Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Дипломатия

#Только на сайте

#Саммит

#Украина

Нормандский неформат

18.01.2015 | Дубнов Аркадий | № 1 (352) от 19 января 2015 года

Почему не состоялся четырехсторонний саммит по Украине — The New Times выяснял в Астане, Берлине и Москве
18-490.jpg
Назарбаев сделал попытку уговорить Меркель приехать в Астану, Берлин, 9 января (фото: Hannibal Hanschke/Reuters)

Встречу на высшем уровне в Астане (Порошенко, Путин, Меркель, Олланд плюс Назарбаев на правах хозяина) планировали провести 15 января. Путин и Порошенко дали Назарбаеву принципиальное согласие на участие в саммите еще до Нового года. После этого Назарбаев позвонил Меркель и они условились продолжать подготовку к возможному саммиту и встретиться в ближайшее время — не более того.

Но Петр Порошенко решил не ждать согласованного решения итогов встречи Назарбаев-Меркель и первым проанонсировал казахстанский саммит в нормандском формате* * Впервые такая встреча прошла в июне прошлого года в Нормандии в рамках торжеств по случаю 70-летия высадки там союзных войск, а затем в октябре в Милане.  — в конце декабря. А 10 января стало ясно, что он поторопился: в этот день Ангела Меркель позвонила Владимиру Путину и заявила ему, что ехать в Казахстан нет смысла, пока не будет «ощутимого прогресса» в выполнении минских договоренностей. А прогресса Берлин не видел прежде всего потому, что после предновогоднего затишья на юго-востоке Украины возобновились боестолкновения, наиболее ожесточенные — в районе Донецкого аэропорта. Кроме того, по слухам, Меркель спросила Путина: может ли он назвать примерные сроки вывода с юго-востока Украины российских военных и вооружений. Внятного ответа канцлер не получила.

Миссия под дождем

9 января Нурсултан Назарбаев неожиданно приезжает в Берлин. Что характерно — с неофициальным визитом. Немецкие хозяева тут же на эту особенность протокола и сослались: о программе визита журналистам ничего не сообщили, не было и никакой пресс-конференции. Лишь в теленовостях промелькнул кадр, как навстречу выходящему под дождем из машины Назарбаеву спешит фрау канцлер.

Ясно, тем не менее: казахстанский лидер прибыл в Берлин лично уговаривать канцлера не срывать саммит, который сулил Астане немало выигрышных дипломатических очков.Но ему пришлось отбыть восвояси — фрау канцлер, судя по всему, была непреклонна. И даже по вопросу отмены санкций против России позиция Меркель ни на йоту не изменилась. В Берлине утверждают, она прямо заявила Назарбаеву: ЕС снимет санкции только в случае полного выполнения минских договоренностей.

Нестыковки

12 января в Берлине прошла встреча глав МИД «нормандской четверки», после которой глава внешнеполитического ведомства ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер фактически подтвердил отказ Ангелы Меркель лететь в Астану. «Что там обсуждать, если в Донецке по-прежнему полно российских военных», — заявил NT дипломатический источник в Берлине.

В тот же день Петр Порошенко заявил о готовности предоставить Донбассу статус особой экономической зоны. Правда, он уточнил, что для этого в регионе должны быть проведены новые выборы в местные органы власти по украинским законам. Донецк и Луганск, разумеется, против. «Мы надеемся, что Москва хотя бы в этом вопросе повлияет на сепаратистов — тогда уже появится хоть какая-то база для продолжения диалога в нормандском формате», — заметил по этому поводу берлинский собеседник журнала. Но у Москвы собственные аргументы. «Пусть они (Киев) вначале запустят конституционную реформу, определятся со статусом русского языка (в Донбассе), а там — посмотрим», — скептически заметил в разговоре с NT на условиях анонимности высокопоставленный российский дипломат. И добавил, что откладывать саммит в долгий ящик все же не стоит. «Чего они (европейцы) ждут? Пока будут сняты все спорные вопросы? И ради чего, спрашивается, потом садиться за стол переговоров?» — не без иронии спросил дипломат.
18-cit.jpg
Впрочем, «чего ждут европейцы», довольно внятно разъяснил глава комитета Европарламента по иностранным делам Элмар Брок: «Главный пункт Минских соглашений — закрытие границы между Россией и Украиной, чтобы пресечь переправку людей и оружия. В Астане мы рассчитывали вернуться к этому вопросу, потому что мы видим: конфликт постепенно замораживается, а на востоке Украины все еще находятся 7500 русских солдат… В итоге лично я смотрю на ситуацию без особого оптимизма».

Москва же возражает: невозможно закрыть границу, если она толком не демаркирована* *Демаркация российско-украинской границы началась в 2010 году, когда государства подписали соответствующий договор. В 2013 году начала работу двусторонняя комиссия, которая определяла на месте, где именно должны стоять пограничные знаки. Установить их успели только с украинской стороны на участке границы между Черниговской областью Украины и Брянской областью РФ. В ноябре 2013-го, после начала событий на Майдане, работа комиссии была прервана. .

Главное, на что обращают внимание сторонние наблюдатели, — участники нормандского формата действуют крайне несогласованно. И это касается в первую очередь России и Украины. Как указывает Deutsche Welle, когда появляются утечки из президентской администрации — неважно, в Киеве или в Москве — о предстоящих переговорах на высшем уровне, каждый раз в неловком положении оказывается Берлин. В итоге немецким официальным представителям приходится «либо, скрепя сердце, постфактум подтверждать ту или иную информацию, просочившуюся в печать, либо темнить до конца». Сообщения о саммите в Астане — как раз из второго разряда.

В конце декабря — начале января в Москве о саммите говорили как о почти свершившемся факте, в то время как в Берлине старались делать вид, что всего лишь «слышали» о возможности. Более того, если судить по рабочему графику бундесканцлера, опубликованному на сайте ее канцелярии в первые дни нового года, то начиная со второй половины дня 14 января, когда фрау Меркель надо было бы уже вылететь в Астану, все ее время было занято совсем другими мероприятиями. Например, днем 14-го — встреча с новым генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом, вечером того же дня — выступление на новогоднем приеме для немецких банкиров, а 15-го, согласно рабочему графику, — участие в пленарном заседании бундестага, после чего — встреча с президентом Латвии. Это говорит как минимум об одном: в ФРГ никто и не думал рассматривать саммит в Казахстане как реальную повестку дня.

Впрочем, в самой Астане не теряют оптимизма. 15 января пресс-служба президента Казахстана сообщила, что встречу «нормандской четверки» все же предполагается провести в конце января. Этот вопрос, добавили в пресс-службе, Нурсултан Назарбаев обсудил с Петром Порошенко по телефону. В таком случае, главное теперь, как и в предыдущий раз, согласовать все с европейцами.
18-02-490.jpg
Порошенко и Олланд встретились в Париже 11 января из-за Charlie-Hebdo. Но поговорили и об Астане (фото: Thibault Camus/AP PHOTO)

Казахстанский интерес

Между тем, источники журнала в Берлине и Астане говорят, что посредническая миссия Назарбаева изначально была делом трудным, учитывая извилистый характер двусторонних отношений. В ведомстве бундесканцлера вспоминают в этой связи «черную кошку», пробежавшую между Берлином и Астаной еще в июле 2010 года. Тогда по итогам визита Ангелы Меркель в Казахстан ожидалось подписание соглашения о так называемом «сырьевом союзе» между двумя странами. Но этого так и не случилось. Назарбаев не стал подписывать подготовленный документ. Поняв это, Ангела Меркель ограничила свое пребывание в Астане протокольными шестью часами. Правда, в феврале 2012 года документ все-таки был подписан в Берлине, после чего канцлер оказалась под градом критики со стороны правозащитных НКО: мол, Берлин тем самым позволил Назарбаеву прорвать международную изоляцию, в которой елбасы (так по-казахски звучит официальный титул Назарбаева — национальный лидер) оказался после жестокого подавления протестов в Жанаозене в декабре 2011 года.

Но нельзя отрицать и того, что Назарбаев сегодня имеет вотум доверия и в Москве, и в Киеве, и на Западе. И в качестве посредника может быть более успешен, чем Александр Лукашенко, уже предоставлявший переговорщикам минскую площадку. Кстати, казахстанский лидер попытался вмешаться в ситуацию еще в марте прошлого года в разгар «крымской кампании», но тогда Москва вежливо, но решительно намекнула Астане, что в ее услугах не нуждается. Но Назарбаеву от этого не стало спокойней. Он боялся больше всего роста подогреваемых Москвой сепаратистских настроений в северных областях Казахстана, населенных преимущественно русскими. Кроме того, в Астане не могли не обратить внимание на ту легкость, с которой Москва отказалась от данных Украине гарантий сохранения ее территориальной целостности в рамках Будапештского меморандума 1994 года в обмен на ее отказ от статуса ядерной державы. Ведь такие же гарантии были даны и Казахстану…

В подготовке материала принимал участие Борис Юнанов


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.