Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Сможет ли премьер Владимир Путин сохранить контроль над армией?

08.10.2007 | Воронов Владимир | № 35 от 8 октября 2007 года

Сможет ли премьер Владимир Путин сохранить контроль над армией? The New Times задал этот вопрос специалистам. Короткий ответ: согласно Конституции и законам — нет. Согласно установившейся секретной практике — да, сможет

Открыто и от своего имени эту тему сотрудники военного ведомства обсуждать отказались наотрез: «У кадровых офицеров считается дурным тоном говорить об этом. Детальной информацией и вовсе обладают лишь двое — сам президент и Джеймс, Джеймс Бонд». Однако старший офицер одного из главкоматов, недавно вышедший в отставку, все же слегка просветил корреспондента The New Times: «Забудьте про «ядерный чемоданчик», есть мобильный пункт управления стратегическими ядерными силами. Разумеется, нет там и кнопки пуска ракет как таковой — это своего рода система шифрованной связи. Часто читаю в прессе, что «по закону» чемоданы-пульты есть у президента, министра обороны и еще у кого-то. Просто рыдаю от смеха: никакого такого закона в природе нет, а процедуры в этой сфере открытая нормативная база вообще не прописывает, их определяет только один человек — президент. Применительно ко всей системе военного управления президент вправе издать любой указ, например закрытый, делегирующий часть его полномочий в сфере обороны, скажем, премьеру. Прецеденты были. Широко известна история с операцией на сердце президента Ельцина 5 ноября 1996 года, когда он на сутки передал рычаги контроля и управления премьеру Виктору Черномырдину. Но кому известно, что осенью 1999 года тоже были оформлены аналогичного рода закрытые документы, которыми Ельцин передоверил значительную часть своих военных полномочий премьеру Путину? Никто, разумеется, этого никогда официально не подтвердит. Может, никаких указов и не было, однако 20 октября 1999 года именно премьер-министр Путин получил право распоряжаться и руководить всеми силовыми структурами. Следовательно, секретный указ, скорее всего, был. А когда говорят про «чемоданчик», который якобы стал оружием политической борьбы, все это чепуха и глубоко штатское непонимание механики военного управления».

Собеседник развеял еще один миф: «Утверждают, что «ядерные чемоданчики», аналогичные президентскому, носят еще за министром обороны и начальником Генштаба. Не раз наблюдал и министров, и начальников Генштаба на совещаниях, в поездках, войсках — и ни разу не видел, чтобы за ними носили «чемоданчик» или нечто подобное. Руку на пульсе они держат, но без всяких символических чемоданчиков». «Сакральность «кнопки» преувеличена, — считает пожелавший остаться неназванным эксперт по истории отечественного военного управления. — Обладание ею никому власти не дало и от ее потери не застраховало, к реальному контролю над армией аксессуар этот отношения не имеет. Главный критерий контроля — расстановка преданных кадров на ключевые военные посты. И одного лишь формального назначения генералов указами недостаточно, систему управления военным механизмом под себя выстраивают у нас годами. Наглядный пример с Горбачевым: обладание «чемоданчиком» и всей формальной полнотой конституционных полномочий не спасло его от утраты власти. Та же коллизия с Ельциным. Так что передача «чемоданчика» Путину 31 декабря 1999 года была чистой формальностью. Но и сам Путин реально перехватил рычаги контроля над армией лишь к лету 2004 году. Для чего ему пришлось провести серию кадровых зачисток военного аппарата. Теперь подумайте: восемь лет Путин подстраивал военное ведомство под себя, сколько времени потребуется преемнику, чтобы переключить эту машину на себя?» В завершение собеседник сослался на ведущих специалистов по конституционному праву — Виктора Лучина, Льва Окунькова, Владимира Суворова, Юрия Дмитриева: «Эти правоведы дотошнейшим образом изучили буквально все, что касается полномочий президента. Даже у них нет ни строчки относительно процедурных вопросов процесса передачи власти, в том числе военных полномочий: все определяется закрытыми документами. Это означает, что президент может издать указ, наделяющий кого угодно — хотя бы и премьера — чрезвычайными полномочиями в военной области. Если этим премьером станет Путин, систему военного управления менять не придется — она уже его».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.