Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Холодные игры

30.12.2014 | Павел Никулин

Российское гражданское общество все еще не способно противостоять ни полиции, ни зимним морозам — корреспондент The New Times убедился в этом, посетив акцию в поддержку братьев Навальных

Уже за час до заявленного начала акции на Манежной площади сторонники Алексея Навального начали собираться в центре Москвы. Социальные сети быстро заполнились однотипными фотографиями полицейских, металлических рамок и спецтехники — тяжелых грузовиков ОМОНа и оранжевых машин коммунальных служб. Из-за закрытия ближайших к Манежной выходов из метро люди шли от «Пушкинской», «Библиотеки имени Ленина» и «Лубянки» и собирались у гостиницы «Националь» и Госдумы

RTR4JO95.jpg

ОМОН во время митинга оппозиции 30 декабря 2014 года/ Фото: REUTERS/Tatyana Makeyeva 

«К вам идет Навальный»

— Вы бы, молодой человек, жилеточку прессы надели, такую, зеленую, а то не дай бог станете жертвой полицейского насилия, — заботливо обратился к корреспонденту The New Times крупный омоновец.

— Вы собираетесь бить людей?

— Нет, что вы! — испугался полицейский, — Просто не хотел, чтобы вы пострадали.

Объяснить журналистам, как именно они могут пострадать, омоновец не успел, его нравоучения прервала зашипевшая рация — сквозь треск помех было слышно: «К вам идет Навальный».

Оппозиционера Алексея Навального, получившего утром 30 декабря условный срок по резонансному делу “Ив Роше” и пришедшего на акцию протеста из-за того, что его брат  Олег получил 3,5 года колонии, стремительно скрутили на Тверской и отвезли в Марьино — до вступления приговора в законную силу (Полную версию приговора защита Навального получит 12 января, после этого, если не последует обжалования, должно пройти еще 10 дней до вступления приговора в законную силу  — The New Times) суд не отменял его домашний арест.

После задержания оппозиционера толпа его сторонников увеличилась, но организованности в их действиях было мало — они прохаживались по обеим сторонам Тверской улицы и у журфака МГУ на Моховой и пытались протиснуться сквозь металлические рамки к зданию Госдумы.

— Надо бы аккуратней ходить мимо камер, а то предки думают, что я в Питере остался, — переживал юноша в шапке, лавируя между участниками акции в поддержку Навального.

Люди дрейфовали по центру около часа, изредка убегая от лениво преследующих их омоновцев и согреваясь в кафе и бутиках.

— Уважаемые! Не толпитесь на входе, прошу! Идите в зал! — в отчаянии кричала греющимся у дверей магазина женского белья девушка-администратор.

Протестующие не слушали ее и следили за событиями в центре Москвы через твиттер, отогревая замерзшие смартфоны и обмениваясь привычными ругательствами в адрес власти, полиции и погоды. На улице было -19, техника не выдерживала, отмерзали пальцы, носы и уши, запотевали пластиковые забрала полицейских шлемов.


«Мы не уйдем»

— А эту фотку сейчас сняли? — удивленно протянул мужчина в черной куртке, наблюдавший за чужой лентой твиттера. На фотографии — несколько сотен человек, свободно стоящих у бывшей гостиницы “Москва”, рядом с Кремлем, впритык к перекрытой Манежной. Попасть туда можно было только через подземный торговый центр “Охотный ряд”. Оппозиционеры и журналисты носились по его этажам мимо совершавших предновогодний шопинг москвичей в поисках выхода. Самый ближний оказался закрыт, по словам охраны -- из-за особого распоряжения полиции. Следующий выход, ведущий в Александровский сад, не перекрывали, но дойти до здания “Москвы” и присоединиться к протестующим оттуда было нельзя — мешали выставленные в попыхах полицейские кордоны. Одна девушка пошла на хитрость — обратилась к постовому по-английски и начала убеждать, что живет в отеле и должна срочно попасть в свой номер, где лежит ее билет на самолет, на который она вот-вот опоздает. Ошарашенный полицейский раздвинул рамки.

  

На улице было -19, техника не выдерживала, отмерзали пальцы, носы и уши, запотевали пластиковые забрала полицейских шлемов.    

 

— Ваша акция не согласована с органами исполнительной власти города Москвы. Расходитесь. Не нарушайте общественный порядок! Убедительная просьба не поддаваться на призывы и не участвовать в провокациях! — приветствовал добравшихся до заветного пятачка говорящий в мегафон полицейский.

Его коллеги уже выстраивались в цепочку, готовясь оттеснять людей ко входу в метро. Приготовления омоновцев протестующие встретили нестройным скандированием, которое тут же сменилось на крики страха и боли — полицейские клином врезались в толпу. Людей выдергивали и тащили в автобусы, теснили к кремлевским стенам, толкая в грудь и добавляя носком ботинка по голени.

Дезорганизованная толпа уткнулась в красные ворота новогодней инсталляции “Городок гномов”. Под тяжестью толпы ворота начали поддаваться.

— К гномам-то зачем? — испуганно закричал худой мужчина в очках. Омоновец послушал его и отшвырнул в сторону толпы, которую продолжали теснить ко входу на Красную площадь.

Впрочем, прорваться туда оппозиционерам тоже не дали — их снова рассекла цепь ОМОНа. Полицейские задали новое направление — музей Войны 1812 года, Площадь революции и вход в подземку.

— Мы не уйдем! — кричал, пятясь, мужчина в шапке с надписью OBEY и грозивший полиции кулаком.

— Навальный — предатель! — кричал ему вслед мужчина в черной куртке с капюшоном. Он время от времени толкал сторонников оппозиционного политика и бил рукой по телефонам, на которые пытались снять его лицо. Полиция отказывалась задерживать мужчину.

— Уходите в метро! У вас пять минут! Иначе начнем задерживать за препятствие проходу граждан! — угрожал омоновец протестующим. За его спиной не было ни единого гражданина, желающего пройти, — площадь, ведущая к памятнику Карла Маркса, была абсолютно безлюдна.


«Мы придем еще»

Примерно к 22:00 активных протестующих затолкали в вестибюль метро. Некоторых ОМОН затем отволок от турникетов — у людей не было карточек, чтобы заплатить за проезд. Самых упрямых заталкивали прямо на эскалаторы “Театральной” и “Площади революции”, а некоторых и вовсе задерживали. Общее число задержанных в итоге достигло 245 человек.

— Мы придем еще! — злобно огрызались люди, спускавшиеся в сторону платформ.

ОМОН посмеивался.

Всего в протестах по разным подсчетам в канун Нового года приняли участие около 5 тыс человек, столичный главк полиции дал более скромную цифру — 1,5 тыс протестующих.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.