Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Суд

#Только на сайте

#Процесс

"Не спрашивайте про мои татуировки"

22.12.2014 | Дмитрий Окрест

22 декабря на процессе Боевой организации русских националистов (БОРН) состоялись самые лаконичные допросы – сначала выступил Михаил Волков, убивший антифашиста Федора Филатов и азербайджанца Расула Халилова. Следом был допрошен Илья Горячев, которого обвиняют в том, что был идеологом нацисткой группировки и сотрудничал с администрацией президента.

Равнение направо

От своих соседей по «аквариуму» 33-летний Волков отличается твердой осанкой, приверженностью к рубашкам и страстью все время конспектировать происходящее. В понедельник, стоя со сложенными руками вдоль тела, он решился рассказать суду, как произошло то, в чем его обвиняют: «В 2008 году я с другом Никитой принял участие в нападении на Филатова, которое привело к его смерти». «Друг Никита» – это знакомый ему с 17 лет Тихонов, пожизненно осужденный за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Во время своего выступления Волков никогда не называет приятеля по фамилии. Федор Филатов – неформальный лидер столичных антифашистов, который охранял панк-концерты от нападения нацистов.

«О существовании маргинальной группы, которая делала насилие и ее лидере – Филатове, я узнал от Никиты», - рассказывает тихим голосом обвиняемый, буквально съедая половину слов – «Он сказал, что Филатов не только активный участник нападений, в том числе на девушек и подростков, но и приучил своих бойцов к использованию оружия – кастетов, травматических пистолетов и ножей». Если речь допрошенных была похоже на исповедь, то Волков старался говорить без деталей. Его голос еле слышно - постоянно сбивается и замолкает. «Никита предложил наказать Филатова», - рассказывает националист – «Избить, тем самым отомстить и запугать, чтобы впредь, так сказать, о своем  здоровье думал, а не чужое портил, но об убийстве речь не шла». Впрочем, к дому погибшего подсудимый пришел уже с ножом.

По словам Михаила Волкова, нож принес Тихонов, который ранее в ходе процесса заявил, что шел убивать антирасиста. «Я же пришел с голыми руками, но Никита пояснил, что Филатов будет, вероятно, вооружен – это звучало убедительно», - еле слышно продолжает подсудимый, микрофон которого к тому же постоянно выключается.

«Просто во всем я ориентировался на Никиту», - отвечает Волков на вопрос судьи, знал ли он распорядок дня жертвы и насколько слова Тихонова о нападающем на всех антифашисте соответствуют правде. «У них завязалась драка, я подскочил и нанес несколько ударов ножом в туловище», - официозным голосом продолжает праворадикал, в ответ Филатов продолжал отбиваться мотоциклетным шлемом – его мопед стоял в нескольких метрах от подъезда – «У меня не было мысли, что его травмы могут оказаться смертельными». Всего на теле Филатова обнаружили три десятка ножевых ранений, он погиб от потери крови и болевого шока, ожидая госпитализации. Из-за большой кровопотери медики долго не хотели его забирать – по словам сестры погибшего, боялись запачкать салон.

«Меня поймали на слове»

«В 2009 году я участвовал в убийстве члена радикальной кавказской группировки «Черные ястребы» Расула Халилова», - таким же казенным голосом продолжает говорить про следующий эпизод неонацист – «О существовании этнической криминальной группировки я узнал из многочисленных сообщений в прессе». «Черные ястребы» - шесть выходцев с Кавказа, которые попали на скамью подсудимых лишь за один эпизод - 6 мая 2008 года, тогда Расул и его компания подрались в вагоне метро – они сами отвергали такое название, ссылаясь, что ярлык повесили журналисты.  

«Эти «ястребы» толпой нападали на прохожих  - грабили, убивали», - все эмоциональней говорит Волков – «И в этом время кричали «Убивай! Аллах Акбар!», и все снимали, унижали, глумились – это видели тысячи людей, тысячи просмотров». Впрочем, на большей части роликов под названием «Черные ястребы» на видеохостинге Youtube можно увидеть только лезгинку – никаких драк. Но нацист говорит, что видео вызвало у него «глубокую реакцию, чувство несправедливости, беззащитности и безразличия власти к бедам простых горожан».

Он вспоминает, как при разговоре с Тихоновым сказал, что «Убил бы таких» - «Это было вполне сказано на эмоциях, но меня поймали на слове, Никита пообещал найти оружие». Тихонов также обещал оказать поддержку, но потом отказался – «наверное, какие-то обстоятельства были по здоровью связанные». Волков рассказывает, что ждал жертву у дома 30-60 минут, интересная деталь – подсудимый прежде жил в подъезде по соседству несколько лет. Увидев выходящего на улицу Расула, националист решил напасть: «Я произвел два выстрела, он пробежал мимо меня раненый, я тогда произвел еще два выстрела в спину», - сухо рассказывает детали убийства подсудимый.

По стопам диссидентов

Во время допроса Волков все время говорит неуверенно, с оговорками – речь полна «вполне», «вероятно», «наверное». Например, он признается, что ствол взял в целлофановом пакете в день убийства на квартире Тихонова, но не помнит, что это была за модель. Судья Александр Козлов интересуется: «Халилова убили из  пистолета или револьвера?» - «Не помню», «С барабаном или обоймой? - «Не знаю», «С глушителем?» - «Ну я в армии не служил - в оружии не разбираюсь» – уклончиво отвечает праворадикал. Ответ про глушитель рассмешил не только присяжных, но и обычно хмурых приставов.

Волков говорит, что Тихонов даже не объяснял ему, как пользоваться оружием. Неуверенным голосом обвиняемый утверждает присяжным, что даже не знает как перезаряжать оружие и снимать с предохранителя. «И что, вы вот так, ничего не умея, и пошли убивать?», - возмущается Козлов. Волков тихим голосом соглашается, как будто стыдясь сказанного. Не помнит Волков и про орудие убийства Филатова – ни длины лезвия, ни цвет рукоятки.

Речь обвиняемого напоминает рекомендации советским диссидентам – «Старайтесь следователю на все вопросы говорить уклончиво – «не помню», «не знаю». Впрочем, во время досудебных экспериментов подсудимый был куда более разговорчив – осенью 2013 года он помнил и марку оружия (чешский пистолет «Чезет»), и почему Тихонов не участвовал в убийстве («Ножевое ранение на тренировке»). Из-за расхождений со словами на допросе в понедельник судья вынужден был зачитать прошлые показания националиста, данные им в присутствии адвоката.

Проблемы самоидентификации

За все время Волков ни разу не назвал убитого Филатова антифашистом, члена группы скинхедов-антирасистов под названием Moscow Trojan Skinheads. Именно они в конце нулевых были главными оппонентами неонацистов на улицах Москвы. Отказывался Волков и от собственной идентификации, несмотря на участие в погроме рынка «Царицино» и членство в группировке «Объединенные бригады-88». 88 – это количество заповедей, составленных американским расистом Дэвидом Лэйном.

Не помнит Волков и когда узнал о бренде «Боевая организация русских националистов»: «Вероятно в 2009 году после смерти Халилова». К тому моменту БОРН уже как полгода взяла на себя отвесность за убийство  Филатова, Маркелова, Бабуровой: «Уничтожены одиозные враги русской нации. Акции являются нашими последними предупреждениями всем антирусским правозащитникам, журналистам, антифашистам».

«Я убийство Халилова воспринимал как самосуд - как персональную точечную месть, возмездие человеку за преступление, как самооборону в широком смысле слова», - гораздо громче, чем обычно, говорит Волков – «Это была попытка защитить город и простых людей, попытка поставить на место отморозков, терзающих мой народ. В каком-то смысле это был жест отчаяния и безысходности!».

Сегодня Волков всячески дистанцируется от русских националистов и говорит исключительно про защиту «простых граждан» и «обычных горожан». На вопрос причисляет ли он себя к националистам, подсудимый говорит, что у него нет никакого самоопределения, и он не хочет превращать суд в трибуну. Впрочем, на следствии он признавался, что придерживается национал-социалистических взглядов.

Его тело покрыто татуировками с изображением немецких танков времен Второй мировой войны и портретом Гитлера, о чем он, впрочем, просил не упоминать в понедельник: «Не спрашивайте про мои татуировки, вопрос задан с целью вызвать предубеждения у присяжных». Также Волков ответил и на вопрос, знал ли про набитые свастики на теле Алексея Коршунова, тренировавшего боевиков.

Максим Баклагин, сидящий в «аквариуме» по соседству, требует огласить, какие у него татуировки: «Я не хочу, чтобы тень падала на всех нас. У меня набит имперский флаг – под ним воюют наши парни против фашистов из Львова, а теперь нас фашистами называют». Вероятно, за время нахождения в застенках он не знает, что праворадикалы из России активны и по ту сторону фронта. Например, Роман Железнов из движения «Реструкт»* теперь служит в батальоне «Азов», а Сергей Коротких из Национально-социалистического общества** получил гражданство из рук президента Украины Петра Порошенко.

*«Реструкт» - новый проект лидера «Формат-18» Максима Марцинкевича, трижды приговоренного по ст.282 «Экстремизм».

Долгожданный свидетель

После обеденного перерыва перед присяжными выступил 32-летний Илья Горячев, которого называют идейным вдохновителем банды. Именно он, по словам Никиты Тихонова, передавал рекомендации о том, кого убивать и информацию с фотографиями, паспортными данными и адресами будущих жертв.

борн 1.jpg

Несмотря на нахождение в «аквариуме» и простуженный голос, похожий на франта Горячев говорит бодро и звонко: «С Никитой Александровичем мы познакомились еще в 2002 году – мы оба студенты истфака, нас сближала общность интересов». В отличие от Волкова, который называет товарищей только по именам, Горячев предпочитает говорить официально: «А с Евгенией Данииловной виделись с 2009 года лишь шесть раз, из которых публично общались лишь дважды». Всем своим видом он показывал, что готов рассказать судье все, что знает.

В 2010 году Горячев выступил в качестве свидетеля по делу об убийстве Маркелова, а затем уехал в Сербию. Оттуда националист отправил в суд нотариально заверенный отказ от своих показаний – за которым последовало еще одно письмо с отказом от прошлого заявления. В новом документе националист заявил, что отказался от первых показаний из-за угроз со стороны товарищей Тихонова – теперь Горячева самого ждет суд, ориентировочно в середине следующего года.

В отличие от соратников в соседней клетке, Илья все время улыбается, он одет как студент-отличник престижного университета - в стильный пиджак, носит очки в тонкой оправе. Горячев утверждает, что об убийстве антирасистов Филатова и Джапаридзе узнал исключительно из СМИ, в силовых акциях не участвовал, словосочетание БОРН услышал  от следователей, дисков с адресами не передавал. Хасис прежде сообщила, что базы данных были предположительно от правоохранительных органов.

После обвинений со стороны Тихонова и Хасис о финансировании Кремлем националистических проектов, Горячев был долгожданным свидетелем, но на все вопросы он старался отвечать общими фразами и управился буквально за 20 минут. Судья снял вопрос про координатора проекта «Местные» Леонида Симунина, которого Евгения Хасис назвала сотрудником администрации президента, отвечающим за контроль над легальными националистами.  После отвода ценность показаний окончательно упала.

Горячев отрицает помощь Тихонову, находившемуся на нелегальном положении после убийства антифашиста Александра Рюхина: «Давал ли деньги? На нападения и закупку оружия Никите Александровичу не давал, впрочем как и вообще ему денег не передавал». На вопрос защиты обвиняемых - обсуждалось ли Горячевым финансирование Кремлем националистических организаций - свидетель хмыкнул. Улыбнувшись, он добавил: «Никогда! И с Владиславом Юрьевичем [Сурковым] лично, я к сожалению, тоже не знаком».

**«Национал-социалистическое общество» - общероссийская организация с отделениями в Москве, Петербурге,Рязани, Воронеже, Обнинске. Участников НСО признали виновными в убийстве  34 человек.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.