Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

Няня-007

08.10.2007 | Артур Соломонов | № 35 от 8 октября 2007 года

Русская женщина спасет мир

Русская женщина спасет мир.
На премьере фильма «Код Апокалипсиса» в «Пушкинском» были звезды кино. Но ярче всех о предстоящем фильме, в финансировании которого принял участие Фонд поддержки патриотического кино, высказался один депутат: «Это прекрасная няня, которая получила лицензию на убийство. Няня, которой не нужно соблюдать Уголовный кодекс». И политик, счастливый, что хотя бы няня освобождена от печальной необходимости соблюдать Уголовный кодекс, вошел в зал, чтобы увидеть кино, в котором героиня Анастасии Заворотнюк, полковник ФСБ, спасает человечество от террористов


Такая и танк на ходу остановит, и в офис горящий войдет. К тому же красавица: мужики перед ней штабелями ложатся — правда, чтобы потом уже никогда не встать. В финале она, спасшая нас, истекает кровью, но сексуальности не теряет. Даже обретает: эту женщину шрамы украшают.

Смотришь, как она размахивает красивыми ножками, сворачивая мужчинам шеи, и поневоле думаешь: когда «няня получает лицензию на убийство», Апокалипсис близок. Да и режиссер Вадим Шмелев перед премьерой, кстати, очень религиозно-патриотическую мысль изрек: «Для меня большая удача, что мне предложили снять фильм на столь актуальную тему». Что создатель фильма имел в виду — Апокалипсис или патриотизм? Патриотический Апокалипсис, апокалипсический патриотизм? В любом случае — актуально. И слава богу, что такие фильмы у нас снимают и государство их субсидирует. В самом деле — не поддерживать же какое-то там авторское кино с его интеллигентским нытьем и сюжетом, непонятным даже самим создателям фильмов! Фонд поддержал нормальный

блокбастер: взрывают всех кого ни попадя, с небоскреба прыгают, в речке тонут, самолеты летают, пароходы плывут, парашюты раскрываются... А если вдруг какие придирки — мол, коммерческое кино патриотический фонд поддерживает, то на них легко ответить: а вы можете подсчитать сколько любви к Родине в фильм вложено? Флаги российские видели? Победу русского оружия лицезрели? Двуглавого орла, в гордом присутствии которого все мировые проблемы решаются, заметили? Блокбастер это, конечно, но всеми корнями своими он в патриотизм уходит.

Но об этом потом. Любой автор мужского пола, пишущий заметку о «Коде Апокалипсиса», должен в первую очередь писать об Анастасии Заворотнюк. Вот она — длинные ноги в чулках, полуобнаженное загорелое тело под распахнутым плащом, вышагивает с пистолетом в руке: убила одного, ударила ногой второго, сломала все конечности третьему... Красота, как известно, страшная сила. Причем, как показывает «Код Апокалипсиса», силища невероятная. Мужской мир в этом фильме повержен: есть лишь те, кто помогает Насте, и те, кого она сокрушает на своем пути.

Вот подходит Анастасия с пистолетом к лежащему на земле, дрожащему от страха мужчине (Венсан Перес) — при виде этого кадра могут торжествовать все российские феминистки и мучительно-сладко мечтать те мужчины, что ждут от женщины пощады, защиты и покровительства.

Но это все не главное. Здесь наглядно показано, что с Россией шутки плохи. И не в том даже дело, что страна обладает неистощимым ресурсом женщин, готовых в равной мере на любовь и на кровавые бои без правил. Нет. Вы только посмотрите на комнатенки, в которых обитают цээрушники: крохотные, узенькие, аппаратура их на ладан дышит. А у наших — хоромы все в аппаратуре новейшей: они все подслушать могут, все подглядеть, за всеми угнаться. На кнопочку нажали — и все, что на другом конце земли происходит, услышали. У цээрушников один флаг какой-то плохонький в комнатушке стоит. А у наших в хоромах — два. И нет сомнений, что скоро принесут и третий.

А главный начальник, который всеми секретами владеет и всех наших шпионов по именам знает (Владимир Меньшов), проводит ночи без сна, защищая Россию. Когда Настя звонит ему из-за границы и спрашивает: «Опять бессонная ночь?», он отвечает: «Бессонная жизнь!» Да и ведь много таких, кто, как в песне пелось, «ведет незримый бой», а его служба «как будто не видна».

Но есть в фильме и еще более серьезный человек: его заботливое лицо показывают на фоне двуглавого орла. Получается оригинальная трехглавая композиция. А главный защитник наш в черной машине в Кремль въезжает, давая ценные советы по телефону: он все знает, обо всем осведомлен из своих источников, а лицо у него такое, что хочется простонать: «Отец родной!» А уж когда он спокойным голосом говорит: «Соедините меня с министром обороны» — сразу понимаешь: Апокалипсис отменяется, и, похоже, на веки веков.

Наплыв патриотизма в зрительном зале таков, что чьи бы дома и небоскребы ни взрывали — своих или чужих, зал радостно аплодирует. Все равно ведь как дважды два ясно: кого бы ни убили — наши победят.

А финал фильма такой, что хочется петь наш гимн. Наступают на Настю войска американские: все в касках грозных, с автоматами ужасными, на машинах военных... Толпа американских сатрапов к бою готова — а напротив них Настя стоит как тростинка на ветру. Но вдруг взвились соколы орлами: полетели наши самолеты по небу синему — один, другой, десятый, и защитили Настю. И укоризненно посмотрела она на американскую военщину, и села в наш самолет, и отдал ей честь вражеский американский генерал. Победа, братцы.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.