Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

#Только на сайте

#Кино

#Интервью

Виталий Манский: «Я патриот и государственник»

08.12.2014 | Екатерина Барабаш | № 41 от 8 декабря 2014 года

С 9 по 17 декабря в Москве пройдет Международный фестиваль документального кино «Артдокфест». Президент фестиваля Виталий Манский рассказал The New Times о программе этого года и о том, как «Артдокфест» будет выживать без господдержки
manskiy_2.jpg
Виталий Манский, президент Международного фестиваля документального кино «Артдокфест». Фото: Андрей Щербак/Коммерсантъ

Виталий, вы в этом году создали опасный прецедент — доказали, что крупный российский фестиваль может обойтись без государственных денег. Сильно пришлось ужаться?

Мы в этом году довольно сильно сократились финансово — наш бюджет примерно четыре с половиной миллиона рублей. Мы просили у государства миллион. Но когда поняли, что этих денег нам не видать, объявили краудфандинг, собрали более полумиллиона. Есть также спонсорские деньги, Фонд Прохорова спонсировал тоже. И мы свои собственные семейные деньги вложили. Хочу заметить, что мы никогда не получали на фестивале зарплату. В отличие от тех фестивалей, которые так любит поддерживать Минкульт и где люди получают зарплаты, соразмерные ставкам в Газпроме, мы себе ничего никогда не оставляем.

Они ж не вернутся никаким образом, эти личные деньги…

Конечно, не вернутся. Как правило, те, кто кричат о патриотическом кино, свой патриотизм здорово монетизируют. Мы же свою гражданскую позицию не продаем и не монетизируем. Никогда фестиваль не приносил доходов. Это как фундаментальная наука, это долгосрочное вложение. Ведь искусство, культура — это своего рода фундаментальная наука. Конечно, какой-нибудь кинематографист, который снимает за огромные деньги провальное кино, тоже может так рассуждать. Но для таких у нас и был создан фонд кино, который занимается поддержкой коммерческих фильмов. Мы занимаемся развитием киноязыка, образовательными программами, эстетическим воспитанием зрителя. Пытаемся вселить в зрителя потребность соотносить свою жизнь с теми реалиями, которые показывают современные документалисты во всем мире.

  

«Мы свою гражданскую позицию не продаем и не монетизируем. Никогда фестиваль не приносил доходов»


Что такое Украина?

И с какими реалиями придется зрителю нынешнего «Артдокфеста» столкнуться?

Потрясающая программа. Не имею права рассказывать про конкурс, но очень мощные фильмы. По регламенту у нас в конкурсе всегда 21 картина. В этом году — Австрия, Германия, Эстония, Латвия, Америка, Россия, Украина. От Украины аж два фильма в конкурсе. Плюс к тому, если уж зашла речь об Украине, у нас запланирована большая программа, ей посвященная.

manskiy_1.jpg
Фильм Сергея Лозницы «Майдан» станет одним из главных событий «Артдокфеста». Фото: предоставлено «Артдокфест».

А говорите, никакой политической конъюнктуры у «Артдокфеста».

Ну строго говоря, это не программа украинского кино и даже не ретроспектива. Это фильмы, снятые на Украине, об Украине в разные годы. Эта программа дает зрителю более широкое понимание того, что такое Украина. Благодаря этому можно понять, на чем базируются те кризисы, которые мы сегодня переживаем. Вот, например, классический фильм Дзиги Вертова «Симфония Донбасса» — про тот самый Донбасс, который сегодня разрушается. Или картина Довженко «Освобождение», где показано вступление Красной Армии на Западную Украину в 1940 году. Разве не интересно? Будут самые разные картины вплоть до советских пропагандистских фильмов о бандеровцах. Покажем фильм Андрея Кончаловского «Битва за Украину», героем которого стал бывший президент Украины Леонид Кучма. У этой картины сейчас началась вторая жизнь — недавно ее показали в Копенгагене. Будет и мой фильм «Наша родина» — я снимал своих одноклассников, которые разъехались по миру и теперь рассуждают на камеру о том, что такое Украина и что такое вообще родина.

Впервые на территории России пройдет показ нашумевшей картины Сергея Лозницы «Майдан». Знаю, что он до сих пор никому в России не разрешал показывать эту работу. Почему он сделал для вас исключение?

«Майдан» откроет украинскую программу. После фильма Сергей готов встречаться со зрителями, обсуждать и фильм, и его нежелание показывать картину в России раньше. Приходите — все узнаете. Мировая премьера «Майдана» прошла на Каннском фестивале в мае, и за все это время в России — ни единого показа. При том, что картина-то не политическая. Я очень хочу, чтобы люди приходили на такие обсуждения, высказывали свои мысли, и пусть эти мысли будут самыми разными. Главное, чтобы была потребность в свободной мысли, чтобы люди не были зомбированы посредством бесконечных пропагандистских программ, чтобы не уничтожался уникальный дар человека — дар свободного чистого ума.

  

«За все время существования «Артдокфеста» ни один из его фильмов не был показан ни по одному федеральному российскому каналу»


Несвобода не навсегда

В нынешней России разговоры о необходимости свободной мысли тянут если не на государственную измену, то как минимум на антипатриотизм.

Ну да, меня уже не только в непатриотичности обвиняют, но и устами министра культуры — в каких-то «антигосударственных вещах». А я хочу на это заметить, что тот самый «русский мир», о котором говорят квасные патриоты и немало говорит президент, реализуется в пространстве «Артдокфеста». «Артдокфест» уникален тем, что мы берем фильмы, снятые на русском языке. Их снимают люди, которые любят Россию, и во всем мире зрители смотрят эти фильмы, они там идут в прокате. Мы создаем образ культурной, адекватной России — в противовес политике реваншизма, сворачивания культуры, выстраивания железного занавеса. У нас в этом году совершенно улетная программа «Среда». Мы не смогли ее никак сократить, потому что появилось фантастическое поколение новых документалистов, предлагающих новые взгляды на реальность. Посмотрите их фильмы и сделайте выводы о том, где патриоты, а где штаб антигосударственной культурной политики.

Даже слышать больно, что документальное кино про Россию смотрят за границей, а мы словно ни при чем. Да и документального кино в России словно бы не существует.

Это кого-то удивляет? За все время существования «Артдокфеста» ни один из его фильмов не был показан ни по одному федеральному российскому каналу — появление свободной мысли на федеральных каналах может спровоцировать появление свободного общества. Но это не навсегда. Я уверен, что Россия, как и любая страна мира, имеет право на другую форму существования. Люди, которые в угоду мелким интересам — либо политическим, либо коммерческим — тянут Россию в болото средневековья — вот они-то и занимаются антигосударственной деятельностью, а не я. Их должны когда-то судить — пусть гуманным судом, пусть хотя бы к позорному столбу. Когда я отстаиваю позиции «Артдокфеста», я же не свои собственные позиции отстаиваю. У меня как режиссера нет проблем — для меня открыт мир, но это нужно для документалистов, существование которых надо беспрестанно доказывать. А доказать его можно только на «Артдокфесте». Потому что те фестивали, которые поддерживает Минкульт, — я имею в виду не те фейковые фестивали, где люди занимаются освоением бюджета и банальным воровством, но даже вполне солидные киносмотры — настоящего сильного кино не показывают. Вот, например, фестиваль документального кино «Россия» в Екатеринбурге. В этом году они отказались показывать фильм Алины Рудницкой «Кровь» — якобы не подошел им по художественным соображениям. А ведь это сильнейшая картина за все прошедшее десятилетие. Кстати, Рудницкую в этом году пригласили в жюри крупнейшего фестиваля документального кино в Амстердаме — впервые за много лет в этом жюри оказался российский режиссер.

Нет опасения, что все только начинается? Сначала отказали в государственных деньгах, потом, глядишь, начнут всерьез прижимать.

Конечно, они будут продолжать вставлять палки в колеса, и уже вставляют. Например, они пытаются вывести из-под «Артдокфеста» премию «Лавр». Поскольку один из учредителей «Лавра» — Союз кинематографистов, они сейчас думают, как перерегистрировать премию. Это чистой воды бандитизм, рейдерство. Я-то человек крепкий, мне плевать, я переживу не одного такого Мединского. Их время скоро закончится, он и другие канут в лету, и их не вспомнит никто, кроме ближайших родственников, а документальное кино обречено остаться в истории — это летопись страны, по нему будут изучать историю современной России и наше время. Поэтому я спокоен. Я знаю, что ничего антигосударственного я не сделал. Я патриот и государственник, поэтому я и пытаюсь защитить Россию в целом и каждого отдельного человека в его праве на свободы, которые прописаны пока в нашей конституции.


Пять фильмов, обязательных к просмотру на «Артдокфесте»

Выбор The New Times

manskiy_3.jpg

«На пороге страха»,

авторы сценария Герц Франк, Мария Кравченко.

Режиссер Мария Кравченко

Латвия — Россия

Фильм открытия

Великий документалист ХХ столетия Герц Франк снимал фильм до своего последнего дня, а закончила его уже ученица Франка Мария Кравченко. Героем картины стал религиозный экстремист Игаль Амир, стрелявший 4 ноября 1995 года в премьер-министра Израиля Ицхака Рабина. Его, уже сидевшего в тюрьме, полюбит добропорядочная замужняя женщина с четырьмя детьми, разведется с мужем и выйдет замуж за заключенного. Весь Израиль будет следить за их романом, затаив дыхание. Фильм Герца Франка и Марии Кравченко разъясняет: у всего есть край — у страха, у добра, у зла, у жизни. Нет только края у любви.

manskiy_4.jpg

«Майдан»,

режиссер Сергей Лозница

Украина — Нидерланды

«Майдан» — то ли эпос, то ли древнегреческая трагедия в трех частях с хором, гимном и поминальным действом. У Лозницы высокая и чистая скорбь, как и полагается в настоящей трагедии, разрастается, но дает надежду, что гибель героев взрастит новые всходы свободного духа. Камера статична и вроде бы бесстрастна, но под взглядом Лозницы на экране оживают своего рода фрески. На фресках — жизнь целого народа в переломный момент существования государства. Государство — это народ и только народ, которому и начертано вершить свою судьбу. В фильме нет музыки, нет закадрового текста — есть лишь один громадный, но единый и живой организм под названием «Майдан».

manskiy_5.jpg

«Невидимый город»,

режиссер Виестурс Кайриш

Латвия

Где стол был яств — там гроб стоит. Где был шумный украинский город Припять — теперь мертвая зона. Там больше нет цивилизации, там постепенно берет свое, когда-то отобранное у нее, природа. Доживают свой век припятьские старики, которые не захотели уезжать из страшных мест. «Да как она выглядит-то, радиация эта?» — спрашивает одна из старушек, так и не поверив в опасность. Тамошним жителям даже война, что идет на востоке Украины, кажется сном из другой жизни.

manskiy_6.jpg

«Человек живет для лучшего»,

режиссер Ханна Полак

Дания

Фильм об удивительной девочке, живущей вместе с мамой прямо рядом со свалкой. Эта крупнейшая в Европе свалка, оказывается, находится в Москве. Не самое лучшее место для взросления, но Юля верит, что где-то там, за свалкой, ей откроется новая жизнь.

manskiy_7.jpg

«Герой не моего размера»,

режиссер Брайан Спиц

США

Герой фильма, американский сценарист Патрик, услышавший от любимой женщины обидный упрек в излишней краткости его мужского достоинства, отправляется в долгий путь, на котором ему встретятся самые разные люди, и всем он будет задавать этот вопрос: «Размер имеет значение?»

Фото: предоставлены «Артдокфест»

Интервью с героиней одного из фильмов «Артдокфеста» — членом организации Human Rights Watch Анной Нейстат вы можете прочитать здесь


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.