Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Франция

Протест, какого еще не было

11.01.2015 | Борис Юнанов

Более полутора миллиона человек приняли участие в беспрецедентной манифестации в Париже против терроризма, в защиту свободы слова — «республиканском марше молчания» в память о жертвах терактов в Париже 7, 8 и 9 января

Во главе колонны марширующих главы 50 государств и правительств — ничего подобного мир не помнит. В руках у многих манифестантов карандаши — в память об убитых художниках-карикатуристах Charlie Hebdo. Помимо знакомого уже всему миру лозунга «Je suis Charlie» бросается в глаза другой «I'm a Muslim» I'm Charlie». Как сообщил телеканал France 24, в стране заработало мобильное приложение, открыв которое можно увидеть «национальную карту акций солидарности» — по всей Франции. По итогам дня количество принявших участие в них превысило 3,5 млн человек!

Инициатором «республиканского марша» стал лично президент Франции Фрасуа Олланд. Он же пошел еще на один беспрецедентный шаг — отдал поручение канцелярии Елисейского дворца разослать приглашения участвовать в марше главам иностранных государств и правительств. На призыв Парижа откликнулись в десятках мировых столиц. Россию на марше представлял глава МИД Сергей Лавров. Соединенные Штаты — министр юстиции Эрик Холдер.

image20693883_4bf072d8c495f51966d221f0f9c231a0.jpg

В Париже — премьер Израиля Беньямин Нетаньяху, глава Палестинской автономии Махмуд Аббас и королевская чета Иордании. О намерении прибыть во французскую столицу сразу же заявили канцлер ФРГ Ангела Меркель, премьеры Великобритании, Италии, Испании — Дэвид Кэмерон, Маттео Ренци и Мариано Рахой, главы правительств и главы МИД Дании, Бельгии, Нидерландов, Чехии, Португалии, Латвии, Болгарии, Венгрии, Хорватии, Ирландии, Люксембурга, Румынии, Польши, Финляндии, Норвегии, Словакии, Словении, Мальты, Турции — всего более 50 стран.

«В этом шествии мы вместе с народом Франции разделяем не только чувство гнева и ярости, но и солидарность в противостоянии экстремизму и приверженность этой борьбе», — заявил по поводу «безмолвного марша» госсекретарь США Джон Керри.

Вопрос по ходу

Между тем французская пресса задается вопросом: какими критериями руководствовался Париж, рассылая приглашения? По словам первого секретаря французской Соцпартии Жана-Кристофа Камбаделиса, «мы ждали всех, кто захочет приехать, кто чувствует себя причастным». Однако французская газета Lе Monde выражает недоумение фактом присутствия на марше должностных лиц из стран, которые не отличаются особым уважением к свободе слова. Газета называет имена Сергея Лаврова, турецкого премьера Ахмета Давутоглу, иорданского короля Абдаллу II, президента Габона Али Бонго. Под огонь критики попал и министр экономики Израиля Нафтали Бенетт, который как пишет Le Monde, хвастался тем, что «убил много арабов».

Газета также напоминает, что в мировом рейтинге-2014, который составила организация «Репортеры без границ», Турция по уровню приверженности свободе печати занимает 154 место (из 180), Россия — 148, Иордания — 141.

Еще один вопрос, который сейчас живо обсуждается среди аналитиков: какие выводы извлечет из январских событий правящая элита Франции, да и лично президент Олланд, чей рейтинг популярности и так достиг самых низких за всю историю Пятой республики значений — по данным на конец 2014 года, он составлял всего 13%.

С одной стороны, налицо явный провал МВД и французских спецслужб, которые полгода назад прекратили наблюдение за братьями Куаши, несмотря на то, что в картотеке данных американского Агентства национальной безопасности (АНБ) те значились как «потенциально опасные субъекты». А вот французы, напротив, сочли их «неопасными». Во-вторых, к французской администрации явно накопились вопросы у еврейской общины. Ведь еще жива память о теракте в Тулузе в 2012 году, где жертвой террориста Мохаммеда Мера стали учащиеся еврейской школы. В результате того теракта были убиты 4 человека (учитель и трое детей в возрасте от 3 до 8 лет), 17-летний подросток тяжело ранен. И вот — захват заложников в кошерном магазине на юго-востоке Парижа, убиты 4 человека... Франсуа Олланд уже провел встречу с представителем Совета еврейских институтов Франции, в ходе которой якобы пообещал привлечь для обеспечения безопасности еврейских школ и синагог армию, если потребуется, пишет Agence France Pressе.

С другой стороны, и Олланду, и силовикам предстоит пройти по довольно тонкому льду: мощные иммигрантские мусульманские общины — одна из электоральных опор французских левых сил, излишний прессинг в их адрес, пусть и во имя профилактики терроризма, может аукнуться для правящей Соцпартии потерей важных политических очков. Ясно и другое: январские теракты серьезно повлияют на национальный политический ландшафт и усилят позиции французских ультраправых, олицетворяемых «Национальным фронтом» во главе с Марин Ле Пен.

Страх и ненависть Парижа

Впрочем, сегодня страна едина в желании отстоять основные демократические ценности. «Среди тех, кто пришел сюда, многие, уверена, не покупали Charlie Hebdo, но ведь сейчас это и не важно: мы боимся, что журнал — только первая мишень в их (боевиков-экстремистов) длинном списке, причем — по всей Европе», — сказала в телефонном разговоре с NT 22-летняя студентка Сорбонны Магали Ноффер, которая уже пришла на бульвар Вольтера, чтобы присоединиться здесь к маршу. Опасения небеспочвенные, учитывая случившийся 10 января поджог редакции гамбургской газеты Hamburger Morgenpost, перепечатавшей карикатуры из Chаrlie Hebdo, — в том, что это сделали единомышленники братьев Куаши, сомневаться не приходится.

PR20150111100433.JPG

Шествие 11 января шло тремя маршрутами — по авеню Филиппа Огюста, по бульварам Вольтера и Бомарше и от площади Республики до площади Нации. Обеспечивали безопасность пять с половиной тысяч полицейских и жандармов и около полутора тысяч военнослужащих из 24 армейских подразделений. «На крышах будут расставлены снайперы. По всему маршруту демонстрации будут находиться наши люди в штатском», — добавил глава МВД Франции Бернар Казнев.

Вообще-то, по поводу «людей в штатском» надо было думать раньше...

Справка: 18 французов погибли за минувшие дни от рук экстремистов, действовавших по заданию филиалов террористической группировки «Аль-Каида» и группировки «Исламское государство». Первый удар боевики-исламисты Шериф и Саид Куаши нанесли 7 января по редакции популярного сатирического еженедельника Charlie Hebdo. Ворвавшись в редакционное помещение, они убили десять журналистов, под пулями боевиков погибли также два офицера национальной полиции. 8 января на юге Парижа предположительно 26-летней Хаят Бумедьен, находящейся в бегах, расстреляна сотрудница муниципальной полицейской службы. 9 января в супермаркете кошерных продуктов у Венсенских ворот столицы жертвами экстремиста Амеди Кулибали стали четверо посетителей.

The New Times публикует имена погибших в результате терактов в редакции Charlie Hebdo и в магазине кошерных продуктов.

Редакция Charlie Hebdo:

1. Стефан Шарбонье (Шарб), 47 лет, главный редактор и карикатурист. Начинал с работы в провинциальных изданиях — публиковал карикатуры на местных чиновников. Хотя всю жизнь говорил, что «одна из главных его мишеней — религия». Последняя его карикатура, опубликованная в среду 7 января, вышла под заголовком «Во Франции по-прежнему нет терактов»: на ней изображен вооруженный джихадист, который говорит: «Погодите, у нас еще есть время до конца января».
2. Жан Кабю, 76 лет, основатель издания, художник-карикатурист, его карикатура на пророка Мухаммеда была опубликована в феврале 2006 года на обложке журнала. Участвовал в войне в Алжире. Знаменит как создатель вошедшего в энциклопедии героя комиксов по имени Beauf — карикатурной аллегории среднего француза «с замашками расиста, алкоголика и мачиста». Не раз говорил, что главная мишень его карикатур — человеческая глупость.
3. Бернард Верлак (Тинью), 57 лет, карикатурист. Коренной парижанин. Как художник часто высмеивал чванство политиков, причудливые проявления социального неравенства, а также радикал-исламизма.
4. Жорж Давид Волински (Волынский), 80 лет, один из самых известных в Европе художников-карикатуристов, в течение 40 лет сотрудничал с ведущими изданиями во Франции. В основном рисовал обнаженных женщин. Родился в Тунисе, в 12 лет потерял отца. Как художник больше всего увлекался темами современного быта и тайных человеческих страстей и страстишек. Сотрудничал с газетой «Юманите», журналом «Пари-матч». После пожара в редакции «Шарли Эбдо» в 2011 году не раз говорил, что не хочет больше «возбуждать этих сумасшедших» — имея с виду радикал-исламистов. 
5. Бернард Марис, 68 лет, французский писатель, журналист и один из акционеров Charlie Hebdo. 
6. Эльза Кайят, психоаналитик и колумнист.
7. Филипп Оноре, 74 года, карикатурист.
8. Мишель Рено, колумнист.
9. Мустафа Урад, корректор, 60 лет. Родился в Алжире, рано потерял родителей, иммигрировал во Францию в 20-летнем возрасте.
10. Фредерик Буассо, сотрудник службы техподдержки, 42 года (убит в фойе здания, где расположена редакция, — как свидетель).
Мерабе Ахмед, 42 года, бригадир полиции. После атаки на редакцию «Шарли-Эбдо» бросился преследовать братьев Куаши, но был вначале ранен, а затем добит выстрелом из автомата.
Франк Бринсоларо, 49 лет, бригадир полиции, телохранитель Стефана Шарбонье, который из-за многочисленных угроз со стороны исламистов вот уже несколько лет жил и работал под охраной полиции. В течение двух лет проходил службу в Афганистане. Недавно женился, отец двоих маленьких детей.

Посетители кошерного супермаркета в Порт-де-Венсанн:

14. Йохан Коэн, 22 года
15. Филипп Брэм, 40 лет
16. Франсуа-Мишель Соада, 55 лет
17. Йоав Хаттаб, 21 год, сын раввина в Тунисе


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.