Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Терроризм

Как в США проходит отбор присяжных по делу Джохара Царнаева

14.01.2015 | Владимир Козловский

Совсем скоро в Соединенных Штатах должен стартовать процесс по делу о теракте во время бостонского марафона весной 2013 года, главным обвиняемым по которому проходит 21-летний чеченец Джохар Царнаев.

Пока же в суде Бостона продолжается отбор присяжных заседателей: стороны должны отобрать 12 человек из почти полутора тысяч кандидатов к 26 января. За процедурой отбора присяжных наблюдал корреспондент The New Times.

Tsarnaev_670.jpg

Отбор присяжных, которые будут решать, жить Джохару Царнаеву или умереть, продолжается в бостонском федеральном суде уже вторую неделю. После 11 сентября 2001 года федеральные суды Америки и так охраняются не хуже, чем ее аэропорты, сейчас же по коридорам бостонского суда разгуливают полисмены со служебными собаками, а на крышах затаились снайперы. И хотя полиция говорит, что у нее нет разведданных о готовящихся терактах, перед зданием суда вплотную друг к другу стоят белые джипы министерства внутренней безопасности, у подъезда обосновался черный фургон спецназа, а бостонскую бухту бороздят катера береговой охраны США, оборудованные крупнокалиберными пулеметами.

Председательствующий на процессе 21-летнего чеченца судья Джордж О’Тул заявил на прошлой неделе, что рассмотрение дела по существу начнется 26 января, но неясно, успеют ли стороны отобрать к этому дню 12 присяжных основного состава и шестерых запасных из более чем 1350 кандидатов, вызванных в суд по повестке.

Кандидатов запускают в зал группами по 200—250 человек. При их появлении судья приказывает Царнаеву, который сидит справа от него, между своими именитыми защитницами Джуди Кларк и Мириам Конрад, встать с места и представляет его кандидатам. Иногда Царнаев, с декабря отрастивший еще более лохматую шевелюру и длинную эспаньолку, неловко кивает им, а иногда – молча смотрит в пол.

Поскольку взрывы бомб на финише бостонского марафона в апреле 2013 года так или иначе затронули миллионы людей, крайне маловероятно, чтобы кто-то из потенциальных присяжных вообще не имел понятия, кого ему предстоит судить. Ссылаясь на это, защита требовала перенести процесс в другой город или штат, но О’Тул отказал, а апелляционная инстанция, куда обратились адвокаты, его поддержала, отметив, что из такого количества потенциальных присяжных вполне можно набрать 18 человек, способных решить судьбу Царнаева беспристрастно.

Судья обратился к каждой группе с получасовой речью, которую в разных вариациях можно услышать в первый день каждого американского процесса. «Это дело именуется «Соединенные Штаты против Джохара Царнаева», – начал О’Тул, обратившись к первой группе. – Мы нуждаемся в вашей помощи. И нам нужно, чтобы вы честно выполнили этот важный гражданский долг».

Как явствовало из слов судьи, он не сомневается в том, что практически все кандидаты имеют хотя бы расплывчатое представление о деле Царнаева. «Это дело освещалось СМИ очень подробно, и так будет и дальше, – заметил он. – Один тот факт, что вы могли слышать об этом деле, не означает, что вы не можете быть присяжным». Но все же судья велел им отныне «не читать, не смотреть и не слушать ничего об этом деле». О'Тул отдельно упомянул социальные сети и попросил потенциальных присяжных «перевернуть страницу или закрыть экран», если те наткнуться на материал о Царнаеве в фейсбуке или твиттере. Как всегда, он приказал им не обсуждать дело ни с кем, включая других присяжных, родных и журналистов. Судья попросил их выбросить из головы все, что они до сих пор слышали о деле, и исходить лишь из доказательств, которые предъявят им во время процесса. Доказательств будет много. Прокуратура, например, планирует вызвать более 730 свидетелей и предъявить присяжным почти 1240 вещдоков.

Кандидатам раздали 28-страничные анкеты (они засекречены, но, по слухам, содержат около сотни вопросов). Первую группу кандидатов запустили в зал в понедельник, 5 января, в 9.15 утра, а вторая вошла в районе часа дня. Процедура повторилась во вторник и в среду, после чего судья объявил перерыв до этой недели, во время которого стороны изучали заполненные анкеты.

В результате была отсеяна изрядная часть кандидатов. Некоторые указали уважительные причины, по которым они не в состоянии посвятить Царнаеву свое время: кто-то не может надолго бросить работу, у кого-то давно запланирована свадьба, зарубежная поездка или медицинская операция. Другие написали, что они принципиально против смертной казни. Высшая мера грозит подсудимому по 17-ти пунктам обвинения, которое всего содержит 30 пунктов. Согласно федеральному законодательству США противники высшей меры не могут быть присяжными по делам, в которых она грозит подсудимому.

Вторая стадия отбора, которая должна начаться в четверг, 15 января, называется в судах voir dire. Это устный опрос кандидатов, которых будут запускать в зал партиями по 20-40 человек в день.

Защита постарается отсеять кандидатов, которые на жаргоне левых юристов зовутся «киллерами». Это, например, люди, которые считают, что раз они признали кого-то виновным, то его непременно следует приговорить к высшей мере. Адвокаты постараются выбрать так называемых life-givers, буквально «дающих жизнь», то есть тех, кто не готов голосовать за высшую меру, хотя в принципе верит в нее. Защите нужен всего один такой присяжный, потому что смертный приговор выносится единогласно.

Царнаев мог бы спасти себе жизнь, если бы согласился признать себя виновным в обмен на обещание прокуратуры не требовать высшей меры. Такой вариант мог бы устроить власти, поскольку избавил бы их от необходимости проводить длинный и сложный процесс стоимостью не один миллион долларов. Но то ли прокуроры не предложили защите такой обмен, то ли Царнаев пока отказывается.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.