Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Война мундиров

08.10.2007 | Морарь Наталья | № 35 от 8 октября 2007 года

Война между силовиками вышла на поверхность.
Состояние неопределенности с верховной властью в России, подогретое последним заявлением Владимира Путина, спровоцировало схватку между силовыми ведомствами. Серия громких уголовных дел и арестов в Счетной палате и особенно среди высшего руководства Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) — яркое тому подтверждение. Одна сторона заявляет, что борется с коррупцией. Другая — что уголовные дела против нее — попытка эту борьбу остановить. The New Times предлагает версию последних скандалов в силовых структурах

Начальник департамента оперативного обеспечения ФСКН генерал-лейтенант Александр Бульбов был задержан 1 октября в аэропорту Домодедово. Узнав о проводящихся у него дома обысках, генерал-лейтенант спешно вернулся из поездки в Объединенные Арабские Эмираты и был взят сотрудниками ФСБ на выходе из самолета. Встречавшим Бульбова в аэропорту сотрудникам службы безопасности ФСКН, как писала газета «Коммерсантъ», отбить своего начальника не удалось — их не пустили даже на взлетное поле. Самое интересное в этой истории то, что Бульбов считается правой рукой главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова, входящего в ближайшее окружение Владимира Путина.

Вместе с ним были задержаны старшие оперуполномоченные Госнаркоконтроля Григорий Черевко и Сергей Донченко, а также бывший замначальника управления собственной безопасности ФСКН Юрий Гевал. Гевал и Бульбов (Басманный суд санкционировал его арест несмотря на поручительство трех высокопоставленных сотрудников ФСКН — Владимира Зубрина, Александра Федорова и Олега Харичкина) подозреваются Следственным комитетом при Генпрокуратуре в получении взяток и незаконном прослушивании телефонных переговоров.

— Госнаркоконтроль на проводе

Возглавляемый генерал-лейтенантом Бульбовым департамент обеспечивал оперативную работу по таким громким уголовным делам последних лет, как дело «Трех китов», дело о «китайской контрабанде» на таможне и об отмывании денег через целый ряд банков, включая российский «ДИСКОНТ» и австрийский «Райффайзен» (The New Times уже не один месяц ведет собственное расследование этого дела). На практике это означало сбор оперативных данных по причастным к трем уголовным делам лицам — прослушка телефонов, фото- и видеонаблюдение. Департамент оперативного обеспечения ФСКН привлекался не случайно. «В случае если одно силовое ведомство, к примеру МВД, подозревает сотрудников другого ведомства в том или ином преступлении, для оперативных работ оно вправе привлекать сотрудников из других, не связанных с этим ведомством структур», — говорит источник The New Times, близкий к следствию по одному из дел. Департаменту генерала Бульбова в наследство от налоговой полиции досталась хорошо оснащенная и современная материально-техническая база для проведения оперативных мероприятий. По некоторой информации, возможности оперативной работы у Госнаркоконтроля сопоставимы с возможностями ФСБ. «Фактически у ведомства Черкесова был накоплен весь массив оперативных данных о деятельности преступной группы, так или иначе связанной с представителями силовых структур, включая ФСБ, МВД и Генпрокуратуру, — говорит источник The New Times. — По сути, началась война силовых ведомств. Наезд на Госнаркоконтроль — попытка уменьшить возрастающее влияние Черкесова и лишить его всякой возможности использовать накопившийся у его ведомства компромат. Теперь, что бы он ни делал, это будет выглядеть так, словно он отмазывает своих». Утверждают, что Госнаркоконтроль изначально создавался не столько для борьбы с оборотом наркотиков, сколько как канал слежки за руководством ФСБ, МВД и Генпрокуратуры. В частности, с работой этого департамента, который осуществлял прослушку телефонов, связана и отставка в 2006 году Владимира Устинова с поста генпрокурора. Однако амбиции Черкесова столкнулись с мощным сопротивлением тех, кого он контролировал с помощью средств оперативно-технического наблюдения.

— На 17 проводах

Другая сторона конфликта утверждает, что столь жесткий «наезд» на ближайшего соратника Виктора Черкесова связан с совсем другими причинами. По информации The New Times, за четыре года работы в Госнаркоконтроле Александр Бульбов успел приобрести две квартиры в Москве (на Рублевском шоссе и на Ельнинской улице), а также два особняка (в черте Москвы и на берегу водохранилища в Подмосковье). Замглавы Росприроднадзора Олег Митволь уже успел заявить, что семьей Бульбова контролируется до четверти объектов в национальном парке Куршская коса в Калининградской области. Как сообщили СМИ, при обыске дома у генерал-лейтенанта было найдено 17 мобильных телефонов с SIM-картами, оформленными на подставных лиц. По версии следствия, Александр Бульбов якобы платил сотрудникам Управления специальных технических мероприятий ГУВД Москвы за незаконное прослушивание телефонов — по $50 тысяч за номер ежемесячно.

О возможной связи силовиков с громкими уголовными делами последних четырех лет президентского срока Владимира Путина писали не раз. В частности, о том, что закрытие знаменитого дела «Трех китов» в 2003 году лоббировали генпрокурор Владимир Устинов и заместитель генпрокурора Юрий Бирюков. После перевода Устинова в Министерство юстиции летом прошлого года дело было вновь возобновлено, а все оперативные работы по нему теперь обеспечивал департамент Александра Бульбова. Именно с делом «Трех китов» связывали и смерть депутата Госдумы, журналиста «Новой газеты» Юрия Щекочихина. В начале 2003 года он пытался добиться, чтобы на весенней сессии парламента был заслушан доклад комиссии по борьбе с коррупцией о мздоимстве в высших кругах Генпрокуратуры, их бизнес-интересах, в частности в мебельном холдинге «Три кита». Однако ряд коллег Щекочихина по депутатскому креслу, например депутат от фракции «Единой России» Михаил Гришанков, добились перенесения рассмотрения доклада с весенней сессии на осеннюю. До этой сессии Юрий Щекочихин не дожил, и доклад так и не был заслушан1. Сейчас Михаил Гришанков возглавляет комиссию Госдумы по борьбе с коррупцией. По некоторым данным, именно его прочат на пост главы создаваемого нового антикоррупционного ведомства, концепцию которого в ближайшее время должен рассмотреть Совет безопасности.

Тот же Юрий Бирюков в 2005 году отозвал дело о «китайской контрабанде» из Следственного комитета МВД и передал его в ФСБ. Речь тогда шла об аресте вагонов с контрабандой китайской одежды. Вагоны эти числились за воинской частью, обслуживающей Управление материально-технического обеспечения ФСБ России.

О причастности спецслужб к делу об отмывании крупных сумм российскими чиновниками через банк «ДИСКОНТ» и австрийский «Райффайзен» The New Times писал уже не раз (№ 15 от 21 мая и № 28 от 20 августа). По последней информации журнала, в «отмывочном» деле появились интересные подробности. По информации The New Times, материалы видеонаблюдений службы безопасности «ДИСКОНТа» свидетельствуют: в банк с периодичностью раз в неделю наведывалась служебная машина директора ФСБ Николая Патрушева.

— В борьбе за тело

Арестам среди высшего руководства Госнаркоконтроля предшествовала серия не менее громких задержаний аудиторов Счетной палаты России. «Наезд на Черкесова и аресты в ведомстве Степашина — процессы параллельные, — утверждают собеседники The New Times. — Степашина тоже хотят убрать. Некомандным игроком оказался». «Цель наезда на Счетную палату — попытка поставить своих людей и там, — утверждает источник The New Times, близкий к ФСБ. — В этом контексте следует рассматривать и арест в конце августа Барсукова (Кумарина) (см. справку на полях), который был связан в Питере с целым рядом фигурантов нынешнего скандала. «Силовая башня» в Кремле зачищает хвосты».

«Между силовиками началась война, — уверены собеседники The New Times. — Такого обострения не было уже очень давно. Борются все за одно — за доступ к телу президента и возможность влиять на его решения, связанные с мартом 2008 года».

Лидер так называемой тамбовской преступной группировки Владимир Барсуков (Кумарин) в 1990-е годы имел отношение к ряду коммерческих структур в Санкт-Петербурге, созданных нынешним главой «Техснабэкспорта» Владимиром Смирновым при участии и содействии Владимира Путина. В частности, Барсуков входил в совет директоров «дочки» немецкой компании SPAG — ЗАО «Знаменская» (руководил «дочкой» непосредственно Смирнов). В 1999 году SPAG подозревалась австрийской прокуратурой в отмывании денег из России через Лихтенштейн. Советником компании SPAG до 2000 года был Владимир Путин. Во второй половине 1990-х годов охранное предприятие Барсукова «Риф-Секьюрити» обеспечивало безопасность жителей дачного кооператива «Озеро», в числе учредителей которого были Владимир Путин, Владимир Смирнов, глава РЖД Владимир Якунин, министр образования Андрей Фурсенко, владелец банка «Россия» Юрий Ковальчук и др.

__________

1 В недавнем интервью газете «Известия» глава Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин не исключил скорого возбуждения уголовного дела по факту гибели Щекочихина.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.