Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Суд

#Только на сайте

#Навальный

Навальный назвал иск против него полной ахинеей

16.12.2014 | Ольга Иванова

15 декабря братья Навальные дали показания по делу «Ив Роше», полностью опровергнув версию следствия и назвав выдвинутые обвинения смехотворными и пустыми. Алексей Навальный уверен, что дело носит политический характер, а цель иска – арестовать все счета и акции крупных компаний, которые у него были.
Навальный_в_суде.jpg
Навальный в суде. 

Еще до начала заседания в здании Замоскворецкого суда чувствовался накал: в коридоре давка, журналисты с камерами с трудом протискиваются сквозь гудящую толпу – ведь именно на 15 декабря назначен допрос обвиняемых по делу «Ив Роше».

Первым выступил свидетель со стороны защиты – председатель правления «Связьбанка» Денис Ноздрачев. Основной вопрос – был ли ущерб, нанесенный компании «МПК» в результате действий Навальных. «МПК» является дочерней компанией «Связьбанка».

Ноздрачев ответил, что он не может говорить об ущербе, таких расчетов компания просто не проводила. Свидетель подтвердил и то, что услуга не была навязана компании «МПК». Адвокат Полозов напомнил, что гендиректор «МПК» Сергей Шустов также ущерба от действий «Главподписки» не усматривает.

Алексей Навальный возмущен, его вопрос также адресован свидетелю: «Если вы отвечаете, что данных об ущербе нет, то почему нас тогда обвиняют в мошенничестве на сумму более 4 миллионов рублей? Где эти расчеты?!» «За «МПК» мы не отвечаем», – парирует Ноздрачев. «Так вы единственный учредитель», – настаивает Навальный. «Нас интересовало только, нарушил ли правила директор компании или нет», – говорит Ноздрачев. «Но компания же проводит аудит? Можно ли считать ее отчетность правильной при успешном прохождении аудита?» – продолжает Навальный. «Да», – отвечает Ноздрачев.

Версия следствия о преступном сговоре братьев Навальных, мошенничестве и легализации денежных средств «Главподписки» рассыпается. Как бы осторожно свидетели ни отвечали, из их показаний ясно, что потерпевшие компании не признают ущерба, сделку между «МПК» и «Главподпиской» они считают законной.


Политическая подоплека

Но главная интрига, ради чего на заседание пришли десятки заинтересованных слушателей – это, конечно, допрос подсудимых. Алексей Навальный вышел к трибуне уверенной походкой, зал в напряжении замер. Кто-то из общественных активистов перешептывается о последних задержаниях сторонников оппозиционного движения и желает подсудимому удачи.

Сначала Навальный рассказал, что его роль в возбужденном уголовном деле более чем надумана следствием. В 2007 году ему пришла идея создать бизнес по организации электронной подписки на различные издания, но позже стало ясно, что реализовать ее не получится – не заработала система электронных платежей. Компанию Алексей Навальный зарегистрировал, но не участвовал в ее деятельности и отдал ее семье. К последующей деятельности «Главподписки» он отношения не имел. Оппозиционер также заметил, что в деле нет ни одного доказательства его причастности к какой бы то ни было деятельности, связанной с компанией «Ив Роше».

Навальный открыто заявил в суде о том, что его преследование имеет чисто политические мотивы и уголовное дело против него возбуждено на пустом месте. По его словам, дело было возбуждено после акций протеста в декабре 2012 года: «Все это сопровождается заявлениями всяких Бастрыкиных, Маркиных, сенсационными репортажами. Дело возбуждено для того, чтобы запугать меня и продемонстрировать всем остальным, что будет со всеми, кто призывает идти на митинги».

«Какое страстное выступление», – раздавалось в зале, гости явно одобряли и поощряли речь подсудимого. Все оживились. Жены подсудимых, сидевшие в зале, обменивались впечатлениями.

Навальный также сообщил, что долгое время «Главподписка» имела нулевой баланс, она была никому не нужна, и закрывать ее было дороже, чем поддерживать.

«В материалах дела в качестве признаков преступления указано, что я занимался регулярной сдачей отчетности этой компании на Кипре, – говорит Навальный. – Так я обязан был это делать по закону! Как это можно вменять в вину? Все бумажки в 130 томах уголовного дела показывают, что деятельность «Главподписки» была законной».

Далее политик обратил внимание на то, как судья Елена Коробченко ведет процесс, в частности, не вызывает в суд свидетеля Бруно Лепру, по исковому заявлению которого и было возбуждено дело. В ответ судья попросила воздерживаться от оскорблений.

«Если они объективно жулики, махинаторы и фальсификаторы уголовного дела, как я еще могу к ним относиться? – не выдержал Навальный. – Глава СК имеет вид на жительство в Чехии, да он иностранный шпион, самый настоящий! (в зале раздается смех) СК – это самая настоящая ОПГ, там бандиты сидят, которые занимаются фабрикацией уголовных дел».


Детали сделки

Далее перед судом выступил Олег Навальный, который рассказал о деталях сделки между «Главподпиской» и «Ив Роше». Французская компания возила две трети продукции в Москву, но при этом не имела разрешения на проезд в центр Москвы, возникли непредвиденные расходы и необходимость найти перевозчика, что и сделал Олег Навальный.

«Жанна (экс-сотрудница «Ив Роше» Жанна Батова. – The New Times) сказала, что ей нужен перевозчик. Я попросил обозначить тариф, отношения к Ярославскому сортировочному центру я не имел. Претензий к работе компании у «Ив Роше» не было. Были хорошие фуры, всегда обеспечивали нужный объем. Я уверен, что все, кому мы возили до сих пор, были довольны. У нас было дешевле и надежней».

Олег Навальный объяснил несостоятельность версии следствия о том, что он якобы вынудил «Ив Роше» заключить договор с его компанией. Инициаторами заключения соглашения были «Ив Роше» и «МПК». Причем никто из потерпевших не отрицает, что они испытывали потребность в услугах по логистике.

«Это супербред, – отвечает Олег Навальный. – У них были связи с «Почтой России», любую информацию проверить легко. Я не вижу, что я кого-то насиловал договором, никаких кабальных условий не было. Никто из свидетелей не сказал, что я их заставлял. Даже президент «Связьбанка» сказал, что нет претензий».

Затем прокурор задает вопрос, который вызывает смех в зале: «Что значит сообщение “данные по ДПР ДЖ”?» «Конечно, это секретный код, мы планировали революционное восстание в 2008 году», – иронично заявляет Олег.

Прения сторон и последнее слово подсудимых назначены на пятницу, 19 декабря. После этого суд вынесет приговор.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.