Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

«Черный лебедь» мира

15.12.2014 | Антон Баев | №42 от 14.12.14

Резкий обвал цен на нефть — реальная угроза «сланцевой революции», считает сотрудник Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН Светлана Мельникова.

RTR4HRM3.jpg

Технология сланцевой добычи, соединяющая в себе 2-3D-сейсмику, наклонное бурение и гидроразрыв, позволила человечеству добывать недоступный прежде ресурс. Революция — не революция, но — безусловный технологический прорыв, из которого США сумели извлечь максимум разнообразных выгод, включая реальные триллионы кубических футов газа, а позднее и баррелей нефти в своем энергобалансе, которые в противном случае пришлось бы завозить извне.

Эффект «сланцевой революции»: за последние 5 лет в ажиотажные поиски сланцевого газа на своей территории включилось полмира. Энергодефицитные страны Европы и Азии вполне можно понять: вместо постоянного гнета импортозависимости вдруг забрезжила надежда отыскать собственные энергоресурсы. Другой вопрос, оправдывает ли это ту крайнюю торопливость и безоглядность, с какой некоторые страны впряглись в эту гонку, разрушая устоявшиеся связи. Самый яркий тому пример — Европа. За пять–семь минувших лет на континенте пока так и не отыскалось достаточных и коммерчески оправданных ресурсов сланцевого газа, однако отношения со своим крупнейшим поставщиком — Россией — уже изрядно испорчены. Не будь этих сланцевых надежд, которые для Европы, скорее всего, окажутся тщетными, возможно, наши старые партнеры вели бы себя более осмотрительно.

В этом смысле куда более взвешенно ведет себя Китай: и сланцевый газ с нефтью у себя ищет, и все внешние поставки поддерживает, и новые переговоры ведет, да еще и обеспечивает вход своих компаний в проекты по добыче по всему миру.

Так или иначе, авторам «сланцевой революции» уже в немалой степени удалось посеять управляемый хаос в одной из самых чувствительных сфер — мировой энергетике: позиции традиционных поставщиков поколеблены, многолетние связи разрушены, возникли реальные угрозы как поставщикам, так и потребителям энергоресурсов. Неужели руководить этим хаосом на правах главного и собираются Соединенные Штаты?

Цена безубыточности североамериканских проектов по добыче LTO (Light Tight Oil, нефть низкопроницаемых коллекторов) — от $50 до $80 за баррель. И это только цена на скважине. Ясно, что такие проекты могут существовать только в условиях достаточно высоких цен на нефть. Резкий обвал цен создает реальные угрозы не только нефтедобыче, но и добыче все того же сланцевого газа.

Россия достаточно взвешенно относится к «сланцевым лихорадкам», и это абсолютно оправдано. И сланцевый газ, и нефть по определению — трудноизвлекаемые ресурсы, стоимость добычи которых не может конкурировать с традиционными углеводородами, коих у нас предостаточно. И не стоит вздыхать, что Россия, мол, проспала «сланцевую революцию», — для всего мира она оказалась тем самым «черным лебедем», которого никто не ждал. Конечно, очередь этого энергоресурса может наступить и для нашей страны, и к этому надо быть готовым. Но это — задача не сегодняшнего дня.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.