Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Экономика

Тень фигуры умолчания

14.01.2015 | Колесников Андрей

В Москве, в Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ открылся ставший уже традиционным Гайдаровский форум. В первый день по традиции выступали VIPы

GF_670.jpg

На Гайдаровском форуме, собравшем ряд высших должностных лиц правительства, чьи взгляды, во всяком случае личные, близки к мировоззрению человека, именем которого названа конференция – Егора Гайдара, невидимо присутствовала одна фигура. Фигура умолчания. Фигура в буквальном смысле – с именем, фамилией, отчеством, постом в государственной иерархии: Путин Владимир Владимирович.

Он никем не упоминался вовсе, равно как не был упомянут и Егор Гайдар, причем даже премьер-министром (на прошлогодней конференции Дмитрий Медведев хотя бы отдал дань памяти архитектору российских либеральных реформ). Но все рассуждения имели естественный «потолок» – политические ограничения. А именно политика первого лица и его ближнего круга остается «вечным двигателем», постоянным генератором российского кризиса. И многие из проблем, упоминавшихся министрами финансово-экономического блока, главой «Сбербанка» и самим премьером, решаются только в том случае, если изменится вектор политики и начнется второе масштабное разгосударствление экономики и демонтаж государственно-монополистического «капитализма друзей».

Экономические тяжеловесы – назовем этим обобщающим термином тройку Герман Греф, Алексей Улюкаев, Антон Силуанов – выглядели на пленарном заседании форума как академические экономисты, критикующие курс президента и правительства. Как будто не от них зависят экономическая, бюджетная, финансовая политики. И это так и есть – действительно, по большому счету, не от них. И не от премьера, который, например, в день, когда Роспотребнадзор получил право «внезапных» внеплановых проверок ресторанов, супермаркетов, производителей продуктов питания, сообщил в своем выступлении о важности «предсказуемости» поведения контрольно-надзорных органов.

Резок и откровенен был Антон Силуанов, назвавший структуру расходов бюджета плохой, имея в виду то, что 60% уходят на оборону, безопасность, правоохранителей, трансферты Пенсионному и внебюджетным фондам. Точен в оценках – министр экономического развития Алексей Улюкаев, заявивший о необходимости отказа в политике от «этатистской ориентации». Если говорить прямо – от бесконечного акцента на «интересах государства», которые вечно расходятся с интересами домохозяйств и бизнеса. Как говорил Никита Хрущев: «Об людЯх надо думать! Об людЯх!»

Оба министра завели речь, почти называя вещи своими именами, о вреде акцента на непроизводительных расходах бюджета (тех самых оборонных, правоохранительных и на управление) в ущерб производительным (на человеческий капитал, прежде всего образование и здравоохранение). Но именно в этой точке находится зона политических решений, куда доступа этим министрам нет.

Герман Греф вроде бы хотел сосредоточиться лишь на одном из двигателей российского кризиса – падении цен на нефть, но «сорвался»: заговорил о необходимости «радикального поворота» в политике, «сдвиге парадигмы». Конечно, под этими псевдонимами, равно как и под вечно округлым понятием «реформа государственного управления» имелась в виду необходимость политических перемен как способ восстановления доверия в экономике и удаления игроков, привыкших играть по тем правилам, которые они устанавливают сами, уничтожая дух частной инициативы, свободы и капитализма.

Ни о чем подобном не сказал Дмитрий Медведев, от которого, возможно, ждали стратегического выступления, а он лишь однажды выразился очень правильно: «Девальвация слов и обещаний хуже девальвации рубля». Но какая может быть стратегия в ситуации, когда политические решения принимаются в другом месте, и в том же самом «другом месте» не видят всей опасности экономических вызовов, имеющих политическую природу? Где все хорошо, в том числе и девальвация хороша и скоро сама – за два года – рассосется. (Известный экономист Андерс Ослунд, правда, не на форуме, на который он в этом году не приехал, а в одной из последних статей назвал это явление – «Путин в отказе», Putin in Denial)

Эммануил Валлерстайн, американский философ, которого еще с тех времен, когда интеллектуальный вектор в российских верхах задавал Владислав Сурков, любят приглашать на разного сорта отечественные мероприятия, в том числе и с участием первых лиц, высказался о «конце капитализма». Это звучало пикантно, чтобы не сказать – нетактично, в стране, где усилиями власти этот самый капитализм уничтожается. Премьер-министр как-то был выключен из дискуссии, предпочитая листать iPAD, а про капитализм сказал, что на фоне его «конца» «наши проблемы выглядят мелкими».

Если бы в ходе пленарных дискуссий Гайдаровского форума вспомнили о самом Гайдаре, а не ощущали за своей спиной тень фигуры умолчания, то слово надо было бы дать работе Егора Тимуровича «Государство и эволюция», где абсолютно четко описано происходящее сейчас в России: «…граждане великой страны должны сделать свой выбор. Смириться с очередной бюрократической приватизацией власти или наконец разорвать замкнутый круг и сделать необратимым разделение власти и собственности. Осуществить секуляризацию государства, отделив его от псевдорелигии «государственничества» или опять скатиться к новому обожествлению государства».

Эти слова были написаны 20 лет назад.

Фото: g8russia.ru

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.