войны. Юденич, произведенный в генералы от инфантерии и заслуживший свой первый орден св. Георгия, стал командующим Кавказской армией. Русские получили возможность подготовиться к новым сражениям на Кавказском театре военных действий.


Фото: ИТАР-ТАСС; Marshall Cavendish Illustrated encyclopedia of World War I



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.